Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Из истории первой советской полярной надпечатки

Е. Сашенков. "Из истории первой советской полярной надпечатки". "Филателия СССР", 1972, №1, стр. 11-12

Какую бы страну мы ни взяли, изучая историю полярных выпусков, мы ни разу не встретим другого такого исторического этапа, невероятно насыщенного почтовыми марками арктической тематики, как период 30-х годов для почты СССР. Это славное десятилетие можно по праву назвать "полярным десятилетием" советской почты. Почти все выпуски арктической тематики тех лет стали украшением коллекции. Причем за каждой из серий не какое-либо текущее мероприятие" а героическая полярная эпопея.

С 1931 по 1940 год в Советском Союзе выпущены 43 полярные марки (включая одну беззубцовую серию) и 3 марки с северным этнографическим сюжетом. Подсчет позволяет сделать любопытный вывод: почти восьмая часть всех эмиссии этого периода посвящена теме освоения Арктики!

За полтора года до челюскинской эпопеи советские летчики приступили к испытаниям новой машины "АНТ-25". Но первый полет оказался неудачниц...

Первым советским летчиком, предложившим идею беспосадочного перелета через Северный полюс, был С. А. Леваневский.

Уверенность в технической возможности дальнего арктического перелета пришла к нему во время акции по спасению челюскинцев. Леваневский, ставший к тому времени слушателем Академии имени Жуковского, подобрал экипаж для "АНТ-25" и стал готовиться к старту. Маршрут полета: Москва-Сан-Франциско через Северный полюс.

Для перелета предназначалась специальная почтовая эмиссия. Объявление о подготовке марки с надпечаткой (№ 514) и о доставке воздушной почты через полюс встретило большой интерес у общественности. Накануне намеченной даты вылета самолета, то есть 3 августа 1935 г., Московский почтамт оказался в центре внимания многих москвичей. Днем раньше в операционном зале был вывешен большой плакат, извещающий о том, что будет "приниматься почта с Леваневским". На плакате было помещено изображение знакомой марки с портретом летчика, но с новым дополнительным текстом... Знакомая по недавнему выпуску в ознаменование спасения челюскинцев, эта марка явилась теперь в "новых одеждах", приспособленная для франкировки корреспонденции, отправляемой по трансарктической воздушной трассе.

...Третьего августа с утра два почтовых окна работали "на полет". У одного стояла длинная очередь за новой маркой с красной типографской надпечаткой в пять строк: "Перелет Москва-Сан-Франциско через Сев. полюс 1935". В одни руки продавали только одну марку. Стоимость ее была 1 рубль 19 копеек. Значит, в стоимость входила как новая цена, обозначенная на надпечатке - 1 рубль, так и прежняя номинальная цена - 10 копеек. Некоторые коллекционеры успели "обернуться" по два и даже по три раза... У другого окна принимали письма для перелета Москва- Сан-Франциско. В тот день на почтамте было принято немногим более 100 конвертов, а общее количество почты, принятой на борт "АНТ-25", составило 150 конвертов и открыток. Принимались только письма, франкированные специальной маркой. Каждое письмо оформлялось как заказное. Через несколько часов прием почты прекратился. Тем, у кого не приняли письма, предложили "утешительный вариант": корреспонденцию могут принять для перелета по другим международным трассам.

Однако перелет Леваневского не удался. Вспоминая много лет спустя об этом полете, один из членов экипажа Леваневского, Г. Ф. Байдуков, писал:
"Мы стартовали летом 1935 года. Но у Земли Франца-Иосифа отказала маслосистема. Пришлось вернуться. При посадке, уже па земле, самолет загорелся. После такой очевидной неудачи Леваневский заявил, что на одномоторном самолете лететь через полюс - безумство, что от своей идеи он отказывается... Леваневский перестал верить в самолет. И честно сказал об этом". Далее Байдуков писал: "Он был полярным пилотом, а я испытателем. Я лучше знал машину, знал, что ее конструкцию легко доработать. Но убедить в этом же Леваневского не смог. Короче говоря, мы с Беляковым начали готовиться к новой попытке. И тогда решили пригласить Чкалова".

А что же было с недоставленными письмами? Всю почту доставили обратно на Московский почтамт. И вскоре отправители получили специальные уведомления. Ввиду прекращения полета, говорилось в них, отправителей просят, известить почтамт, вернуть ли почту назад или отправить ее другим рейсом, по существующим авиалиниям. На конвертах тех отправителей, которые выбрали второй вариант, на почтамте поставили специальную отметку текстовым штампом: "Ввиду прекращения полета направляется обычным порядком".

В те дни еще ничего не было известно о раритетах, появившихся с выходом в свет новой марки. Точной информации о тираже выпуска не публиковалось. Впоследствии в крупных зарубежных каталогах фигурировала неверная цифра: 10 тысяч экземпляров. В действительности тираж надпечатки составлял 40 тысяч. Эти данные приведены в служебной документации почтового ведомства.

Не говоря уже о том, что обстоятельства выпуска не могли оставить сомнений относительно того, насколько редкой станет эта марка, сам за себя говорил и тираж надпечатки. "Раскладка" тиража, дающая возможность получить наглядное представление о появлении одной из основных филателистических редкостей СССР, была бы неполной без учета суждений и информации, которую содержат мировые каталоги. Необходимо принять во внимание, например, ссылки на встречающиеся подделки надпечатки. По видимому, достаточно обоснованное примечание приводится в каталоге "Липсия" (ГДР): 3500 экземпляров передано в Московский государственный архив.

При изготовлении печатной доски в типографии допустили две ошибки, приведшие к появлению редкостей. Марки печатались в листах по 25 штук (5X5). В нижнем предпоследнем ряду все пять надпечаток оказались с маленькой буквой "ф" в слове "Сан-Франциско". Если учесть, что тираж с надпечаткой составил всего 40 тысяч, то отсюда ясно: было отпечатано 1600 листов марок. Поскольку в каждом листе 5 марок были с маленькой "ф", количество таких экземпляров составило только 8 тысяч. Еще большей редкостью стал единственный лист марок с перевернутой надпечаткой: 25 экземпляров.

Судьба пяти марок нижнего ряда этого листа ( с маленькой "ф") известна лишь частично. Самая редкая почтовая марка СССР - "Леваневский" с перевернутой надпечаткой и малой буквой "ф" - обнаружена пока в двух экземплярах. Один хранится в коллекции пражского филателиста д-ра П. Лаврова, другой в 1945 году был преподнесен президенту США Рузвельту в качестве дара Советского правительства.

Из 25 марок с перевернутой надпечаткой только одна обнаружена на открытке, которая была принята 3 августа на почтамте как заказное почтовое отправление и взята на борт самолета Леваневского. Этот уникальный экземпляр хранится ныне в коллекции известного московского филателиста С. М. Блехмана.

Есть на марке Леваневского еше одна любопытная особенность. Ее долго не замечали даже самые внимательные филателисты. Эта особенность отличает ее от всех других марок из серии "Спасение челюскинцев". Все портреты летчиков обрамлены двумя лавровыми ветвями, и только на марке с портретом Леваневского изображены две разные ветви: лавра и мирты - знак траура...

Леваневского постигла роковая судьба. Разочаровавшись в машине "АНТ-25", он все же не отказался от своего плана беспосадочного перелета через Северный полюс. На этот раз он решил вместе с экипажем из пяти человек лететь на большом четырехмоторном "Н-209" транспортного типа. И вот 12 августа 1937 года его машина легла на курс, которым тем же летом уже прошли самолеты "АНТ-25", ведомые Чкаловым и Громовым. На борту снова была почта.

Но случилась беда - "Н-209" пропал без вести.

На поиски экипажа вылетели 24 советских и 7 иностранных самолетов. Советские и американские летчики вели поиски долго и кончили их только весной 1938 года. До сих пор молчит суровая Арктика, скрывая трагедию, которая разыгралась на ледяных просторах...