Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Еще о земских марках Хвалынского уезда

Н. Лучник. "Еще о земских марках Хвалынского уезда". "Филателия СССР", 1971, № 3, стр. 14-16

В СЕДЬМОМ НОМЕРЕ сборника "Советский коллекционер" (1969 г.) Б К. Стальбаум в статье "О глубине исследования" опубликовал ранее неизвестный документ, касающийся земской почты Хвалынского уезда и ее марок. Это - письмо из Хвалынском земской управы от 26 ноября 1913 года на имя известного филателиста, ныне покойного, проф. Н. С. Щербиновского (в статье Б. К. Стальбаума он ошибочно назван Г. Щербинским):

"На письмо Ваше Уездная Земская Управа сообщает, что земская почта в Хвалынском уезде учреждена в 1866 г. по постановлению земского собрания от 18 сентября. Земский почтовый сбор введен с 1900 г. постановлением того же собрания от 25 сентября. Почтовых марок (ценою 2 коп. каждая) было выпущено: в 1900 г. 51412 шт., в 1904 г. 38 800 шт., в 1908 г. 43 300 шт. ив 1911 г. 50 000 шт.; для погашения марок имеется особый почтовый штемпель. Марки заготавливаются в С.-Петербурге в Невской типографии. В настоящее время имеются марки одного последнего выпуска; от марок прежних выпусков они отличаются только краской".

Б. К. Стальбаум, сопоставляя это письмо с каталогом земских марок, вышедшем в 1925 году под редакцией Ф. Г. Чучииа, предостерегает от неправильных выводов, которые могут быть сделаны при недостаточно глубоком исследовании. К сожалению, в его статье использована не вся необходимая литература, изучение которой заставляет посмотреть на выпуски Хвалынского уезда иными глазами И сделать из опубликованного письма несколько другие выводы.

Среди филателистов распространено мнение, что литература по земским маркам очень бедна и что изучены они плохо. Это далеко не так. В прошлом веке и в начале этого земские марки были одним из излюбленных объектов коллекционирования и немало филателистов очень серьезно занимались их изучением. Они рассматривали такие вопросы, как история почты, почтовое обращение, история подготовки и издания отдельных выпусков, то есть то, что составляет содержание современной научной филателии. При этом следует заметить, что хотя почта Хвалынского уезда была изучена меньше многих других (может быть, это и заставило Н. С. Щербиновского обратиться в земскую управу), но все же в литературе можно найти значительно больше сведений, чем те, которые приведены в каталоге Ф. Г. Чучина.

Изучение литературы по данному вопросу облегчается тем, что она практически полностью использована в более поздних каталогах и монографиях, среди которых необходимо, наряду с каталогом Ф. Г. Чучина, отметить еще три издания.
До первой мировой войны Карл Карлович Шмидт и Агафон Карлович Фаберже начали публиковать в виде отдельных выпусков подробнейшую монографию о земской почте (на немецком языке, хотя она и издавалась в России); эта работа осталась незаконченной: она доведена лишь до Луги.

Значительно позже, в 30-х годах, то есть после выхода в свет каталога под ред. Ф. Г. Чучина, К. К- Шмидт, живший в то время в Германии, издал там полный специализированный каталог земских марок. Он был выпущен полудомашним способом, тиражом всего в 50 экземпляров. Написанный в телеграфном стиле, этот каталог не повторяет многих фактов, приводимых в монографии Шмидта и Фаберже.

Наконец, после тою, как К. К. Шмидт пожертвовал свою коллекцию Берлинскому почтовому музею, он в связи с этим издал в 1934 году новый каталог этой коллекции, который представляет собой сокращенный вариант предыдущего каталога. В этих трех изданиях исчерпывающе охвачена вся предшествовавшая им литература.

Передо мной описание земской почты Хвалынского уезда Саратовской губернии и ее марок, составленное по данным из всех четырех упомянутых изданий. Теперь можно более определенно сказать, что нового содержит опубликованное письмо и какие вопросы еще ждут своего разрешения.

Время открытия почты. То, что почта в Хвалынском уезде была открыта еще в 60-х годах, факт далеко не новый. Шмидт и Фаберже писали, что она была открыта в 1863 году, ссылаясь на письмо председателя земской управы на имя филателиста А. Ильина от 1 июля 1905 г. Опубликованное Б. К. Стальбаумом письмо указывает другую дату: 1866 год. Какая дата вернее - сказать невозможно, так как оба письма исходят из одной и той же инстанции. Письмо А. Ильину более раннее, оно ближе к тому времени и поэтому, казалось бы, более достоверно, но письмо на имя Н. С. Щербиновского содержит конкретную ссылку на постановление земского собрания. Таким образом, второе письмо не сообщает нового факта, а лишь вносит противоречие с первым, выяснить которое не так просто.

Почта в Хвалынском уезде. Данных по этому уезду меньше, чем по ряду других уездов. Однако об объеме почтового обмена можно судить не только на основании тиражей марок. Шмидт и Фаберже указывают, что в 1902- 1904 годах ежегодно пересылалось по 10-12 тысяч писем. Доход от продажи марок составил в 1904 г. 237 руб. 80 коп., от пересылки посылок - 89 руб. 20 коп. В предыдущем году общий доход был 340 руб. 23 коп.

Время введения почтового сбора. До сих пор, исходя из времени выпуска почтовых марок, можно было лишь догадываться, что почтовый сбор введен в 1901 году. Однако не исключено, что до выпуска марок этот сбор взимался наличными. Письмо проясняет этот вопрос: сбор был введен с 1900 года постановлением земского собрания от 25 сентября.

Выпуски марок и их классификация. В Хвалынском уезде марки выпускались не двух, а трех разных рисунков. В каталоге 1925 года очень часто встречается "сакраментальная" фраза: "Похожа на предыдущие марки", которая нередко ставит в тупик неопытных земщиков. На самом же деле рисунок их совсем иной и выпущены они в 1914 году, то есть после написания письма. В письме говорится, что все четыре выпуска отличаются лишь цветом. Датировка их соответствует приводимой Шмидтом, который сообщает также тираж выпуска 1908 года; он в точности соответствует указанному в письме. Таким образом, мы почти с полной уверенностью можем заключить, что в письме идет речь лишь о марках со вторым типом рисунка. Отсутствие указания на третий тип понятно; что же касается марок с первым типом рисунка, то они требуют специального обсуждения.

Проблема первого выпуска. Этот выпуск давно казался загадочным. Впервые земские марки Хвалынского уезда были описаны в журнале "Echo de la Timbrologie" (№ 362 от 31 января 1908 года). В нем выпуск отнесен к 1895 году. Шмидт и Фаберже датируют его, однако, 1901 годом - "когда эти марки стали известны коллекционерам". Поскольку почтовый сбор был введен лишь в 1900 году, ясно, что раньше марки не могли быть выпущены.

Однако кажется странным, что в течение одного года, к тому же первого года выпуска марок, потребовалось два издания. Совершенно разные рисунки и техника исполнения говорят о том, что марки печатались в разных типографиях. Но можно отметить, что эти марки очень похожи на марки Вольского уезда той же губернии. Это ясно видно из рис. 1, где марки двух уездов сфотографированы рядом. Сходство не исчерпывается рисунком. Полностью совпадают и расцветка, и бумага, и зубцовка, и клей.

Казалось бы, можно датировать этот выпуск путем сравнения с эмиссиями Вольского уезда. Однако это внесло бы еще большую неясность. Марки Вольского уезда с таким рисунком выпускались четыре раза: в 1898 г., в декабре 1899 г., в феврале 1902 г. и в октябре 1904 г. Два первых выпуска отличаются более частой штриховкой фона, у двух последних она реже, такая же, как у Хвалынском марки. Два последних выпуска несколько отличаются расцветкой марок и цветом бумаги, причем хвалынская марка полностью совпадает по этим признакам с выпуском 1904 года. Отсюда можно заключить, что она была отпечатана после февраля 1902 года, когда в типографии (увы, неизвестно какой) использовали другую бумагу и краски.

Итак, существует уже три датировки "первого номера" Хвалынска. По одним данным (французский журнал), эта марка выпущена на несколько лет раньше всех прочих марок, по другим (Шмидт и Фаберже) - приблизительно одновременно с марками другого рисунка, но третьим (сравнение с выпуском Вольских марок) - на несколько лет позже. Последний вывод нам кажется более убедительным, но все же уверенности в его правильности у нас нет.

"Первый номер" имеет еще две особенности. Во-первых, эта марка довольно редка. Если все прочие марки Хвалынском уезда расценены в каталоге 1925 года по 15-25 коп., то эта расценена в 8 руб. (а без зубцов даже в 20 руб.), причем такую стоимость нельзя считать завышенной, хотя марка была выпущена в то же время, что и другие. Во-вторых, эта марка неизвестна не только на конвертах, прошедших почту, но и вообще в гашеном виде. Вот почему она стоит так дорого.

Все эти данные приводят к неожиданному выводу, который противоречит данным всех каталогов, а именно: эта марка является пробной и никогда не была в обращении! Нам представляется вполне вероятным, что марки "второго" выпуска (который на самом деле был первым) не удовлетворили земскую управу. Действительно, исполнение их оставляет желать лучшего: далее на гербе уезда вместо двух рыб мы видим просто две палочки. Был сделан заказ в другой типографии, приготовлены пробы, но либо из-за более высокой цены, либо еще по какой другой причине выпуск не состоялся.

Конечно, наше предположение требует дальнейших подтверждений; пока же ясно лишь, что история "первого выпуска" становится еще более загадочной, чем раньше.

Марки второго типа рисунка. На рис. 2 приведены две марки этого типа, а именно второго и третьего тиража вместе с маркой образца 1914 года. Излишне обращать внимание на то, что рисунки их хотя и имеют сходство, но отличаются во всех деталях.

Прежде всего, выясним вопрос о числе тиражей этих марок. В каталоге Ф. Г. Чучина марки этого рисунка сгруппированы в два выпуска. В описании первого (1901- 1904 гг.) говорится о трех изданиях, отличающихся оттенком и клеем. В описании второго выпуска сказано: "несколько изданий, отличающихся интенсивностью окраски фона и цветом синей краски". Поскольку каталогизированы, как и в предыдущем случае, два оттенка, речь идет, видимо, более чем о двух изданиях, так как тогда было бы просто написано, что их - два.

Таким образом, согласно этому каталогу, должно было быть не меньше шести изданий. В монографии Шмидта и Фаберже и в обоих каталогах Шмидта речь идет лишь о четырех изданиях. О таком же количестве изданий говорится и в письме. Их данные сопоставлены в таблице.

Как видно из таблицы, письмо подтверждает данные Шмидта. Но чем же объяснить расхождения в каталоге Ф. Г. Чучина? Для этого необходимо обратиться к способу изготовления марок.

Марки исполнены литографским способом, но печатались довольно своеобразно. Шмидт и Фаберже указывают, что в листах марок первого издания имеются марки разных оттенков, причем в каждом вертикальном ряду оттенок марки всегда один и тот же. Отсюда они делают вывод, что хотя листы содержали по 50 марок (10X5), но клише состояло лишь из пяти марок, расположенных вертикально (все пять марок имеют небольшие различия, которые будут описаны ниже), а вертикальные ряды на листе печатались поочередно. Относительно прочих изданий такого указания нет, но, по-видимому, такая же практика продолжалась.

На рис. 3 мы приводим фотографию блока марок третьего издания, в котором типы рисунка расположены горизонтально. Можно видеть, что верхние марки светлее нижних. Правда, предположение Шмидта и Фаберже о том, что марки печатались путем многократного наложения клише на один лист бумаги, нам кажется маловероятным. Скорее разный оттенок получился при перенесении рисунков па литографский камень. Но в любом случае такое изменение оттенков могло создать мнение у составителей каталога под ред. Ф. Г. Чучина о существовании большего числа изданий, чем это было в действительности.

Письмо на имя Н. С. Щербиновского содержит некоторые факты, относящиеся к маркам со вторым типом рисунка, которые раньше не были известны. Это -указание на то, что марки печатались в Петербурге в Невской типографии. Раньше места изготовления этих марок мы не знали. Кроме того, приведены тиражи всех четырех изданий, а до сих пор из этих цифр была известна только одна. Что касается небольших расхождений в датировке изданий, то, поскольку в письме указан только год, а у Шмидта месяц и год, последние цифры, видимо, более достоверны. Возможно, что в письме указаны даты заказа марок, а у Шмидта - начало их обращения.

Наконец, мы можем привести относительно этих марок еще некоторые подробности, отсутствующие в каталоге 1925 года.

Выше уже упоминалось, что существует пять типов этих марок. Они повторяются во всех изданиях, но по-разному расположены в листах. Поскольку признаки типов никогда не были описаны на русском языке, приводим их.

Тип 1. Левая обводящая рамка имеет два разрыва: вверху, возле цифры 2, и в середине, возле буквы Ы. Левый нижний угол утолщен, сразу вслед за ним разрыв нижней линии.

Тип 2. Верхняя линия имеет утолщение над левой цифрой 2. Правая линия сверху до буквы П утолщена, затем делает излом и становится тонкой.

Тип 3. Над буквой М в слове ЗЕМСКАЯ горизонтальный белый штрих. Под левой нижней цифрой 2 линия несколько расплывчата, левый угол утолщен.

Тип 4. Нижняя линия идет криво, левая сторона ниже правой. Левый нижний угол утолщен, как в типе 3.

Тип 5. Не имеет указанных признаков.

Первое издание печаталось в листах 10x5 с вертикальным расположением типов. Во втором издании типы также расположены вертикально, но в иной последовательности: 3+2+5+4+1; листы 11x5, группами 6x5 и 5X5, причем правая перевернута. Оба эти издания напечатаны в одну краску. Обозначения цвета в каталоге Ф. Г. Чучина - "коричнево-фиолетовая" и "красно-фиолетовая" - не соответствуют действительности. Ближе к истине К. Шмидт; для первого издания он указывает: розово-лиловая, для второго - коричнево-розовая.

В пределах издания оттенки сильно варьируют, так что по цвету отнести марку к определенному изданию затруднительно. Поэтому, хотя речь идет о двух разных изданиях, практичнее, вслед за составителями каталога Ф. Г. Чучина, не присваивать им отдельных номеров, а описывать как разновидности.

Два последних издания печатались в две краски. Основной рисунок напечатан в третьем издании ультрамариновой, а в четвертом - темно-ультрамариновой краской; к этому рисунку добавлен розовый фон, состоящий из розеток. Цвета и у этих двух выпусков варьируют слишком сильно, что не позволяет провести между ними определенную границу. Оба издания печатались листами 5X5. В третьем издании последовательность типов 1+5+2+4+3 горизонтально, в четвертом 1+5+3+4+2 вертикально.

Клише ретушировали дважды, в связи с чем типы в по следующих тиражах имеют свои особенности (до сих пор они не описаны). Во втором издании встречаются марки без зубцов. Известны пробы пяти цветов: золотого, красно-оранжевого, розово-красного, матово-синего и желто-зеленого, печатавшиеся листами 5X5.

К этому можно добавить, что зубцовка у всех изданий одинакова, а толщина бумаги и свойства клея от издания к изданию варьируют незначительно.

Марки третьего типа рисунка. Эти марки выпущены в 1914 году и в отношении их в каталогах нет расхождений. К данным, приводимым в каталоге 1925 года, можно добавить, что марки печатались в листах 9X6, причем 5-й и 6-й вертикальные ряды перевернуты, что дает тет-беши двух типов.

Гашение. Известно лишь одно почтовое гашение Хвалынского уезда: круглый штемпель диаметром 35,5 мм с надписями по кругу: вверху ХВАЛЫНСКАЯ, внизу ЗЕМСКАЯ ПОЧТА, с датой в прямоугольнике в середине. Краска вначале сине-фиолетовая, затем черная. Из письма можно заключить, что это гашение было единственным.

Столь подробное рассмотрение земских марок Хвалынском уезда вряд ли было бы оправдано, если бы не появилась статья Б. К. Стальбаума. Поскольку же она должна привлечь филателистов к дальнейшему исследованию этих марок, важно отметить, что уже известно и какие вопросы еще надо разрешить. Кроме того, мы считали небесполезным сказать (не претендуя на оригинальность), что предпосылкой для любого исследования, в том числе и филателистического, является знакомство с литературой предмета. Б. К. Стальбаум в статье, специально посвященной глубине исследования, не коснулся этого первостепенного требования, и потому мы постарались на наглядном примере показать, насколько оно важно.