Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Оханские "редкости"

Д. Кузнецов, М. Минский. Оханские "редкости". "Филателия СССР". 1980. №7. Стр. 45-51

Земская почта в уезде открылась 1 января 1870 года по решению 1-го уездного земского собрания 1869 года, которое постановило, что "лица, желающие отправлять по земской почте свои частные письма, уплачивают по 3 коп. с письма и столько же за письма и повестки, получаемые с государственной почты". Земская почта отправлялась из Оханска два раза в неделю по северному и южному направлениям" (илл. 1). Через год управа сообщила, что она "и в будущем, 1872 году полагает производить 3-копеечный сбор со всех частных писем, как отправляемых в уезд, так и следующих из уезда частным лицам и для сдачи в почтовую контору".

К моменту открытия земской почты на территории уезда действовало также два государственных почтовых учреждения - почтовая контора в Оханске и почтовая станция Сосновская, расположенная на Сибирском тракте, пересекающим Оханский уезд.

В Оханской почтовой конторе корреспонденция отмечалась круглым штемпелем "Оханск", а на станции Сосновская - двустрочным штемпелем "Сосновской станц. перм. г.".

В материалах земских собраний за 1870-1872 годы нет никаких сведений не только о применении в уезде земских марок, но и об их введении. Только в отчете за период с 1 августа 1872 года по 26 сентября 1873 года управа впервые сообщила, что "употреблено почтовых земских марок на 44 руб. 01 коп. и остается на 84 руб. 78 коп. Можно легко подсчитать, что тираж первых марок составил 4293 штуки, а их расход вплоть до сентября 1876 года показывает, что в это время применялись земские марки только этого тиража.

В 1875 году ревизионная комиссия предложила земскому собранию "во избежание излишних расчетов и переписки по взысканию 3-копеечного сбора за развозку по уезду частной корреспонденции... снестись управе со всеми волостными правлениями, чтобы последние имели в запасе земские марки, покупая их в управе и затем, по получении от кого-либо корреспонденции, наклеивали марки на конверты, сами имея расчет за них непосредственно с подателями, не вовлекая управу ни в какие расчеты". Земское собрание обязало управу "определить приблизительное количество земских марок, потребное для нужд волостей и снабдить ими все волостные правления... принимая частную корреспонденцию из волостей не иначе, как с наклеенной маркой" (запись в журнале земского собрания 11 сентября 1875 г.).

В документах управы за 1876 год отмечен расход на печатание земских марок, что свидетельствует об исполнении постановления об их изготовлении. Наличие же марок в волостных правлениях в этот период подтверждается решением управы, обязавшей заведующего земской почтой "постоянно и своевременно вести расчеты с волостными правлениями как по 3-копеечному сбору, так и... по маркам".

3-копеечный сбор взимался за письма, полученные с государственной почтой и доставленные в уезд земской, а письма из уезда уже франкировались земскими марками. Эти материалы позволили установить очень важный факт - земские марки в волостных правлениях начали применяться не ранее сентября 1876 года, а до этого употреблялись только для франкирования писем, отправляемых из Оханска в уезд.

В воспоминаниях "Русская филателия в конце XIX века" П. Лядов писал: "Руководствоваться и следить за всеми вновь появляющимися земскими марками надо было бы по ежемесячному журналу "Le Timbre-Poste" издававшемуся фирмой Ж. Моэнса в Брюсселе...

У Моэнса было главное сосредоточение земских марок. Все старинные редкие выпуски были скуплены в России его агентами... Представителем Моэнса в России был Ван дер Бек, живший в Москве, он состоял членом Московского кружка филателистов. Именно в этом журнале в ноябре 1874 года появилось первое сообщение об оханской марке. И в следующий год в каталоге земских марок, выпущенном фирмой Моэнса, приводится фотография и описание оханской земской марки, известной нам под № 4. Во втором издании каталога, выпущенного в 1893 году, под первыми номерами значатся марки № 4 (1871 г.) и № 5 (1876 г.), а марки № 1, 2 и 3 совсем не указываются.

Материалы земских собраний и каталоги, изданные до 1893 года, подтверждают, что марка N9 4 была первой, а № 5 - второй. Марка № 4 поступила в обращение в конце 1872 года, а № 5 - в конце 1876-го. Чем же объяснить, что каталоги, изданные после 1893 года, в качестве первых указывают овальные марки № 1 и 2, а также неизвестную ранее марку № 3?

Как стало известно из последующих публикаций журнала, новый председатель управы А. Ю. Зедергольм (в должности пробыл с 14 августа 1893 по 1895 год) решил привести в порядок архивные дела управы. Результатом этого и явились "сенсационные" находки филателистических редкостей. В марте 1894 года в журнале Моэнса помещается фотография марки № 3 и текст: "в бумагах управы найдено, что изображенный тип, напечатанный в количестве 1785 штук, был первым выпущенным. Его применение начато в 1872-м, а не 1871 году, поэтому прежний тип оказывается вторым". Так марку № 3 "сделали" первой, а № 4 стала второй.

Марки № 3 известны как негашеные (без клея), так и на конвертах с погашением круглым штемпелем "Оханская земская почта". На иллюстрации 2 - конверт служебного письма из Перми в Шерьинское волостное управление "через полицейское управление". Наклеены две марки № 3 (из собрания О. Фаберже).

Второй конверт (из собрания киевского филателиста В. Белина), тоже служебного письма, отправлен в Оханскую управу содержателем Вознесенской земской станции. Конверт интересен надписью - "Подлинный обращик первой земской марки 1872 года, что и свидетельствуем подписью и приложением печати. 23 декабря 1893 г. Председатель управы А. Зедергольм, члены: М. Жаков, П. Попов" (илл. 3).

Но недолго и эта марка была первой. В февральском номере журнала за 1895 год публикуется большая статья "Оханские марки" - о новых находках, на сей раз овальных марок № 1 и 2 на конвертах. Одновременно описываются марки № 3, 4, 5 и 6. От редакции сообщается, что приведенные материалы были "любезно предоставлены" Вандер Беком. В статье отмечается, что о введении первой марки имеются весьма "расплывчатые данные", т. к. в материалах архива упоминается лишь требование к управе ввести в 1871 году марки с гербом уезда. Значит, к 1 января 1871 года - времени открытия земской почты - марок еще не было, а пересылка корреспонденции оплачивалась наличными. Далее утверждается, что в 1871 году южные районы уезда сильно пострадали от неурожая,e a потому члены управы, не дожидаясь земского собрания, решили освободить от платы переписку южной части уезда. Именно для этих районов и были якобы изготовлены марки "без цены" (№ 2), а марки "ценой 3 коп." (№ 1) - для корреспонденции северной части уезда. Выпуск бесплатных марок очень трудно объяснить, т. к. управа могла просто освободить от платы пересылку корреспонденции юга уезда, не производя лишних затрат на печатание специальных марок "без цены". Следует также заметить, что в материалах земских собраний за 1871-1872 годы сведения о неурожае на юге уезда не зафиксированы. Выпуск марок № 3 объяснили тем, что управа "упустила воспроизведение герба" на марках N9 1 и 2, а потому была вынуждена срочно заказать новые в литографии г. Осы. Марки были изготовлены, но, как сообщает автор статьи, "прибыли с транспортными расходами" по более высокой цене, чем было запрошено в Пермской типографии, а потому впредь управа заказывала марки только в Перми. Марки № 3 "были в употреблении в то же время, что и предыдущие до исчерпания запасов". В отношении марок № 4 пишется, что они "употреблялись в южной части уезда, в то время как предыдущие - в северной части". Приходится так подробно останавливаться на этой противоречивой и явно тенденциозной статье потому, что именно она и послужила основанием для включения марок № 1, 2 и 3 в каталоги.

Подлинность конвертов с марками № 3 долгие годы сомнениям не подвергалась. Только в 1925 году в каталоге под редакцией Ф. Чучина составители отметили, что "фактическое обращение данной марки не установлено". Более определенно пишет К. Шмидт в каталоге 1932 года: "Чтобы продать эти марки, никогда фактически не употреблявшиеся, их наклеивали на старые письма и гасили небольшим круглым штемпелем, бывшим на земской почте в 1893 году... подлинных писем с этими марками не существует".

Однако подделка видна не только в применении круглого штемпеля, бывшего в обращении только с 1891 года, но и в факте наклейки марок на письма, которые вовсе не нуждались в оплате земскими марками. Опровергнув факт обращения марок № 3, К. Шмидт пишет, что при заказе марок второго издания управа обратилась одновременно в две типографии - осинскую и пермскую. В осинской была назначена более высокая цена, потому заказ был передан пермской типографии.

Однако, сообщает К. Шмидт, марки № 3 "были в качестве пробы доставлены из типографии г. Осы тиражом в 1785 шт...", но из-за высокой цены, назначенной за их изготовление, эти марки, вероятно, "лежали в архиве до 1893 г...". В архиве в 1893 году этого количества быть не могло. Если управа не рассчиталась за присланные марки, они не могли попасть в архив, а если рассчиталась, марки были бы использованы по назначению, тем более что они ничем не отличались от марок № 4, изготовленных в Перми. Ненужных затрат управы не делали.

Более вероятно, что из осинской типографии в управу поступило лишь незначительное число марок в качестве образца (№ 3), а в сопроводительном. письме (или ином документе) сообщалась стоимость изготовления и пересылки тиража в количестве 1785 Штук. Не согласившись с расценкой, управа передала заказ на марки в Пермь, куда одновременно переслала часть присланных из Осы образцов. Остаток этих образцов оказался в архиве, где и был найден в 1893 году и реализован путем.их наклейки на конверты и поштучно. Такое предположение объясняет как крайнее сходство марок № 3 (Оса) и № 4 (Пермь), так и редкость марок № 3, которые, будь они найдены в большом количестве, не были бы редкими.

Рассмотрим конверты с марками № 1 и 2. Впервые иллюстрация конверта с маркой № 1 помещена в аукционном каталоге Робсона Лове в 1959 году (описание конверта дано в перечне под № З). В отечественной литературе фотокопии конвертов с марками № 1 и 2 показаны в журнале "Филателия СССР" № 1 за 1979 год. Такие конверты названы "редкостями мирового класса". Действительно, конверты с марками № 1 и 2 прошли проверку многими аукционами и филателистическими выставками. Такие конверты некогда украшали знаменитые собрания Ф. Феррари, А. Фаберже, К. Шмидта, Р. Богмана...

К концу 1930-х годов большинство конвертов находилось в коллекции А. Фаберже. В ней имелось 6 конвертов с марками № 1 и одна гашеная, а также 4 конверта с марками № 2 и две гашеные марки. В коллекции К. Шмидта, переданной им в дар Берлинскому почтовому музею в марте 1934 года, имелось по одному конверту с этими марками. Указанным количеством исчерпываются данные о марках в зарубежных собраниях того периода.

В отечественных собраниях пока известны два полных конверта и одна большая вырезка с маркой № 1rf один конверт и две гашеные марки N9 2. Все они не повторяют объектов из бывшего собрания А. Фаберже (характер конвертов из коллекции К. Шмидта неизвестен).

А. Конверты с марками № 1

1. Адресован (Оханск)ой управе. На конверте штемпель гос. почты "Оханск 17 мар. 187...". Отправитель не указан (илл. в журнале).

2. Адресован Оханской управе. На конверте два штемпеля гос. почты: круглый "Оханск... июнь 1872" и двустрочный "Сосновской станц. перм. г. 28 июнь 1872". Отправитель - Б. Сосновское волостное правление. Регистрационный № 502. (Находился е собраниях Ф. Феррари и А. Фаберже) - илл. 4.

3. Адресован Оханской управе. На конверте штемпель гос. почты - "Оханск 17 мар. 1872". Отправитель - священник... Кленовского села. Регистрационный № 11 (находился в собрании А. Фаберже).

4. Адресован Оханской управе. Марка на клапане конверта. (Находился в собраниях А. Фаберже и Р. Богмана).

5. Адресован Оханской управе. Отправитель не указан. Регистрационный № 28. На большой вырезке. (Из собрания Музея связи им. А. С. Попова).

6. Адресован Оханской управе. Марка погашена подписью "Горбунов". Фрагмент конверта. (Находился в собрании А. Фаберже).

Б. Конверты с марками № 2

7. Адресован Оханской управе. Отправитель не указан (илл. в журнале).

8. Адресован Оханской управе. Марка на клапане конверта. (Находился в собраниях Ф. Феррари, А. Фаберже и Р. Богмана).

9. Адресован Оханской управе. Марка погашена неразборчивым прямоугольным штемпелем. Отправитель... волостное правление. Фрагмент конверта. (Находился в собрании А. Фаберже). При анализе конвертов, прошедших земскую почту, нужно помнить:

  • почтовые сборы за пересылку всегда взимались только с корреспонденции частных лиц,
  • с момента организации земских учреждений в России их корреспонденция освобождалась от платы весового сбора на государственной почте, 
  • корреспонденция земских управ "как между собой, так и с частными лицами и учреждениями, на почтовых дорогах находящимися, а равно корреспонденция частных лиц со всеми правительственными и частными местами и лицами, также на почтовых дорогах находящихся, должна пересылаться не иначе, как через государственные почтовые учреждения" (Циркуляр МВД № 156 от 31 октября 1871 г.).

Эти материалы и тот факт, что до 1876 г. марки в волостных правлениях еще не применялись, свидетельствуют фальш всех рассмотренных конвертов с марками № 1 и 2:

а) конверты со штемпелями гос. почты, но не франкированные ее марками - служебные. Они прошли только по гос. почте и в земских марках не нуждались (конверты № 1, 2 и 3),

б) конверты писем из уезда в г. Оханск (в управу) также не могли иметь земские марки, т. к. в этот период марки в волостных правлениях еще не применялись (конверты №1,2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 и 9),

в) письма волостных правлений освобождались от земско-почтовых сборов, а потому земские марки оправданы быть не могут (конв. № 2 и 9).

"Оформление" конвертов марками № 1 и 2, как и марками № 3, проведено по единому рецепту - марки наклеивались на конверты от старых писем и погашались или перечеркиванием (марки № 1 и 2), или прямоугольным штемпелем с нечитаемым текстом (марки № 2), или круглым штемпелем земской почты (марки N9 3).

Утверждения, содержащиеся в статье "Оханские марки", о нахождении конвертов с марками № 1 и 2 при разборе архива управы были вызваны только желанием ввести коллекционеров в заблуждение.

Основываясь на материалах работы и анализе марок № 1 и 2, можно полагать: - марки № 1 заказаны в местной литографии, однако из-за примитивности исполнения их образцы отклонены управой. Отсутствие герба уезда на марках не могло служить причиной изготовления новых, т. к. в этот период даже в губернском городе (Пермский уезд) применялись земские марки без герба уезда;

- марки № 2 похожи на оттиски с незаконченного рисунка марки № 1 на литографском камне. Желание использовать эти пробы и породило легенду о предназначении марок для южных районов уезда, пострадавших от неурожая.

Фальсификаторы конвертов не ограничились наклейкой марок № 1, 2 и 3, известны такие конверты и с иными марками.

На илл. 5 - конверт служебного письма Таборского волостного правления, адресованного Оханской управе (из собрания О. Фаберже). На конверте две беззубцовые марки № 9а погашены овальным штемпелем "Оханской уездный земской почты" 29 июня 1894 г. (в тексте ошибка - "уездный" вместо "уездной").

Такой же конверт, но из Рождественского волостного правления, имеется в одной из московских коллекций. На конверте две марки № 9а и тоже погашены овальным штемпелем 29 июня 1894 г. Письмо прошло по государственной почте, на что указывает штемпель "Ножовка". Марки гос. почты отсутствуют.

Нам уже известно, что корреспонденция волостных правлений освобождалась от почтовых сборов и надобность в земских марках отсутствовала. Тем более странно, что оба конверта "франкированы" марками на 10 коп. каждый (по тарифу для простых частных писем требовалась только 2-коп. марка, а для заказных - 5-копеечная).

Рассмотрение "редкостей" следует закончить еще одним курьезом - маркированным конвертом для заказных писем. Типографский текст на конверте "от Председателя Оханской Земской управы 1894 года" не оставляет сомнений в принадлежности конверта для служебной переписки председателю управы А. Зедергольму. Издание такого конверта могло служить только интересам торговых фирм и коллекционеров, т. к. служебная переписка председателя управы, как и других ее членов, никакими сборами на земской почте не облагалась.

В каталоге К. Шмидта упоминается такой конверт с погашением овальным штемпелем 29 июня 1894 года. Конверт пока известен только в коллекции О. Фаберже (илл. 6). Он адресован в с. Ножовку на имя заведующего имениями Пермыкина - Л. И. Куницы. Клапаны конверта скреплены сургучной печатью "Для пакетов" Оханской уездной земской управы.

Оформлен конверт вполне убедительно, настораживает лишь факт погашения марки именно 29 июня 1894 г., в тот же день, когда овальный штемпель употреблялся для фальсификации конвертов беззубцовыми парами марок № 9а.

Не исключается, что оформление маркированного конверта (конвертов) предназначалось для подтверждения его почтового обращения, точно так же как и подпись на конверте (илл. 3) предназначалась для подтверждения почтового обращения марок № 3.

Выводы:

1. Почтовое обращение марок № 1, 2 и 3 материалами исследования не подтверждается.

2. Рассмотренные конверты с марками № 1, 2 и 3, как и конверты с марками № 9а - фальсифицированы.

3. Первой маркой, поступившей в обращение в конце 1872 г., следует считать марку № 4.

4. В период 1872-1876 гг. земскими марками оплачивались только частные письма, отправляемые из г. Оханска в уезд. Франкирование писем уездных отправлений начато лишь с конца 1876 г.

5. Пересылка частных писем, поступивших с государственной почтой и доставленных в уезд земской, оплачивалась наличными.

Авторы выражают признательность финскому коллекционеру Олегу Агафоновичу Фаберже за редкие фотоматериалы.