Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Особенности отправлений русской земской почты

Г. Гевирц, Особенности отправлений русской земской почты. "Филателия СССР", 1969, № 2, стр. 6-9.

1. КАК ХОДИЛИ ПИСЬМА ЗЕМСКОЙ ПОЧТЫ

В отличие от различных отправлений государственной почты, земская корреспонденция, как и марки земской почты, имеет специфические особенности.
Отправления земской почты - письма, открытки, бандероли, повестки, переводы и т. д. можно разделить на две группы: самостоятельные, не связанные с государственной почтой, и связанные с ней.

В первую группу входит корреспонденция, курсировавшая только в границах уезда, прошедшая только одну земскую почту. Вторую группу составляют почтовые отправления, обращавшиеся не только в пределах одного уезда и поэтому связанные с государственной почтой России.

Эта группа отправлений более сложна, разнообразна и требует еще серьезного исследования. Почтовые отправления, условно отнесенные ко второй группе, можно классифицировать следующим образом: прошедшие сначала государственную почту России, потом уездную (какого-либо уезда, какой-либо губернии); сначала прошедшие уездную почту, затем направленные по государственным почтовым трактам; прошедшие уездную почту, потом государственную и снова оказавшиеся на дорогах уездной почты другого уезда, другой губернии; поступившие из-за границы и далее направленные по уездной почте; отправленные по уездной почте за границу.

Почтовые отправления, условно отнесенные к первой группе, франкировались только земскими уездными марками (рис 1).

Почтовые отправления второй группы франкировались земскими марками уезда и марками государственной почты.

Письмо, направленное в уездный город России из какого-нибудь пункта на территории другого уезда, франкировалось земской маркой (если уезд имел почтовые марки) и государственной почтовой маркой (рис. 2).

Если письмо из уездного города в населенный пункт на территории другого уезда (другой губернии) доходило до того уезда с маркой государственной почты, то при доставке письма внутри уезда с адресата дополнительно взималась стоимость пересылки по земской почте от уездного города до места назначения.

В частности, в моей коллекции (рис. 3) есть бандероль, отправленная из Москвы 30 июля 1895 года, франкированная двумя государственными трехкопеечным марками и двумя долговыми земскими марками Богородского уезда, погашенными штемпелем Богородской земской управы 1 августа 1895 года.

Некоторые уезды, в частности Богородский уезд Московской губернии, почти все свои многочисленные выпуски марок (более 150 основных номеров) делили на две группы: оплаченные и долговые. Эти надписи сделаны на самих марках. Исходящие письма франкировались оплаченными марками, а присланные в уезд - долговыми. При получении отправления с доплатными марками адресат оплачивал их стоимость.

В других уездах такого деления марок не было. На письмо или другое почтовое отправление наклеивали обычную земскую марку, которую гасили штемпелем с надписью, что корреспонденция подлежит оплате адресатом.

Более сложным видом корреспонденции земской почты являются письма, франкированные марками государственной почты и двумя земскими марками разных уездов и губерний. Что же собой представляют такие отправления?
Письма, посланные по уездной почте одного из уездов, направлялись на государственную почту, а затем они доставлялись почтой другого уезда и губернии туда, куда они были адресованы. По государственной почте они совершали путешествие только между двумя уездными или губернскими городами. В частности, письмо в село Кузнецы Богородского уезда Московкой губернии было направлено из Лужского уезда С.-Петербургской губернии (рис. 4). Лужская марка погашена чернилами. Государственная марка погашена петербургским штемпелем с датой 8 января 1892 года. Богородская марка погашена штемпелем Богородской земской управы 10 января 1892 года. Письма с двойной франкировкой марками земской почты встречаются редко и представляют собой большой филателистический интерес.

Редки также письма с марками государственных иностранных почт и земскими марками тех уездов России, куда они были адресованы. Например, интересны письма, которые посланы из Англии в село Купавна Богородского уезда Московской губернии в 1895 году (рис. 5), или письмо из Турции, направленное в село Гребенево Московской губернии Богородского уезда (рис. 6.). Гашение турецкой марки достоинством в один пиастр нечеткое. Письмо прибыло в пограничную почтовую контору Одессы 28 мая 1888 года. На письме есть московский штемпель с датой 1 июня 1888 года. Марка Богородского уезда, наклеенная в Богородске, долговая, погашена 3 июня 1888 года.
К сожалению, я не располагаю письмами, прошедшими земскую почту и далее проследовавшими за границу. Могу лишь предположить, что такие письма существуют и хранятся они у иностранных филателистов.

2. ПОЛОВИНКИ И ЧЕТВЕРТУШКИ МАРОК НА ПИСЬМАХ.

В тех случаях, когда ощущался недостаток марок мелких номиналов, а значительные запасы марок более крупных номиналов оставались не израсходованными, в некоторых уездах письма франкировались половинками и четвертушками марок более крупных номиналов. Очевидно, это делалось недолго и сравнительно редко.

Только в некоторых уездах, в частности Пермской губернии, мы встречаемся с письмами, на которых наклеены половинки и четвертушки марок, разрезанных вдоль, поперек и по диагонали.

Безусловно, эти части марок представляют собой филателистический интерес только на почтовых отправлениях, когда отрезанная часть марки перекрыта почтовым штемпелем, с датой, соответствующей времени хождения по почте разрезанных частей марок. Известно, что марки разрезались в Осинском, Чердынском и Ирбитском уездах Пермской губернии, а также в Петрозаводском уезде Олонецкой губернии, Уржумском уезде Вятской губернии и Усть-Сысольском уезде Вологодской губернии. Возможно, что и в других уездах поступали также. Однако филателистическая литература об этом не упоминает.

В моей коллекции есть половинка четырехкопеечной марки на письме, направленном в Осинскую управу (рис. 7), а также четвертушка восьмикопеечной марки Осинского уезда (рис. 8.). Видимо, в то время применялись различные доли этих марок, двухкопеечного достоинства.

Кроме того, у меня хранится отрезной купон к почтовому переводу, франкированный ирбитской земской маркой, разрезанной пополам по диагонали и погашенной 27 ноября 1917 года (рис. 9.); сравнительно редки половинка двадцатикопеечной петрозаводской земской марки, изданная Экспедицией по заготовлению государственных бумаг (рис. 10), и половинка петрозаводской марки, погашенная в 1915 году.

3. НАДПЕЧАТКИ НА ЗЕМСКИХ МАРКАХ.

Надпечатки на марках производили потому, что недоставало знаков почтовой оплаты, а иногда и потому, что менялись почтовые тарифы. В большинстве случаев на марки ставили штемпель с цифрой, обозначающей новый номинал марки. Часто применялся ручной каучуковый штемпель с лиловой или черной краской, а иногда надпечатки делали в литографиях.

Ручные штемпеля известны на марках Полтавского, Оханского и Чердынского уездов. Надпечатки, выполненные в типографиях, встречаются на марках Полтавского, Псковского, Лебедянского и других уездов. Обычно марки с надпечатками курсировали непродолжительное время и поэтому более редки.

Однако некоторые марки с надпечаткой встречаются чаще, чем те же марки без надпечаток, например чердынская марка с надпечаткой цифры "2" (выпуск 1902 года) на десятикопеечной марке того же года издания.

В Полтавском уезде особенно много марок, в надпечатках которых встречаются филателистические казусы. Объясняется это тем, что в Полтавском уезде председателем земской управы долгое время был коллекционер Петр Петрович Ганько, который курировал различные выпуски марок, как с надпечатками, так и без них.

У меня есть заказное письмо, направленное в земскую управу Полтавского уезда на имя Евгения Петровича Ганько (рис. 1). На нем нет адреса отправителя.

Очевидно, П. П. Ганько сам послал себе письмо, чтобы создать филателистическую редкость.

Только ли в земских уездах переоценивали марки, делая на них надпечатки новых номиналов? Оказывается, многие иностранные и русские государственные почты пользовались таким упрощенным приемом. Надпечатки на старых запасах марок производили потому, что выполнить эту операцию было значительно легче и быстрее, чем издать совсем новые марки.

В отдельных уездах и губерниях даже не делали надпечаток. Там поступали проще, изменяли на некоторых марках номинал красными или черными чернилами (Глазов, Тотьма, Сумы). Естественно, что марки с измененными номиналами представляют немалый интерес. Однако установить подлинность подобной марки весьма затруднительно. Поэтому в каждом отдельном случае нужна тщательная экспертиза.
Чтобы отличить подлинное исправление от поддельного, надо внимательно изучить гашение марки. Желательно, чтобы штемпель гашения покрыл исправленное чернилами место, или на штемпеле гашения должна быть четкая дата, соответствующая времени хождения марок с измененным номиналом. Например, в апреле и мае 1897 года чернилами номинал меняли на марках Тотемского уезда Вологодской губернии, изданных в 1896 году. Другая дата гашения на подобной марке свидетельствует о том, что перед нами фальсификат.

К чистым маркам с указанными изменениями номинала нужно относиться критически.