Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Кто же мог отправить открытку на "Малыгин"?

В. Тюрин. Кто же мог отправить открытку на "Малыгин"? Филателия СССР. 1974. №11. Стр. 13

В № 5 "Филателии СССР" за 1974 год помещена статья Ф. Зинько "Еще раз о "Малыгине". В числе других ее иллюстраций - фотография открытки, адресованной профессору В. Ю. Визе. Автор статьи, оставляя вопрос открытым, делает предположение о возможных, по его мнению, отправителях этого филателистического раритета. Анализ приведенной им фотографии в сопоставлении с известными из литературы фактами полярной экспедиции 1931 года позволяет с большей достоверностью назвать имя отправителя.

Попутно необходимо исправить ряд существенных ошибок статьи Ф. Зинько.

Как известно, в 1931 году международное общество "Аэроарктика" организовало полет дирижабля ЛЦ-127 "Граф Цеппелин". Вылетев 24 июля 1931 года из немецкого города Фридрихсгафена, 25 июля он приземлился в Ленинграде, а на следующий день взял курс на Арктику. В бухте Тихой Земли Франца-Иосифа дирижабль ждал ледокол "Малыгин". 27 июля между ними состоялся обмен почтой.

Если в связи с этими фактами обратиться к открытке, то становится ясным, что она принята на борт "Цеппелина" 25 июля 1931 года в Ленинграде. Об этом говорят штемпели специального гашения с контуром дирижабля и надписью пофранцузски "Авиапочта. Цеппелин. Ленинград. 25.VII.31". Одним штемпелем погашены две известные марки № 379 и 381, другой штемпель проставлен на чистом поле открытки, адресованной профессору В. Ю. Визе на ледокол "Малыгин". О месте приема открытки говорит штемпель с надписью (также пофранцузски) "Малыгин". Арктика. 27.VII.31". Текст открытки написан по немецки на пишущей машинке с латинским шрифтом ("Воздушным кораблем "Граф Цеппелин" и ледоколом "Малыгин". Ленинград - Северный полюс"). Таким образом, приведенная в статье Ф. Зинько открытка была отправлена с борта дирижабля.

Следует отметить, что марки № 379 и 381, которыми франкирована открытка, были выпущены в обращение в июле 1931 года, когда "Малыгин" уже находился в Арктике. Вместе с фактом отправления открытки с борта дирижабля это означает, что, вопреки предположению Ф. Зинько, никто из находившихся на "Малыгине" практически не мог стать отправителем.

Значит, автором не мог быть И. Д. Папанин, в то время начальник почтового отделения ледокола "Малыгин". Что же касается Р. Л. Самойловича и Э. Т. Кренкеля, также упоминаемых Ф. Зинько, то они, в принципе, могли быть авторами открытки, но только потому, что не являлись членами экипажа ледокола "Малыгин", как об этом ошибочно сообщается в статье. Профессор Р. Л. Самойлович возглавлял научную часть экспедиции на дирижабле, а вовсе не на "Малыгине", Э. Т. Кренкель был не "радистом судна", а одним из трех радистов "Цеппелина". Помимо них, на дирижабле было еще два представителя советской науки: аэролог профессор П. А. Молчанов - изобретатель радиозонда и инженер Ф. Ф. Ассберг, один из ведущих специалистов по дирижаблям.

Наиболее вероятно, что филателистический сувенир изготовил для В. Ю. Визе кто-либо из советских членов экспедиции "Цеппелина", так как вряд ли В. Ю. Визе мог бы обременить подобной просьбой кого-либо из иностранных участников экспедиции. Немецкий текст объясняется тем, что на дирижабле была скорее всего только машинка с латинским шрифтом, а все четверо советских участников экспедиции свободно владели немецким языком.

Чтобы выяснить, кто именно мог быть отправителем открытки, обратимся к воспоминаниям Э. Т. Кренкеля, так увлекательно описанным в книге "РАЕМ" - мои позывные" (Москва, "Советская Россия", 1973, стр. 191).

"В ту пору я еще не был филателистом и не очень-то разбирался в том, что такое настоящий раритет. Федор Федорович (Ассберг.- В. Т.) был в этом деле человеком более искушенным, и такой раритет изготовил у меня на глазах. Среди писем, посланных им на "Малыгин" с дирижабля, было одно столь же редкое нынче, как королева всех марок- одноцентовая Гвиана. Оно единственное в мире. Федор Федорович написал письмо на бумажной тарелке из числа тех, которыми мы пользовались на дирижабле".

Этот отрывок наводит на мысль, что отправителем открытки на "Малыгин" скорее всего и был Ф. Ф. Ассберг, не так обремененный на борту дирижабля обязанностями, как профессоры Р. Л. Самойлович и П. А. Молчанов.

См. все статьи с упоминанием ледокола «Малыгин».