Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

«Не мыслю себя без шахмат и марок»

Л. Сладков. «Не мыслю себя без шахмат и марок». Филателия СССР. 1975. №3. Стр. 50-51

Анатолий Карпов: «Не мыслю себя без шахмат и марок».

Перед встречей с Анатолием Карповым мы договорились с ним по телефону, что в предстоящем интервью о шахматах не будет ни слова. Только о марках. Но получилось иначе. Потому что очень трудно в жизни молодого гроссмейстера отделить одно от другого. Порой даже невозможно. Да и сам Карпов признает это:

— Я не мыслю свою жизнь без шахмат и без марок.

— Но шахматы требуют массу времени, и сейчас, в период подготовки к матчу с Фишером, вы, вероятно, отложили в сторону альбомы!
— Нет, такого, не случается. Они у меня всегда под рукой, даже в самых ответственных матчах.

— И когда вы играли с Кориным!
— И тогда тоже. Я с собой в Москву привез альбом, где собрана часть моей коллекции «Олимпийские игры». Выпуски до 60-х годов и Римская олимпиада. После очередной отложенной партии возвращался усталым. В голове сумбур. Достану альбом, полистаю. Чувствую, как мысли в порядок приходят. А назавтра — вновь к шахматному столику. Вообще считаю, что филателия — лучший вид отдыха.

— Ну а спорт, чтение!
— О, это я все люблю, не исключаю, конечно. Особенно прогулки в подмосковном лесу. Просто предпочтение отдаю маркам.

— Нашим читателям интересно узнать, что вы собираете!
— Помимо Олимпики, хронологию советских марок, шахматы, выборочно живопись. Олимпика представлена процентов на 50 из того, что было выпущено в мире. Что касается шахмат... Эта тема собрана и разработана практически полностью. Не хватает единиц.

— Каких, к примеру!
— Нет венгерских беззубцовок 1950 года. Отсутствует шахматный блок Франции восьмилетней давности. В 1968 году Монако выпустило в честь международного турнира марку и пробы пяти цветов. Четыре цвета достать не удалось.

— А есть ли марки, посвященные тем соревнованиям, где вы участвовали!
— Да. Почта Югославии и Франции отметила специальными выпусками состоявшиеся в этих странах Всемирные шахматные олимпиады, на которых побеждали советские шахматисты.

— Анатолий, ведете ли вы переписку с кем-нибудь из коллекционеров!
— Что вы, даже не пытался. Ведь здесь уже вступает в силу фактор времени, я бы сказал, в самом чистом виде. Марки получаю по абонементу. И еще иногда — неожиданно...

— Для самого себя!
— Вот именно. Так произошло два года назад в Венгерской Народной Республике, на турнире. Венгерские друзья — любители шахмат узнали, что я филателист, и вручили подарок — две первых венгерских серии «Живопись».

— Что вы цените в марках!
— Безусловно, познавательную сторону. Зачастую узнаешь новое о каких-либо событиях, датах, выдающихся людях. И сразу вспоминаешь, что еще раньше узнал об этом, «читая» марки. Впрочем, и наоборот бывает. Здесь действует как бы прямая и обратная связь. Кстати, в ней можно найти и ответ на вопрос, который мне время, от времени задают: «Как я отношусь к разновидностям?» В коллекцию включаю их редко, только наиболее явные. Те, что нельзя не включить. Специального же поиска разновидностей не веду. Они, на мой взгляд, не обогащают коллекцию. Марки, прежде всего меня интересуют содержанием. Считаю, что они являются превосходным стимулом для развития и тренировки памяти, что особо необходимо шахматистам.

— Кто-нибудь из них разделяет ваше увлечение!
— Насколько мне известно, это Петросян и Микенас.

— В интервью, Анатолий, вы, помнится, не раз говорили, что к маркам, как и многие, пришли в школьные годы. Появилось ли с тех пор у вас новое увлечение!
— В определенной мере могу ответить положительно. Нравятся шахматные значки. Но их пока немного.

— Филателисты даже старшего поколения с неподдельной любовью отзываются о своей первой марке...
— Наверняка каждый знаком с пятимарочной серией «40-летие Советских Вооруженных Сил». Марка номиналом 40 копеек с изображением солдата, матроса и летчика на фоне боевых знамен Советской Армии и послужила первенцем. «Открыв» мою коллекцию, она стала для меня бесценным сувениром. В этом смысле я ставлю ее выше многих своих раритетов.

— Расскажите, пожалуйста, об одном из них.
— Удивительно, но почти все они так или иначе связаны с шахматной темой. На кубинской марке серии, кажется, 1954 года, имя великого Капабланки ошибочно указано не Хосе, а Хосф. Эта миниатюра встречается весьма редко...

Нашу беседу прерывает стук в дверь. Тренер Карпова С. Фурман напоминает своему подопечному, что пора садиться за шахматную доску. Ведь впереди, через несколько месяцев, труднейший матч за право носить звание чемпиона мира по шахматам.

На черно-белых полях расставляются фигуры, а я, воспользовавшись секундной паузой, задаю первый и единственный за всю беседу «нефилателистический» вопрос. Впрочем, он-то и к шахматам имеет отдаленное, чисто символическое отношение. Вопрос из области прогнозов.

Анатолий Карпов, словно полководец накануне генерального сражения, оглядывает расставленное на квадратах доски свое войско, улыбается и чуть медля произносит:

— Как будет летом? Не знаю. Честное слово, не знаю. Время — лучший арбитр, покажет. А пока — передайте через ваш журнал привет коллегам-коллекционерам.

И в моем блокноте появляется запись: