Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Стокгольмские премьеры

В. Фурман. Стокгольмские премьеры. Филателия СССР. 1977. №5. Стр. 5-8

Выбирать столицу V Олимпиады членам МОК не пришлось: Стокгольм оказался единственным городом, изъявившим желание провести очередные Олимпийские игры в 1912 году.

Заблаговременно была определена программа Игр, претерпевшая, по сравнению с 1908 годом, значительные изменения. Впервые олимпийскую прописку получили легкоатлетические многоборья, женское плавание, современное пятиборье, конкурсы искусств. В то же время организаторы отказались от бокса, вольной борьбы, тяжелой атлетики, травяного хоккея и ряда других дисциплин.

Свыше 2,5 тысячи спортсменов из 28 государств (интересно, что в Стокгольме впервые были представлены все пять континентов) состязались в обстановке, изобиловавшей нововведениями. Так, на стадионе широко использовалась телефонная связь, а спортивные арбитры носили единую форму - синие куртки, белые брюки и соломенные шляпы.

Среди многочисленных стокгольмских премьер была и филателистическая - рекламный машинный штемпель, информировавший на шведском и английском языках о приближавшихся Олимпийских играх. Аналогичные сведения содержались на 16 красочных виньетках (43X57 мм). И здесь шведы продемонстрировали новшество: текст виньеток был отпечатан на всех официальных языках государств, приглашенных участвовать в Играх. Виньетка со шведским текстом была повторена в меньшем формате (33X50 мм) и сообщала, что монопольное право на ее распространение принадлежит Карлу Вестербергу. Исследователям олимпийской темы еще предстоит узнать, кто такой К. Вестерберг и почему ему предоставили такую привилегию. Пока этот факт остается неразгаданным.

Олимпиаду пропагандировали и австрийские виньетки (24X48 мм), на которых изображен древнегреческий бегун, высоко поднявший над головой лавровую вегвь, и виньетки Швейцарского гимнастического союза (22X44 мм), выпущенные под девизом "Олимпийский хоровод". Они известны четырех цветов: белого, зеленого, желтого и оранжево-золотистого.

В дни состязаний в почтовом отделении стокгольмского Королевского стадиона (так называлась главная спортивная арена) применялись два специальных ручных штемпеля. Один из них - с аббревиатурой LBP. Расшифровка этого сокращения - ключ к пониманию роли штемпеля а почтовых операциях. С указанных букв начинаются три слова, в переводе означающие "сортировка писем по ящикам". Существует мнение, согласно которому штемпель с литерами LBP применялся на территории водного (?) стадиона. Однако эта версия не подтвердилась.

В Стокгольме действительно имелся еще один стадион - тренировочный, и маловероятно, чтобы там было организовано гашение. Кроме того, мне представилась возможность увидеть подлинный конверт, отправленный из Петербурга в Стокгольм, с оттисками обоих специальных штемпелей. Владелец уникальной вещи, один из старейших одесских коллекционеров В. Л. Петридис обратил внимание на то, что письмо дважды обрабатывалось почтовиками; вначале был поставлен штемпель без литер, а затем при необычных обстоятельствах - второй. Изучение конверта показало, что шведские связисты, не удовлетворившись франкировкой письма из России, потребовали доплатить 12 эре (имеется специальная служебная наклейка). На эту сумму были приобретены две шведские марки и погашены штемпелем с аббревиатурой. Учитывая, что письмо адресовано: "стадион, Дюперрону", который, по всей вероятности, имел свой абонементный почтовый ящик, можно считать правильной точку зрения, связанную с расшифровкой букв на штемпеле.

Продолжая разговор о филателистических материалах, посвященных Играм V Олимпиады, перенесемся в год 1960-й. Тогда во Франции была выпущена марка, чествующая Жана Буэна, серебряного призера Игр в беге на 5000 метров. Он приехал в Стокгольм уже будучи рекордсменом мира (1911 г.), и его победа на Олимпиаде ни у кого не вызывала сомнений. Спорили только о результате. Предварительный забег Ж. Буэн выиграл, установив новый мировой рекорд.

Разгоревшаяся на дистанции острая борьба между Ж. Буэном и финским стайером X. Колехмайненом, завершилась в пользу атлета из Суоми, который буквально на последних метрах вырвал победу у француза. Их разделила десятая доля секунды...

Прошел год, и мир снова восхищался Буэном - на той же беговой дорожке в Стокгольме он установил мировой рекорд в часовом беге. На почтовой миниатюре мужественный спортсмен изображен на фоне очертаний стадиона в Марселе, где уже много лет проводится традиционный кросс в память о нем.

Марка Парагвая появилась на два года раньше официального признания Д. Торпа олимпийским чемпионом в декатлоне (1973 г.). На миниатюре изображен Хуго Висландер, шведский спортсмен, который, несмотря на предоставленную возможность, так и не согласился именоваться олимпийским чемпионом и отказался принять чужую золотую медаль. Он с гордостью берег медаль серебряного призера Игр.

Среди созвездия имен, ярко вспыхнувших на олимпийском небосводе в 1912 году, неизменно называют Хохрода и Эшбаха. На самом деле - это псевдонимы П. Кубертэна, первого обладателя золотой олимпийской медали в литературном классе. Основоположник современного олимпизма всегда ратовал за то, чтобы Олимпиады не только демонстрировали силу мускулов, но и гармоничное соединение физического совершенства с духовным. И вот на Олимпийском конгрессе в Париже (1906 г.) было решено включать в программу Игр (с 1912 г.) конкурсы искусств.

Говоря об олимпийцах 1912 года, запечатленных на знаках почтовой оплаты, следует упомянуть и о десятиборце Э. Брендэдже, который спустя двадцать лет вторично выступил на Олимпийских играх, но уже в роли литератора. Его книга "Значение любительского спорта" была удостоена похвального отзыва. Вскоре (1936 г.) Э. Брендэдж стал членом Международного олимпийского комитета, а с 1952 по 1972 год возглавлял его. Почтовая миниатюра Республики Сан-Марино воспроизводит портрет энтузиаста олимпийского движения.

Число марок, чествующих победителей Игр в Стокгольме, постепенно растет. Уже "взошли" на филателистический пьедестал футболисты Великобритании, марафонец К. Мак-Артур, борец К. Юханссон и другие.

Есть еще две марки, существенно дополняющие филателистическую летопись V Олимпиады, на которые хотелось бы обратить внимание коллекционеров. Выпущены они в Исландии (1955 и 1957 гг.). Миниатюры знакомят с традиционной борьбой исландских пастухов - глимой. Островитяне называют ее борьбой с молниеносными приемами.

И действительно, цель поединка - выбрать момент, когда один из соперников расслабится, нарушить его устойчивость и сильным рывком, сопровождаемым резкой подсечкой ноги, заставить коснуться земли любой частью тела. Как известно, глима входила в программу показательных выступлений и вызвала немалый интерес у зрителей.

Игры в Стокгольме завершились изданием большого количества немаркированных почтовых открыток, отпечатанных с документальных фотографий.

Через четыре года Олимпийские игры должны были состояться в Берлине. МОК не случайно отдал предпочтение столице кайзеровской Германии (на право организации Игр претендовали также Александрия, Будапешт и Кливленд). Дело в том, что германский империализм, внешне изменив свое отношение к олимпийскому движению, уже давно пытался провести Олимпиаду. Идеалисты из МОКа не сумели правильно оценить эту метаморфозу, замешанную на дрожжах милитаризма и шовинизма, не разглядели стремления рейха укрепить свой престиж в мире и "вручили" VI Олимпиаду прусской военщине. А она вскоре сбросила "овечью шкуру".

За год до выстрела в Сараеве генеральный секретарь оргкомитета будущих Игр Карл Дим с циничной откровенностью провозглашал: "Игры должны нести на себе печать германского духа... они должны стать тем средством, которое убедит народы в могуществе немцев".

Филателия помогает воссоздать хронику подготовки кайзеровской Германии к Олимпиаде. В память об открытии стадиона в Грюнвальде (предместье Берлина), состоявшемся 8 июня 1913 года,была выпущена серия виньеток, цель которых - продемонстрировать великолепие нового стадиона, поразить мир монументальностью и красотой места будущей встречи олимпийцев. На одной из виньеток изображен атлет, увенчанный лавровым венком с черно-бело-красной лентой (цвета имперского флага). Общее впечатление об эмиссии дополняет специальный штемпель, применявшийся для гашения корреспонденции в день открытия стадиона - поистине "печать германского духа"...

Но вот на свет появляются двадцать мало известных коллекционерам виньеток с изображением спортсменов, напоминавших эллинских атлетов. Эти крупноформатные миниатюры (40X60 мм) вначале были задуманы как почтовые марки, однако связисты рейха не решились нарушить прерогативу Греции в показе античного спорта. Десять сюжетов (дискобол, бегун, борцы, лучник, прыгун, фехтовальщик, наездник, метатель копья, боксеры и толкатель ядра) выполнены в двух цветовых вариантах: зелено-золотисто-сером и зелено-золотисто-черном. Затем последовал новый сувенир - бело-голубая виньетка (35Х Х50 мм) с изображением Нике, награждающей атлета. Все каноны были соблюдены: и сюжеты виньеток, отвечавшие олимпийской теме, и текст их: "Олимпийские игры. Берлин. 1916".

Мир не испытывал беспокойства, он старался как можно лучше подготовиться к предстоящей Олимпиаде. Шведы, отличившиеся в 1912 году (они первенствовали в неофициальном командном зачете), и на этот раз рассчитывали на успех. Специальной виньеткой "Швеция 1916" Национальный олимпийский комитет прямо обращался к населению: "Успех обязывает. Способствуйте национальным сборам к Олимпийским играм в Берлине".

Оригинальную виньетку выпустил Нидерландский олимпийский комитет (43X63 мм), на которой впервые в филателии была изображена деталь бронзовой статуи возничего, найденной в Дельфах.

Особый интерес представляют две виньетки России. Они, в первую очередь, свидетельствуют о решимости патриотов отечественного спорта вести активную борьбу за престиж российских атлетов на олимпийской арене. После неудачи в Стокгольме (команда России, несмотря на многочисленный и разносторонний состав, сумела лишь разделить 15 место с командой Австрии) было решено проводить русские Олимпийские игры, как этап подготовки к всемирному смотру. Вначале в Киеве (1913 г.), а затем е Риге (1914 г.) наши соотечественники боролись за право представлять страну на VI Олимпиаде. Состязания русских спортсменов показали, что они способны достичь результатов, которые обеспечили бы им место на Олимпийском пьедестале. Но не сбылись надежды. Вторая Российская Олимпиада (о времени проведения ее очень точно информирует виньетка) завершалась одновременно с объявлением мобилизации. Россия вступала в первую мировую войну, столкнувшую крупные группировки империалистических государств.

Кто может подсчитать, сколько олимпийцев было среди ее жертв?

Добивается отправки на фронт Жан Буэн. Тот самый Буэн, чье имя золотыми буквами вписано в мировую историю легкой атлетики. Донесение за 28 сентября 1914 года гласит: "Сержант 163-го пехотного полка Ж. Буэн со 2 августа являл собой образец гражданского и военного мужества: он пал, сраженный пулей, в то самое время, когда поднимал содат в атаку на неприятельские позиции", А вот другой документ: "Игры, проводившиеся до настоящего времени, оценивались неправильно. Мы, немцы, защищающие с мечом в руке человеческую культуру, несомненно сможем в 1916 году провести эти Игры. На Олимпиаде мы с гордостью покажем всему миру величие нашего рейха". Это строки из сентябрьского (1914 г.) номера "Футбол и легкая атлетика" - дортмундского рупора оголтелых реакционеров.

Прошло два годе. Империалистическая бойня продолжала уносить человеческие жизни. Олимпийские игры не состоялись. В этом отношении вторая виньетка России - еще один документ эпохи, олицетворяющий возвышенное стремление народов, так грубо попранное империализмом. Эта довольно редко встречающаяся светло-зеленая миниатюра, композиционно схожая с австрийской (1912 г.), стоит у истоков филателистической интерпретации факельной эстафеты.

В разгар первой мировой войны спортивное руководство кайзеровской Германии совершает НОВЫЙ вероломный акт по отношению к олимпизму: оно пытается убедить современников, что война "нанесла смертельный удар "олимпийским забавам", что она "исключила возможность Олимпийских игр на протяжении жизни нынешнего поколения".

В то же время Германский национальный олимпийский комитет переименовывается в Имперский комитет физических упражнений (само слово "олимпийский" изгоняется из лексикона) и выдвигается идея замены Олимпиад... Германскими боевыми играми.

В 1920 году белое полотнище с пятью переплетенными кольцами взметнулось в Антверпене. Олимпийские идеи выдержали одно из самых трудных испытаний - испытание огнем войны. Человечество продолжило счет Олимпиадам.