Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Полярный рыцарь

Ф. Зинько. "Полярный рыцарь". "Филателия СССР", 1972, №7, стр. 12-13

ЖИЗНЬ ЕГО БЫЛА великолепна, как древняя сага...
Обретя всемирную известность покорением обоих полюсов земли, увенчанный лаврами и орденами чуть ли не всех стран мира, 56-летним Руал Амундсен по зову сердца бросился на помощь экипажу дирижабля "Италия", разбившемуся в Арктике. Бросился на первом попавшемся самолетике "Латам" и... пропал без вести.

Взгляните на норвежскую марку № 419 достоинством в 45 ёре. Вы навсегда запомните этот орлиный профиль и острый взгляд из-под нависших, мохнатых бровей. Словно специально для медалей и портретов отчеканила природа лицо этого человека.

Руал Амундсен родился 16 июля 1872 года на хуторе Томба в Борге, неподалеку от Сарпсборга. С детства он "заболел" мечтами о полярных плаваниях и стал готовиться к ним. Он закалялся, развивал мускулы, выносливость, тренировал волю, стал матросом, коком, освоил все морские специальности и к 1897 году был уже штурманом.

А теперь давайте поглядим на бельгийские марки № 749-750 (1947 г.) и № 1392 (1966 г.) и румынскую марку 1948 года (№ 1590) достоинством в 55 бани. Ни на одной из них нет Амундсена. Но он вполне мог бы занять на миниатюрах самое достойное место.

И вот почему. В 1897 году в Антарктиду отправилась бельгийская научная экспедиция лейтенанта Андриена де Герлаха (он изображен на марке № 749) на парусно-моторной шхуне "Бельжик" (смотри марки № 750 и 1392). Натуралистом экспедиции был румынским ученый Эмиль Раковица (№ 1590), врачом --знаменитый полярник Ф. Кук, метеорологом и геофизиком -- поляк Г. Арцтовскии, а штурманом - Руал Амундсен. Дрейф во льдах шестого континента продолжался два года, причем уже я начале первого года, когда тяжело заболел Герлах, Амундсену пришлось взять на себя команду.

После возвращения, я 1900 г., Амундсен сдал при Морском училище Христиании экзамен на капитана и начал разрабатывать план собственной экспедиции. За советом и одобрением он обратился к маститому Фритьофу Нансену. И тот благословил его. Впоследствии Нансен скажет об Амундсене очень точные слова: "Его планы вырабатывались тщательно, снаряжались экспедиции не менее тщательно и выполнялись планы блестящем. На марке Норвегии (№ 301, из серии 1947 года) мы найдем два профиля - Нансена и Амундсена. Это не случайно. Они никогда не путешествовали вместе, но Амундсен как бы принял у Нансена эстафету полярных исследований. Принял, чтобы с честью нести ее дальше.

Амундсену было 33 года, когда он на собственной яхте "Йоа" прошел Северо-западным проходом из Атлантического океана в Тихий, путем, который не смогли преодолеть 58 экспедиций.

В 1909 г. у Амундсена все было готово к продуманному, планомерному штурму Северного полюса, когда телеграф принес весть о том, что там уже побывал американец Роберт Пири. Амундсен, никому ничего не говоря, уходит на "Фрамс" в океан. Там он неожиданно поворачивает на юг, идет к Антарктиде и великолепным броском на собаках штурмует Южный полюс, опередив на несколько дней английскую экспедицию Роберта Скотта, которого вы найдете на марке земли Росса (№ 1, 1957 г.). Это событие увековечено на норвежской марке № 420, выпущенной к 50-летию Амундсена. Рисунок этой марки почти полностью повторяет фотографию, сделанную 14 декабря 1911 г. на Южном полюсе после подъема норвежского флага и вымпела "Фрама".

Но, несмотря на весь спортивный азарт этой гонки к полюсу, Амундсен оставался исследователем. Известный советский полярник профессор В. Ю. Визе писал: "Поход Амундсена к Южному полюсу можно сравнить с безукоризненно разыгранной музыкальной пьесой, в которой каждый такт, каждая ноте были заранее известны и продуманы исполнителем.

Все шло именно так, как предвидел и рассчитал Амундсен".

В нашем журнале уже немало писалось об амундсеновской почте (см. "Филателия СССР" № 8 за 1971 г. и № 4 за 1972 г.). Поэтому мы не будем останавливаться на подробностях путешествия на "Мод" в 1918-1920 гг. После этого путешествия мысли Амундсене обратились к воздушным кораблям. Еще в 1914 г, он получил международный сертификат № 1 гражданского летчика Норвегии. И вот в 1924 году он готовит перелет через Северный полюс на двух самолетах. Кроме известных норвежских марок (№ 101-107) с медведем и самолетом, которые продавались всего один день (выручка от их реализации составила 225 тысяч крон), были выпущены еще и специальные открытки на тонкой бумаге. Тираж их составил 10 тысяч экземпляров по доллару за штуку. Все дело в том, что, хотя сегодня Норвегия гордится именем Амундсена, при жизни его норвежское правительство ни разу не взяло на себя расходы по экспедициям. Вот почему великий полярник всегда был стеснен в средствах и пускался во все тяжкие, чтобы добыть деньги. Он, кстати, погиб, так и не успев выплатить свои долги.

Амундсен всегда с большим интересом относился к нашей стране и русским людям. Не случайно в его антарктическом плавании штурманом "Фрама" был русский Александр Кучин, будущий капитан русановского "Геркулеса", следы которого до сих пор не найдены в Арктике. А на "Мод" вместе с норвежцами зимовал русский радиотелеграфист Геннадии Олонкин, удостоившийся самых высоких похвал патрона.

И Россия также всегда платила великому полярнику уважением и популярностью. Да и не только этим. Когда Амундсен собрался перелететь Северный полюс на дирижабле "Норвегия", для того корабля специально был перестроен эллинг на нашей земле. А когда Госиздат выпустил мемуары Амундсена, автору был уплачен гонорар в валюте, что в те времена не практиковалось.

И очень жаль, что среди советских марок нет пока почтовой миниатюры с изображением полярного героя.