Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Путешествие за Северный полярный круг

Е. Сашенко. Путешествие за Северный полярный круг. Филателия СССР. 1973. №8. Стр. 14-15

В расположенном на набережной Северной Двины управлении Северного морского пароходства— этой своеобразной штаб-квартире арктического мореплавания — посоветовали для знакомства с ледокольной вахтой попасть на ледокол «Василии Прончищев». Он еще стоял у замершего причала около здании порта, готовясь к последнему рейсу заканчивавшейся навигации.

Минувшей зимой мне вновь довелось по журналистскому заданию попасть на Крайний Север. На этот раз непосредственно через «ворота Арктики» — через Архангельск.

Ледокол.

Замерзла Северная Двина, замерзла Двинская Губа, замерз выход в Белое море... Но еще остался теплоход, который предстояло вывести в море, на чистую водную поверхность. «Протоптать» во льду канал и поручили «Василию Прончищеву».

Ледокол сравнительно невелик, его водоизмещение — две с половиной тысячи тонн. Команда состоит из 40 человек. Построено судно в 1961 году на одной из верфей в Ленинграде. Названо по имени известного русского полярного исследователя. За короткий срок ледовой службы оно уже прославилось своими делами на проводке тяжелых лесовозов с экспортным грузом. (Снимок 1).

О том, что именно этому ледоколу посвятило Министерство связи СССР цельную вещь — художественный маркированный конверт авиапочты, — вспомнилось только на борту, в разговоре с капитаном ледокола Евгением Алексеевичем Зубовым. Оказалось, что экипаж по достоинству оценил неожиданный подарок нашего отечественного почтового ведомства, которое вообще-то не очень балует вниманием арктических мореплавателей. Конверт изображает ледокол на Северной Двине — его главном «рабочем месте»... Моряки показали мне сохраненные на память конверты (выпуск 3 апреля 1972 г.), погашенные календарными штемпелями в тех портах, куда заходил «Василий Прончищев». Почта сдавалась как в Архангельске, так и в прибрежных пунктах вдоль Северного морского пути: в Амдерме, Нарьян-Маре, Диксоне...

Особенно интересны для филателистов экземпляры, имеющие дополнительный оттиск штампа, находящегося в распоряжении капитана. Это служебный штамп с названием ледокола и обозначением пункта его приписки: «Архангельский экспедиционный отряд Северного морского пароходства». (Снимок 2).

Полярная станция

...Когда наш легкий самолет, взявший курс из Нарьян-Мара на Север, после двухчасового полета опустился на самом берегу Северного Ледовитого океана, зимовщики устремились к самолету. Первый вопрос: «А есть ли почта?» Все наши разговоры в дальнейшем, чего бы они ни касались, неизменно заканчивались сетованием на почтовое обслуживание. Оказалось, письма с Большой Земли попадают сюда только раз в три месяца... А почта — это не только частная корреспонденция: это и газеты, и журналы. Проживает же в Ходоварихе — так называется эта точка на берегу — не менее трех десятков человек: по соседству с метеостанцией расположена еще и служба маяка.

Известно, что уровень потребления услуг почтовой связи на душу населения в районах Крайнего Севера в полтора-два раза превышает средние показатели по стране. Как ждут почту полярники!

Да, почте прибавляется здесь дел, особенно в последнее десятилетие. Однако на организацию почтового сообщения с отдаленными полярными станциями все еще влияет уровень транспортной доступности того или иного района. Вот почему — особенно в условиях суровой северной зимы, не говоря уже о периоде полярной ночи,— здесь весьма низок процент полноценных авиапочтовых рейсов и немалая часть почты идет «на сброс» (парашютная почта).

Несравненно меньшую долю в этом почтовом обороте занимают исходящие отправления. Чем меньше численность зимовщиков на станции, тем тоньше почтовый мешок, путешествующий отсюда на Большую Землю. А численность персонала станций определяется диапазоном научных наблюдений. Знание обстоятельств возникновения такой полярно-филателистической документации имеет большое значение для коллекционера. И не в последнюю очередь для того, чтобы сориентироваться в определении степени филателистической ценности материала.

Единственным подтверждением спецификации служат служебные штампы станций, встречающиеся на конвертах •исходящей почты (как сопроводительные). Эти штампы указывают географическое наименование пункта, в котором расположена станция, и ее профиль. По характеру работы станции условно делятся на следующие группы: полярные станции и обсерватории; гидрометеостанции радиометеорологических центров; гидрометеостанции при авиапортах; гидрометеостанции при гидрографических объектах.

Как и станция в Ходоварихе, гидрометеостанция Хорей-Вер находится в подчинении у Северного управления Гидрометслужбы СССР. Но если исходящая почта Ходоварихи обрабатывается, как правило, в узле связи города Нарьян-Мара (хотя могут быть и случаи, когда самолет делает промежуточную посадку), то вся корреспонденция гидрометеостанции Хорей-Вер обрабатывается на месте. Здесь, в поселке, имеется собственное отделение связи.

...Конечно, крошечный коллектив из шести зимовщиков этой станции хорошо известен в местном отделении связи. От одиноко стоящего на краю поселка домика метеостанции до здания почты не так уж далеко: даже при сильных заносах и метелях за полчаса добраться можно.

Почта Тундры

Маленький тундровый поселок Хорей-Вер получил такое название благодаря тому, что в прошлом ненцы-оленеводы использовали местный низкорослый лес («вер») для выделывания тонких шестов, которыми погоняют оленей («хорей»). На почтовой карте Ненецкого национального округа он появился сравнительно недавно, то есть с того времени, как прибавилось в поселке оседлое население — ненцы и коми.

Далеко отсюда до обжитых мест. А до «столицы округа»— Нарьян-Мара целых 300 километров. Здесь, в самой глубине так называемой Большеземельской тундры, находится оленеводческий колхоз «Путь Ильича». И географически, и экономически его считают центром оленеводства Европейской части СССР.

...Легкий биплан АН-2 опустился на озеро, подняв тучу снежной пыли, и подкатил на лыжах к одинокому домику на берегу. (Снимок 3). Издали видна надпись на дощечке: «Аэропорт Хорей-Вер». В этом домике, утопающем в сугробах, размещается персонал, который обслуживает взлетно-посадочную полосу. Случается, полоса сиротливо ожидает самолетов целыми неделями — все здесь зависит от капризов погоды.

Поодаль «дрожит» в морозном мареве поселок Хорей-Вер, будто подвешенный к небу за струйки дыма, прямые, как натянутые канаты. В самом центре поселка — здание местного отделения связи. Его видно еще издали по сети антенн радиотелеграфной связи.

Заведует почтой Раиса Павловна Панькова. Хозяйка «тундровой почты» встречает гостя очень любезно. В Хорей-Вере она проработала уже 17 лет, а вообще всю свою жизнь отдала нелегкому труду заполярного почтальона. Довелось ей потрудиться во многих почтовых отделениях Крайнего Севера на территории Ненецкого национального округа.

В Хорей-Вер приходит ежемесячно не менее 400 писем. А случается, что в почтовых мешках доставляется и до 1100 писем за один месяц. Но это главным образом по праздникам. Заказные же почтовые отправления на Севере — довольно редкое дело. Население не испытывает в них особой нужды... (Снимок 4).

— Наши северяне, — говорит Раиса Павловна, — лучше всех знают истинную цену почтовой корреспонденции. Кстати, именно поэтому, вероятно, и к нам, работникам связи, такое уважительное отношение.

...Путешествие за Северный Полярный круг еще раз доказало, сколь велика цена почтовой корреспонденции. Велика — в силу всесильных здесь географических факторов, велика потому, что очень уж нелегок путь почты через тундру.