Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Людмила Шагалова: «Роли начинаются с открытки» (Людмила Шагалова)

Л. Сладков. Людмила Шагалова: «Роли начинаются с открытки». Филателия СССР. 1976. №12. Стр. 16-17

— Коллекционированию спичечных этикеток я отдавала каждую свободную минуту. Да что там минута! Вижу, на улице закуривает прохожий — умоляю показать коробок. А началось это накануне Всемирного фестиваля молодежи и студентов, проходившего в Москве. Тогда, в 1957 году, выпустили подарочный набор спичечных этикеток. Назывался, кажется, «Джазовые инструменты». Он-то и положил начало моей филуменистической коллекции. Мало-помалу я стала обладательницей несметных «сокровищ», исчислявшихся 25 тысячами экспонатов. О моей коллекции писал журнал «Советский экран». Все бы ничего, да автор «приделал» к статье слишком лихую концовку: «Итак,— подытоживал он,— Людмила Шагалова предлагает: давайте меняться!» И указал адрес. Вот тут-то я впервые убедилась, что слава коллекционера вполне может соперничать с известностью артиста. Со мной пожелали обмениваться ни много ни мало... 80 тысяч человек. Почтовое отделение работало фактически на меня одну. Письма таскали в мешках, квартира моя напоминала сортировочный зал почтамта. Те дни без улыбки не могу вспомнить.

— Но тогда, очевидно, было не до смеха? — спрашиваю заслуженную артистку РСФСР, лауреата Государственной премии СССР Людмилу Шагалову.

— 80 тысяч писем — какой там уж смех?! Всей семьей осилили только 500. Рада бы всем ответить. Да как? Вот один одессит и стал повсюду жаловаться: Шагалова, мол, затеяла обмен, я ей послал мексиканские этикетки, а она — ни слова. Пришлось тысячи писем перебрать, отыскать мексиканские спичечные этикетки" и отправить в Одессу. И свои в придачу.

— Адресат, очевидно, остался доволен...

— Не исключаю, но вот я в результате операции «Неравный обмен», как назвали ее в семье, признаться, охладела к этикеткам.

— Но ведь говорят же, что истинная коллекционерская страсть не угасает. Рано или поздно она должна пробудиться.

— А страсть коллекционера во мне не угасала. Просто объект собирательства стал иным. Вот уже много лет я с удовольствием коллекционирую значки и открытки с репродукциями художественных полотен. Вообще коллекционирование — занятие изумительное. Каждый в нем открывает для себя нечто заветное, интересное, спешит поделиться находками с друзьями.

— А чем коллекционирование привлекло вас!

— Во-первых, это плодотворный отдых. Во-вторых, оно развивает зрительную память что для актеров немаловажно. У меня выработалась привычка: перед съемками любого фильма обращаться к своей коллекции. Есть пословица: «Лучше раз увидеть, чем сто услышать». «И прочитать»,— осмелюсь добавить. Готовя роль, обязательно рассматриваю и изучаю открытки. В памяти откладываются, скажем, целые образы, детали старинного быта, нюансы моды, даже микроскопические штрихи к «портрету» моей будущей героини. Бесспорно, нужную информацию черпаю и из книг, но как бы не была подробно и ярко описана, например, усадьба восемнадцатого века, ее невозможно представить, не увидев хотя бы рисунок.

— Назовите, пожалуйста, фильмы, сыграть в которых вам «помогли» открытки.

— «Приваловские миллионы». Когда я приехала в Свердловск (фильм снимался на Свердловской студии), у меня уже были готовые предложения по съемкам, навеянные, если так можно выразиться, изучением открыток с репродукциями картин Кустодиева. Режиссер мои предложения принял. Другие фильмы — кинокомедия «Не может быть!» и «Женитьба Бальзаминова», в котором мне пришлось выступить в роли «маменьки» нерешительного жениха. Какие открытки я использовала? Те же, ведь так называемые бытовые полотна Кустодиева подлинный клад. Среди них такие, как «Купчиха», «Лихач», «Карусель», «Купчиха на прогулке». Сцены прямо выхвачены из жизни. Многие, наверное, знают этот комплект открыток. Он выпущен в 1970 году.

— А часто пи во время съемок кинематографисты прибегают к помощи коллекционеров !

— Почти всегда, особенно в исторических лентах. К примеру, открытки использовались для уточнения некоторых сцен в фильмах «А зори здесь тихие...», «Станционный смотритель».

— Как вы храните открытки!

— В картотеках, с использованием, разумеется, разделителей. Открытки располагаю в алфавитном порядке, в соответствии с фамилиями художников независимо от того, выдающийся ли это мастер кисти или начинающий.

— Помимо открыток, вы увлекаетесь значками...

— Эта коллекция, в общем-то, зародилась несколько необычно. В основу ее легли значки, связанные с темой «Киноискусство». Они накапливались у меня после кинофестивалей, участия в жюри различных конкурсов. Затем к ним присоединились «Гербы городов», и коллекция стала постепенно расти. Самым ценным считаю серебряный сувенирный значок, выпущенный одной из рижских фирм и посвященный Олимпийским играм 1916 года. Его подарил мне кинооператор Юрий Куприянов на съемках «Женитьбы Бальзаминова». А вообще среди артистов немало поклонников значков. Могу назвать Аллу Ларионову и Николая Рыбникова.

— У фалеристов пользуются популярностью значки «Актеры советского кино». Существует ли значок с вашим портретом!

— Да, он выпущен в Ленинграде. У меня, к сожалению, его нет. А вот почтовую марку, посвященную кинофильму «Молодая гвардия», я бережно храню, хотя и не являюсь филателистом. С этого фильма фактически началась моя работа в кино. Я сыграла роль Вали Борц.

— Памятуя об операции «Обмен», легко предположить, что вы теперь пополняете коллекцию, и в мыслях не допуская обмена!

— Вот какая история приключилась не так давно. Мою коллекцию показали в телепередаче «Кинопанорама», сняли меня в окружении ребятишек, которым я люблю рассказывать о коллекционировании, о значках. И вновь мне полетели письма и бандероли с предложениями типа «Давайте меняться». Нежданно-негаданно. Хочется всем ответить, чтобы никто не обиделся.

— Так, может быть, через журнал...

— Да-да. Я хочу сердечно поблагодарить всех, кто написал мне. Примите в знак признательности маленький новогодний сувенир.

Моя собеседница берет со стола открытку и надписывает ее.