Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

«Геркулес». 1913 г.

В. Бойко. «Геркулес». 1913 г.». Филателия СССР. 1976. №3. Стр. 10-11

В 1934 году на острове Вейзеля (75°42' с. ш. и 88°18' в. д.), в районе берега Харитона Лаптева, что у западной кромки полуострова Таймыр, высаженный на берег топограф заметил одиноко торчавший столб. Это был обычный гурий, сложенный из камней. Столб был вставлен посредине. Подойдя ближе, топограф прочитал на нем вертикальную надпись, вырезанную ножом. Ее не стерли ни годы, ни морозы, ни беспощадные северные ветры: «Геркулес». 1913 г.».

Не было никаких сомнений, что наконец найдены следы экспедиции В. А. Русанова, пропавшей без вести двадцать два года назад.

Тогда же в ста километрах к югу на маленьком островке (74°54' с. ш. и 86°35' в. д.) в восточном секторе шхер Минина нашли следы второй стоянки русановцев: полуразрушенный шалаш, фотоаппарат, буссоль, другие предметы снаряжения, а также документы трех участников экспедиции: В. Г. Попова, А. С. Чук-чина и Э. Ф. Сватоша. Два года спустя гидрографическим судном «Торос» на том же месте были обнаружены и другие следы.

По всей вероятности, «Геркулес» останавливался на зимовку в 1912—1913 годах в этом районе. Гурий не мог быть сигналом бедствия — под ним не оказалось даже письма, которое было бы обращено к людям и говорило бы о разыгравшейся трагедии в арктическом безмолвии. На этом следы обрывались. Поэтому по надписи на столбе датой смерти В. А. Русанова предположительно считается 1913 год.

Позже остров Вейзеля был переименован в честь легендарного судна — теперь это остров Геркулес. А крохотный островок в шхерах Минина назван по имени двух членов экспедиции островом Попова — Чукчина.

Была высказана гипотеза о том, что в 1913 году экспедиция не погибла, а могла направиться к востоку и зазимовать в акватории Северной Земли. Однако это не решало многих вопросов. И поиски продолжались.

...Официальной задачей экспедиции было изучение залежей каменного угля на Шпицбергене, где геологические работы продолжались полтора месяца.

В. А. Русанов был не просто геолог, а прежде всего полярный исследователь. После завершения служебной части экспедиции он хотел продолжить плавание к востоку и пройти Северным морским путем, или, как тогда говорили, северо-восточным проходом до Берингова пролива. Таким образом В. А. Русанов со своими спутниками оказался у берегов Новой Земли, а затем вышел в Карское море.

Но об этом изменении маршрута стало известно намного позже, когда было найдено письмо, оставленное им в зимовье Поморской губы в августе 1912 года.

В своем последнем письме В. А. Русанов сообщал, что намерен идти дальше на восток, имея запас продовольствия на год, а в случае гибели судна — к ближайшим по пути следования островам: Уединения, Новосибирским или Врангеля (Северная Земля еще не была открыта). Этим подтверждалась его твердая решимость продолжать плавание до Берингова пролива.

В 1914 году были организованы поиски нескольких русских экспедиций, в том числе и экспедиции В. А. Русанова, пропавших без вести. Впервые была применена арктическая авиаразведка: полеты производились с Новой Земли вдоль ее западного побережья. Непосредственным исполнителем работ был летчик русских военно-морских сил Я. И. Нагурский. Одновременно работала и спасательная экспедиция на шхуне «Эклипс» под командой известного полярника Свердрупа, бывшего капитана «Фрама». «Эклипс» прошел Карским морем к востоку и был вынужден зазимовать у берегов Таймыра.

Если бы «Эклипс» стал на зимовку на 200 километров к северо-востоку, Свердруп опередил бы находку 1934 года на острове Вейзеля, напав на свежий след экспедиции В. А. Русанова. И кто знает, может быть, удалось бы еще спасти экспедицию или, во всяком случае, определить правильное направление дальнейших поисков — ведь на месте стоянки могли оказаться письма или другие важные бумаги, которые потом легко уничтожило время.

В наше время поисками занялась группа исследователей-энтузиастов газеты «Комсомольская правда». Их точка зрения повторяет гипотезу профессора В. Ю. Визе, высказанную в 30-х годах, и сводится к тому, что В. А. Русанов шел не от побережья Таймыра к востоку, а наоборот: в западном направлении — на материк.

В 1975 году экспедиция разбилась на две основные партии: одна работала на Северной Земле, другая у берегов Таймыра. Североземельская партия не обнаружила следов экспедиции В. А. Русанова. Зато таймырская группа подняла со дна моря 65 предметов. Среди них детали двигателя, который, по предварительным данным, мог быть установлен на судне водоизмещением приблизительно в 60 тонн (водоизмещение «Геркулеса» было около 65 тонн). Предполагается, что найдено место гибели «Геркулеса». Сейчас находки обрабатываются.

Отмечая 100-летие со дня рождения В. А. Русанова, Министерство связи СССР выпустило в августе 1975 года маркированный конверт с четырехкопеечной маркой нестандартного, оригинального рисунка.

На конверте на фоне синеватых арктических льдов изображено волевое, выразительное лицо В. А. Русанова, а на марке — шхуна «Геркулес» и маршрут экспедиции.

Кроме того, почта отметила юбилей В. А. Русанова специальными гашениями, которые проводились в Орле, Архангельске и Москве 15 ноября 1975 года.