Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Потери и обретения (Олимпиада)

В. Фурман. Потери и обретения. Филателия СССР. 1977. №1. Стр. 10-13

Так можно охарактеризовать двенадцатилетний период, последовавший за первыми Олимпийскими играми современного цикла.

...1900 год. Все взоры обращены к Парижу, где проходит грандиозная Всемирная выставка. Очередная Олимпиада была отодвинута на второй план. Растянутые во времени (с 14 мая по 28 октября), плохо организованные (за неимением соответствующего стадиона состязания проводились в ... Булонском лесу). Игры вошли в историю как «приключения на берегу Сены». Тем не менее, они имели немалую спортивную ценность. Шесть мировых и восемь олимпийских рекордов, дебют женщин на Олимпиаде, значительное расширение программы свидетельствовали о прогрессе и жизненности Игр. Но интерес к ним был снижен. Проявила равнодушие к Олимпиаде и филателия. Прошли десятилетия, прежде чем почтовые ведомства ряда государств восполнили этот пробел: на марках начали появляться надписи, упоминающие о дате и месте проведения Игр, все чаще стали встречаться миниатюры, посвященные победителям и призерам состязаний. Так, чехословацкие связисты посвятили марку своему соотечественнику Ф. Янде, завоевавшему серебряную медаль в метании диска, а Центрально-Африканская Республика — французу А. Барелле, первенствовавшему на академической лодке-одиночке. Обе описываемые миниатюры роднит сходство сюжетов: на обеих воспроизведены фигуры спортсменов и достопримечательности Парижа. Наиболее глубок творческий замысел художницы А. Подземной (ЧССР), подчеркнувшей, что Олимпиада проходила в «тени» Всемирной выставки (обратите внимание, как превалирует Эйфелева башня над изображением дискобола), что условия состязаний в Булонском лесу отнюдь не благоприятствовали спортсменам (на марке отчетливо видны деревья, которые, как известно, доставили немало хлопот метателям из-за того, что снаряды часто ударялись о ветки).

Интересны также знаки почтовой оплаты Гаити (в честь М. Тэто, чемпиона Игр в марафонском беге) и Парагвая (в память о золотых медалях английских футболистов).

Третьей по счету Олимпиаде (Сент-Луис, 1904 г.) также не повезло. Она вновь была совмещена с выставкой. Такой синтез репортеры очень метко назвали «ярмаркой на Миссисипи». И действительно, наряду с подлинно спортивными поединками устраивались зрелища, профанирующие великое действо физической культуры. Рекламируемые выступления женщин-боксеров, оскорбительный показ состязаний представителей различных этнических групп в рамках так называемых «антропологических дней» нанесли большой ущерб олимпийским идеалам. По свидетельству очевидцев, местное население почти не проявляло интереса к Олимпийским играм. Спортсмены вновь оказались в затруднительном положении: примитивно оборудованные места состязаний, плохо организованное судейство, высокая стоимость проезда на Игры, лишившая многих европейских атлетов возможности участвовать в них. Как видим, потери были большими. Но были и обретения. Ряд выдающихся, по тем временам, результатов, новые виды спорта (бокс, вольная борьба, прыжки в воду, стрельба из лука), получившие олимпийскую прописку, безусловно сыграли положительную роль. Именно к ним обратились мастера графики малых форм, когда назрела необходимость запечатлеть события сент-луисской Олимпиады (непосредственно к Играм почтовые эмиссии не готовились).

Среди филателистических документов, сюжеты которых возвращают нас в 1904 год, в первую очередь следует назвать почтовый блок Республики Кубы, выпущенный к очередному первенству мира по фехтованию (1969 г.). На полях блока крупным планом изображен обладатель пяти Олимпийских наград фехтовальщик Рамон Фонст, знаменитый латиноамериканский спортсмен начала нынешнего века. Далее следует сказать о миниатюре Центрально-Африканской Республики, несколько приуменьшившей достижения американского атлета М. Принстейна. Дело в том, что этот прыгун завоевал на Олимпийских играх 1904 года две золотые медали (в прыжках в длину и тройном), установив олимпийские рекорды. На марке же дана информация только о его успехе в одном виде спорта. Хороши миниатюры Гаити (в честь марафонца Т. Хикса), Адена-Махры (в честь борца Б. Хенсена), Парагвая (в честь футболистов Канады). Особый интерес для коллекционеров представляет марка Канады, на которой изображен момент игры в лякросс. Неудачи в Париже и Сент-Луисе не ослабили стремления приверженцев олимпийских идей к дальнейшему их развитию. Приближался 1906 год, год десятилетнего юбилея со дня проведения I Олимпийских игр современности. В ознаменование этого события греки предложили организовать в Афинах... внеочередную, неофициальную Олимпиаду. МОК поддержал инициативу, предполагая, что своим масштабом и популярностью эти Игры сыграют большую роль в укреплении и распространении движения. Предположения полностью оправдались. Олимпиада удалась на славу: в состязаниях приняли участие свыше девятисот спортсменов из 11 стран. Обрадованы были и коллекционеры, которые смогли пополнить собрания оригинальной серией марок, тремя гашениями, множеством почтовых карточек и 14 виньетками.

Серия из 14 марок (девять сюжетов) поступила в обращение за пять недель до открытия Игр. Все миниатюры являются репродукциями с древнегреческих произведений, хранящихся в различных музеях мира. На марках достоинством 1 и 2 лепты показана серебряная монета с острова Кос (V в. до н. э.), на которой изображен Аполлон с диском. Следующие две марки (3 и 5 лепт) воспроизводят фигуру прыгуна с гантелями, выполненную на каменном диске. Знаки почтовой оплаты номиналами 10 и 40 лепт знакомят с жанровым изображением богини победы Нике. В первом случае это сицилийская серебряная монета, во втором — деталь украшения тыльной части античного зеркала. Рисунок миниатюры достоинством 25 лепт сделан с краснофигурного кратера (VI в. до н. э., Аттика), который расписывал известный эллинский мастер Евфроний. Интересно, что на марке во всех деталях передана сцена борьбы Геракла с Антеем. Кроме основных действующих лиц мы видим и других персонажей легенды — мать Антея (слева) и женщин, взывавших о помощи. Еще один сюжет из мифологии древних греков представлен на марках в 20 и 50 лепт: Атлас передает Гераклу золотые яблоки из сада Гесперид.

В трехцветном варианте (миниатюры достоинством 1, 2 и 3 драхмы) воспроизведен рисунок с панафинейской амфоры — бег на длинную дистанцию. Художник настолько точно копировал первоисточник, что даже показал поворотный столб, который должны обогнуть атлеты.

Одно из любимейших состязаний эллинов — панкратион (сочетание кулачного боя и борьбы) изображен на тридцатилептовой марке, созданной по мраморной копии скульптуры неизвестного ваятеля (IV е. до н. э.), хранящейся в галерее Уффици (Флоренция). Справедливости ради следует заметить, что в данном случае автор миниатюры допустил ошибку, исказив истинное положение панкратиониста, проводящего болевой прием.

Заключает серию марка, до сих пор являющаяся предметом изучения. Большинство каталогов трактуют ее сюжет как ритуал жертвоприношения Зевсу. Однако представляется более точным именовать изображенную сцену, как церемонию зажжения Олимпийского огня. На чем же основано такое предположение? Вопервых, изучив многие репродукции вазовых рисунков и рельефов, посвященных жертвоприношению, мне пришлось убедиться в том, что на них обязательно фигурируют жертвенные животные. Кроме того, по существовавшему обычаю, перед жертвоприношением девушки-прислужницы (в некоторых случаях богиня Победы) надевали на быков специальные повязки, отличные от той, которую на марке несет Нике. Здесь же повязка, предназначенная для победителя. В связи с этим вспоминается описание Филострата, где указывается, что победившему в беге на дистанции в одну стадию жрец вручал факел для зажжения огня на алтаре. Эту же мысль подкрепляет заключительная марка серии, выпущенная в Греции в 1976 году, на которой воспроизведен фрагмент описываемой миниатюры. Причем, изображая атлета с факелом и жреца у алтаря, художник рядом показывает эмблему монреальских Игр в сочетании с... горящим факелом, тем самым подразумевая преемственность традиции.

Рассказ о марках, выпущенных к Олимпиаде 1906 года, будет не полным, если опустить сведения о разновидностях и пробах. Так, миниатюры малых номиналов встречаются с несколько измененными оттенками. Особенно это касается миниатюр в 3 и 5 лепт. Mapка в 30 лепт печаталась на белой и желтоватой бумаге. Известны также беззубцовые выпуски (номиналы от 1 до 30 лепт и 1 драхмы), пробы малого и нормального формата (без клея).

Особый интерес представляют две карточки с изображением серии, выпущенные уже после Игр. В филателистической литературе не раз описывалась одна из них, поздравляющая с Новым, 1907 годом. А вот о существовании другой, на которой даны портреты греческой королевской семьи на фоне хаотично расположенных гашеных (!) марок, упоминается крайне редко.

В 1906 году греческие связисты первыми применили специальные олимпийские гашения, которые ставились в трех пунктах: на стадионе, в Акрополе и в Цаппеоне. Первые два места хорошо знакомы коллекционерам. На третьем целесообразно остановиться подробнее, так как оно может углубить олимпийскую тему в экспозиции.

Имя Евангелоса Цаппаса (1800—1865 гг.) тесно связано с идеями возрождения Олимпийских игр. Задолго до П. Кубертэна он высказал мысль о проведении в Греции состязаний, подобных античным фестивалям спорта, с тем же промежутком во времени. Он пожертвовал большую сумму денег на строительство специального здания, где предполагал развернуть выставку, посвященную Олимпии. Более того, Цаппас передал в дар греческому правительству деньги, проценты от которых должны были расходоваться на финансирование Игр. Около тридцати лет строилось здание Цаппаса, спроектированное датским архитектором Теофилом фон Хансеном. За это время в Афинах удалось трижды провести общегреческие спортивные состязания (1859, 1870 и 1875 гг.), которые в определенной мере повлияли на решение вопроса об организации Игр в международном масштабе. Марки с изображением Цаппеона дополнят рассказ об Олимпийских играх 1896 и 1906 годов: в этом здании размещались спортсмены, оно явилось прообразом современной олимпийской деревни. Кстати, в 1975 году в Греции была выпущена миниатюра с портретом Е. Цаппаса на фоне здания, названного в его честь.

Несколько слов о виньетках, ставших еще большей редкостью, чем почтовые марки, анонсировавшие внеочередную Олимпиаду. Крупноформатные (26х53 мм), семи цветов (красного, зеленого, синего, коричневого, фиолетового, серого и золотистого), исполненные с зубцовкой 13 и 11 1/2, они информировали о датах открытия и закрытия Игр. Изображенная на виньетках Нике (скульптура Пэония) олицетворяла родину древних Олимпиад.

...Путь очередной современной Олимпиады вновь усеяли тернии. За два года до Игр, которые планировалось провести в Риме, Международному олимпийскому комитету пришлось изменить место встречи спортсменов и передать право на организацию Олимпиады 1908 года Лондону. Несмотря на короткий срок и вопреки скептическим прогнозам, англичане сумели хорошо подготовиться к Играм и успешно провести их. Лондонская Олимпиада нанесла окончательный удар по сомневавшимся в жизненности и прогрессивности олимпийских празднеств.

Трудно перечислить все обретения IV Олимпиады.

Главное из них — невиданная массовость: 2059 спортсменов из 22 стран состязались в 21 виде спорта! Что касается филателистических материалов, то к жизни их вызвала не Олимпиада, а франко-британская выставка «Промышленность, наука, искусство», проходившая на стадионе параллельно с Играми. В те дни можно было приобрести почтовые карточки, в равной степени информировавшие о выставке и об Олимпиаде, украсить их памятными виньетками, выпущенными под эгидой Британского олимпийского комитета, и, оплатив стоимость почтовых услуг, погасить марки специальным календарным штемпелем.

Сегодня мгновения лондонской Олимпиады более обширно отражены в филателии.