Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

По этюдам сделанным в Арктике

Е. Сашенков. "По этюдам сделанным в Арктике". "Филателия СССР", 1971, № 4, стр. 6

Прошло пятнадцать лет, как на дрейфующих станциях "СП-4" и "СП-5" в Северном Ледовитом океане открылись два высокоширотных почтовых отделения. В оформлении корреспонденции этих отделений большую роль сыграли два выпуска, последовавшие вскоре после выхода марок с надпечатками. Это серия "Дрейфующая научная станция "Северный полюс" (№№ 1885-18S7) 1955 года и марка воздушной почты "Научная дрейфующая станция "Се
верный полюс" (№ 1932) 1956 гола.

 

Знаменательно, что уже через две недели после выхода в свет серии, значительное количество марок было погашено на письмах со станции "СП-4". Появление этих марок способствовало активизации полярно-почтового обращения.

В филателистических публикациях, посвященных эмиссиям дрейфующих станции "СП", исследователи особенно много внимания уделяют маркам с надпечатками. А вот история специальных выпусков, запечатлевших общий вид ледовых поселений, осталась неосвещенной. Между тем она весьма интересна.

...Осенью 1954 года па станции "СП-4" побывал художник Игорь Рубай. Необычная творческая командировка оказалась очень плодотворной. Отчетом о ней стала персональная выставка, организованная в 1954 году в Художественном салоне на Кузнецком мосту в Москве. Выставка вызвала большой интерес, и Министерство связи предложило И. Рубану сделать почтовые марки, подобных которым раньше не могло быть: станция, дрейфующая в Северном Ледовитом океане...

Художник согласился с предложением не сразу. "До этого я никогда не работал над почтовыми марками и считал невозможным для себя заняться изучением их специфики,- рассказывает И. Рубан. - Я понимал, что здесь нужен особый изобразительный язык, особое решение этого маленького прямоугольничка, несущего столь большую тематическую нагрузку. Как станковист и живописец, я не мог позволить себе потратить время для перестройки, для специализации... Тем более, что речь шла всего лишь о нескольких марках. Но, с другой стороны, мне казалось, что если я не изменю своей манере, то это может пойти на пользу моим маркам. К тому же когда-то я был знаком с книжной графикой...".
В итоге И. Рубан выговорил себе право делать марки так, как это казалось ему лучше для отражения удивительного дрейфа героев-полярников на Северном полюсе. Собранный материал еще должен был быть творчески переосмыслен и достаточно трансформирован художником. С одном стороны, это сотни чисто репортажных зарисовок в альбомах, а с другой - пачки этюдов для картин. И все это нужно было как-то "примирить".

"Зная о возможностях полиграфии Гознака,-продолжает И. Рубай свои рассказ,- я не стал стеснять себя в средствах и сделал в открыточном размере акварельные эскизы будущей серии. Когда потребовалось, в силу традиции, утвердить рисунки, я показал эскизы моим друзьям и они покрылись автографами маститых советских полярников: Сомова, Толстикова, Гордиенко и многих других".

Заканчивая рассказ о рабочем процессе, художник вспомнил один довольно забавный эпизод:
"Неожиданно для меня в центре всеобщего внимания оказалась фигурка человека, который на последней марке рублевого достоинства пристроился у прибора и определяет координаты дрейфа, наблюдая за светилом. Дело в том, что этот сюжет требовал показа глубины, дали. И поскольку наблюдатель смотрит от нас в глубину, нужно было показать его со спины. Это вызвало протесты: оказывается, еще не было марки, на которой бы изображенный в единственном числе человек стоял спиной к нам...

Когда марка вышла в свет, я получил немало писем. И тут оказалось, что многие меня поддерживают, считая такое решение даже удачен!"

Филателисты, вероятно, помнят, как кстати оказались для них почтовые открытки, выполненные по картинам И. Рубана. Было это еще в 50-х годах, когда коллекционеры только входили во вкус полярной филателии. Вспоминая историю полярных открыток, художник говорит:
"Когда я возвращался из очередной экспедиции, устраивалась моя персональная выставка. И как правило, часть работ репродуцировалась на открытках. Таких открыток с полярными сюжетами появилось около трех десятков. Они расходились так быстро, что я и сам не успевал за ними... Оказывается, полярная тема до такой степени стала интересна людям, что, каким бы тиражом ни печаталась изобразительная продукция на эту тему, она всегда найдет доступ к сердцам людей".

Такова история марок и открыток, выполненных по этюдам, созданным на Северном полюсе.