Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Пролог спортивной темы

В. Фурман. Пролог спортивной темы. Филателия СССР. 1976. №1. Стр. 25-26

Четыре десятилетия прошло с тех пор, как появились первые советские марки со спортивными сюжетами. Однако такое давнее событие, как выпуск марок к Всемирной Спартакиаде, продолжает волновать коллекционеров своей малоисследованностью.

В августе 1928 года на IV Всемирном конгрессе рабочих спорторганизаций в Москве было вынесено решение: в течение ближайших лет провести в столице СССР мировую Спартакиаду.

Прокомментировать события тех дней я попросил И. А. Жолдака, бывшего секретаря исполкома Спортинтерна, (КСИ) ныне преподавателя Института иностранных языков имени М. Тореза.

— В жизнь и быт советских людей тридцатые годы, наполненные романтикой героического труда и открытий, ворвались вместе с крылатым лозунгом «Время, вперед!»,— вспоминает И. А. Жолдак.

— Энтузиазм, охвативший массы, ощущался и на спортивных площадках. Спартакиада 1933 года готовилась как очередная Всесоюзная и 1-я Всемирная. Предполагалось, что в Москве соберутся представители всех народов и Спартакиада даст зарубежным рабочим наглядное представление о том, как выполнялась пятилетка и какую роль в ней сыграла физическая культура.

Центральную часть праздника намечалось провести на новом гигантском стадионе, строительство которого было намечено в районе Измайлова.

23 сентября 1931 года протоколом № 17 Президиум ЦИК СССР утвердил решение Всесоюзного совета физической культуры (ВСФК) о проведении в Москве в 1933 году мировой Спартакиады.

Словно предвидя мой вопрос, Иван Афанасьевич говорит:

— Подготовительный период начался с методико-технической конференции КСИ, состоявшейся в июне 1932 года, на которой, в частности, было указано на необходимость издания агитационно-пропагандистской литературы, листовок и плакатов, почтовых марок и значков...

Надо сказать, что именно И. А. Жолдаку принадлежит идея выпуска специальной серии знаков почтовой оплаты, которую он высказал на одном из заседаний ВСФК.

— Дело в том, что к берлинской Спартакиаде 1931 года было подготовлено множество открыток, виньеток и значков,— поясняет мой собеседник.— Все эти предметы коллекционирования пользовались большим спросом и быстро разошлись. Нам был преподан наглядный урок, какие огромные возможности пропаганды и финансирования таятся в произведениях графики малых форм. К тому же за рубежом находилось в обращении много спортивных марок, а советских среди них не было...

В середине 1932 года стало очевидно, что провести Всемирную Спартакиаду в первоначально запланированные сроки не удастся. Она была перенесена на 1934 год. Одновременно ВСФК обратился в Совет содействия выпуску знаков почтовой оплаты при Газетно-почтовом управлении Народного комиссариата связи СССР с предложением создать специальную серию марок. Предложение было одобрено и принято. В № 8—9 журнала «Советский коллекционер» за 1932 год опубликован «Пятилетний план выпуска знаков почтовой оплаты», в котором под датой «1934» пунктом шестым значится: «Серия марок в ознаменование Всемирной Спартакиады». Этим и объясняется наличие даты на пробных выпусках. Миниатюры отпечатаны фототипией на бумаге с водяным знаком «ковер». Размер рисунка (по рамке)— 36х36 мм. Зубцовка линейная 10 1/2.

Разговаривая с И. А. Жолдаком, я поинтересовался историей рождения сюжетов, по-казал ему марки, нарисованные В.В. Завьяловым.

— Обсуждая тематику марок в ВСФК, мы рекомендовали обязательно показать футбол, конькобежный спорт и передать идею комплекса ГТО. Остальные сюжеты автор создал самостоятельно.

Естественно, возникал вопрос: почему именно эти виды спорта?

К тому времени выросла популярность советских спортсменов. Большая заслуга в этом принадлежала футболистам Москвы, Ленинграда и Харькова. Бывало так, что их фотографировали за рубежом частные лица, а затем распродавали карточки. Назрела необходимость иметь свой микроплакат, свой сувенир. Снискал лавры нашему спорту и великолепный конькобежец Яков Мельников. Пропаганда комплекса ГТО была продиктована насущными задачами советского физкультурного движения...

Вновь сегодня говорить о достоинствах серии нельзя без риска повториться, оказаться в плену хрестоматийных оценок. Глядя на марки, ощущаешь, что автор понимал свою цель как необходимость в художественных образах выразить приметы времени. И особенно хорошо это различимо на миниатюре, заключающей серию. Именно эта марка — своеобразный смысловой стержень выпуска. Ключ к пониманию ее замысла содержат пожелтевшие страницы стенограмм выступлений руководителей физкультурного движения 30-х годов:

«Мы должны перестроить нашу организацию, т. е. перейти на рельсы действительной подготовки всесторонне развитого гражданина СССР, подготовки бойца для Красной Армии, подготовки лучшего ударника на производстве».

«Полная перестройка советского физкультурного движения на основе комплекса ГТО — одна из задач, которую мы должны провести в процессе подготовки к мировой Спартакиаде».

«... Во время мировой Спартакиады организовать массовую сдачу норм на значок ГТО».

И наконец, один из лозунгов: «Каждый участник мировой Спартакиады должен сдать нормы на значок «Готов к труду и обороне!».

Взгляните на марку. Шествие спортсменов - интернационалистов возглавляет атлет с красным знаменем. На майке во всю ширь груди выведено: «ГТО». За ним идут представители зарубежных пролетарских спортивных организаций. Особый смысл заключен и в символическом изображении промышленного предприятия, которое служит фоном. Таким образом, автор обозначил тему заводских спартакиад — «новую форму проведения тактики единого фронта в спорте», выдвинутую КСИ в связи с подготовкой к мировой Спартакиаде. Эта же тема впоследствии была использована художником И. Дубасовым на двух марках (дискобол и лыжник) спортивной серии 1938 года.

Сложность политической ситуации в Европе заставила отказаться от московской Спартакиады. Но марки, посвященные ей, все же были выпущены.

Сведения о дате выпуска серии весьма разноречивы. Так, «Липсия» (ГДР) и спортивный каталог И. Феради — Л. Штейнер (ВНР) указывают: 22 апреля 1935 года. Советские каталоги датируют выпуск апрелем («Почтовые марки СССР. 1955 г.) и июнем («Каталог почтовых марок СССР. 1970 г.»).

Автор этих строк изучил многие письма, франкированные спартакиадными миниатюрами. И вот что интересно: наиболее раннее почтовое обращение приходится на ноябрь 1935 года. Таким образом, можно предположить, что с момента подписания распоряжения Наркомпочтеля № 823 от 17 июля 1935 года до фактической продажи марок прошло некоторое время.

Чем же отличаются оригиналы от пробных экземпляров? Во-первых, размером рисунка (40х40 мм), зубцовкой (лин. 14) и бумагой (плотной, без водяного знака). Во-вторых, надписью вверху миниатюры (вместо даты повторно указано название страны). Часть тиража была отпечатана на белой бумаге, часть — на кремовой.

Закончить статью хочется обращением к читателям продолжить это исследование, ибо автор далек от мысли, что полностью исчерпал затронутую тему.