Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Сильнее льдов Антарктиды

А. Ефремов. Сильнее льдов Антарктиды. Филателия СССР. 1975. №7. Стр. 6-7

Есть в моей коллекции два конверта, глядя на которые, я испытываю особые чувства. Эти конверты были отправлены с борта дизель-электрохода «Обь» во время 18-й советской антарктической экспедиции (САЭ). Любой конверт, полученный с борта этого судна, — драгоценный подарок для коллекционера, интересующегося историей отечественного флота и полярной тематикой. Но эти конверты — особые, потому что они напоминают о суровых испытаниях, выпавших на долю «Оби» в южнополярных широтах летом 1973 года...

Велики заслуги «Оби» перед советской наукой, и многие ее свершения были первыми. 5 января 1956 года «Обь» первой из советских судов подошла к берегам ледового континента, положив начало его планомерным исследованиям. «Обь» принимала участие в выполнении программы Международного геофизического года (1957—1958 гг.), совершив в течение 310 суток кругосветное путешествие. С борта «Оби» впервые были осуществлены запуски советских метеорологических ракет. В 1967—1968 годах «Обь» обогнула Антарктиду. Во время этой экспедиции была основана станция «Беллинсгаузен» и начались советские исследования в "Западной Антарктиде. Судно бороздило воды всех океанов и 34 морей земного шара, побывало на всех континентах, посетив около 50 портов 29 государств, и прошло в общей сложности почти 800 тысяч миль. «Обью» сделано свыше 70 географических открытий, и ряду географических объектов по праву присвоено ее имя. Экипаж «Оби» удостоен многих почетных наград, ему вручены памятные медали «150-летие открытия Антарктиды» ' и «50-летие Гидрометеослужбы СССР».

Семнадцать раз «Обь» совершала нелегкие, но в какой-то мере ставшие привычными рейсы в Антарктиду и благополучно возвращалась к родным берегам, успешно выполнив все задания. Но восемнадцатый рейс оказался необычайно трудным.

Перед 18-й САЭ в числе прочих была поставлена задача пробиться к побережью Западной Антарктиды и на разведанном ранее (во время 17-й САЭ) месте (мыс Беркс на Берегу Хопса) основать новую, седьмую по счету, станцию «Русская». Выполнить эту задачу предстояло флагману советских антарктических экспедиций дизель-электроходу «Обь». О том, как развивались события дальше, можно было узнать из скупых сообщений в центральных газетах. Не сумев преодолеть ледовый панцири на подступах к Берегу Хопса, «Обь» направилась к станции «Ленинградская», где были организованы работы по выгрузке и смене зимовщиков. Эти работы продолжались и во время начавшегося в апреле урагана. На берег с помощью вертолета Ми-8 и самолета Ан-2 было переброшено 120 тонн грузов, что обеспечивало спокойную работу новой смены. Ураган продолжал свирепствовать, сила ветра достигала 12 баллов. Наконец ударил мороз, и вскоре судно оказалось в ледовом плену. Толщина наслаивающихся друг на друга льдин достигала 12 метров. Так начался героический дрейф «Оби», который продолжался в общей сложности свыше трех месяцев. Положение судна было тяжелым: огромное расстояние от Родины, мрак и стужа начинающейся полярной ночи, ветер и треск наступающих льдов.

В 1955 году «Обь» также подверглась «нападению» со стороны льдов Антарктиды, когда на судно, стоявшее у Берега «Правды», вдруг двинулся айсберг, стронутый с места внезапно начавшимся ураганным ветром. Кстати, «Обь», стоящую у Берега «Правды», можно видеть на маркированном конверте от 16 марта 1959 года. В тот раз все обошлось благополучно: айсберг только царапнул борт «Оби» и величественно удалился.

Накануне праздника Первомая, когда стало, ясно, что «Обь» попала в тиски гигантского ледяного массива и дрейф неизбежен, капитан судна С. И. Волков собрал совет, на котором было решено подготовить все необходимое на тот случай, если сила сжатия льдов все же преодолеет сопротивление мощного корпуса судна.

Для оказания помощи попавшей в беду «Оби» была создана межведомственная комиссия во главе с Героем Советского Союза Е. И. Толстиковым. В район дрейфа «Оби» были направлены дизель-электроход «Наварин» и научно-исследовательское судно «Профессор Зубов», на борту которого находился руководитель спасательных операций, Герой Социалистического Труда, известный полярник А. Ф. Трешников. Остановившись примерно в 150 милях от «Оби», «Наварин» принимал на борт участников экспедиции, которых, несмотря на тяжелые метеоусловия, доставляли летчики. На «Оби» осталось 73 человека — члены экипажа, авиаторы и небольшая груп-па ученых, которые решили воспользоваться столь необычными условиями для проведения уникальных научных исследований. Радиосообщения с «Оби» в это время звучали, как фронтовые сводки. «Метель. Видимость нулевая. Жесточайшее сжатие, интенсивное торошение. При обследовании корпуса обнаружена деформация шпангоутов по правому борту...» «Извлечены из трюмов на верхнюю палубу запасы горючего, 11 разборных домиков, 4 палатки КАПШ, баллоны с газом... Готовим индивидуальные комплекты продуктов». Во время дрейфа экипаж выпускал стенную га-зету, ставшую хроникой трехмесячного ледового плена; под одним из снимков подпись: «В результате урагана и жестокого сжатия в ночь с 3 на 4 июня крен судна на левый борт увеличился. Торосы достигли фальшборта». В это. тяжелейшее время ученые вели свои наблюдения: были существенно пополнены сведения о физико-химических ха-рактеристиках воды, изучены скорость и направление течений и элементы дрейфа. Инженеры вели непрерывные наблюдения за силой сжатия корпуса и напряжениями в нем. Скованное льдами судно превратилось в научную лабораторию. 26 июня экипаж «Оби» отметил 20-ю годовщину со дня подъема Государственного флага СССР. Мужественные люди даже организовали концерт художественной самодеятельности.

В конце июля ледяное поле было взломано под действием сильных ветров и крупной морской зыби; помогли и взрывы, сделанные вдоль корпуса судна. По трещинам и разводьям «Обь» начала самостоятельно пробираться к кромке льдов, за которой лежала чистая вода океана. Наконец, пройдя со льдами 1015 километров в северо-восточном направлении, судно освободилось из 90-дневного плена и взяло курс к родным берегам, где его ждала торжественная встреча. Несколько раньше в Ленинград вернулся «Наварин», осуществивший смену зимовщиков на станциях «Мирный» и «Молодежная».

Люди оказались сильнее льдов Антарктиды, вышли победителями в борьбе с грозными силами стихии, вписав новую страницу в историю покорения шестого континента.

Указом Президиума Верховного- Совета СССР от 16 мая 1974 года орденами и меда-лями СССР было награждено 50 участников операций по вывозу полярников 17-й САЭ и спасению дизель-электрохода «Обь» за проявленные при этом мужество и отвагу. Орденом Ленина награжден капитан «Оби» С. И. Волков, 11 членов экипажа также награждены орденами и медалями.

Вот о каких событиях напоминают эти конверты. На служебном конверте 18-й САЭ «Обь» изображена на фоне айсберга и карты Антарктиды (кстати, на карте обозначена и станция «Русская», которую должна была основать «Обь»). На обратной стороне конверта имеется оттиск самодельного сопроводительного штампа с изображением дизель-электрохода, а также обитателей Арктики и Антарктиды — белого медведя и пингвина. Второй конверт имеет на обратной стороне оттиск более известного штампа: по окружности сделана ограниченная звездочками надпись: «Советская антарктическая экспедиция», а «Обь» изображена на фоне карты Антарктиды с градусной сеткой. Марки на обоих конвертах погашены штемпелем станции «Молодежная», который датирован 16 января 1973 года, дата прибытия в Москву—13 сентября.

Можно предположить, что эти конверты были доставлены в Ленинград дизель-электроходом «Наварин», который производил смену зимовщиков на станции «Молодежная». А на борт «Наварина» письма попали во время эвакуации участников экспедиции с «Оби».

Пропустив одну экспедицию, во время которой «Обь» находилась на ремонте, ветеран снова в строю. Он принял участие в работе 20-й САЭ.