Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Несостоявшийся выпуск (Л.Н. Толстой)

В. Майоров. Несостоявшийся выпуск. Филателия СССР. 1973. №7. Стр. III-IV

Осенью 1928 года отмечался столетний юбилей со дня рождения «великого писателя земли русской» Л. Н. Толстого.

К намечавшимся торжествам Народный комиссариат почт и телеграфов собирался выпустить серию коммеморативных марок.

Но вы не найдете их в кляссерах, не числятся они и в каталогах.

В журнале «Советский филателист» № 4 (80) (апрель 1928 года) в разделе «Филателистическая хроника» была опубликована следующая заметка: «.МАРКИ В ЧЕСТЬ М. ГОРЬКОГО И Л, Н. ТОЛСТОГО.

По сообщению НКПмТ, предполагавшиеся к выпуску в ознаменование 60-летня со дня рождения и 35-летня литературной деятельности Максима Горького 2 марки с портретом писателя выпущены не будут .

Не будут выпущены также и предполагавшиеся марки в память столетия со дня рождения Л. Н. Толстого».

Однако спустя несколько месяцев, в июле 1928 года, журнал «Советский коллекционер» № 1 (83) (с этого номера издание получило новое название) напечатал на 15-й странице обнадеживающее сообщение:

«По представлению Юбилейного Комитета по проведению празднования 100-летия со дня рождения Л.Н. Толстого. НКПиТ отменил свое решение о невыпуске марок с портретом этого писателя. Юбилейным Комитетом одобрены и приняты два проекта почтовых марок в честь юбилея: для иногородних закрытых писем марка в 10 коп. с портретом писателя и для иностранной заказной корреспонденции марка в 28 к. с миниатюрной репродукцией картины «Толстой на пашне». Обе марки будут выпущены ко дню празднования столетия 10 сентября с. г. и будут курсировать наравне с другими одноценными почтовыми марками».

Здесь же были помешены и репродукции миниатюр. А одна из них, номиналом в 28 коп., была напечатана в зеленом цвете на обложке следующего номера журнала.

И, наконец, последняя публикация — официальный документ, подведший черту под оказавшейся столь драматичной судьбой готовившейся серии. Он был опубликован в сентябре того же года в № 3 (85) филателистического журнала:
«Народный комиссариат почт и телеграфов. Советской филателистической ассоциации.
Москва, 10 сент. 1928 г.
Предложение отметить столетний юбилей Л. Н. Толстого выпуском таких почтовых марок, которые бы своим безукоризненным выполнением соответствовали назначенной цели, вызвало строгие технические и художественные требования при их выполнении.

Эти требования повлияли на срок изготовления марок, и ко дню празднования юбилея они не могли быть готовы.

Таким образом, произошла задержка, обусловленная техническими причинами, которая лишила возможности выпустить марки повсеместно в продажу 10-го сентября.

Выпуск юбилейных марок после Юбилея ничем не может быть оправ¬дан, а потому и недопустим.

Доводя вышеизложенное до Вашего сведения, сообщаем, что предложенные к выпуску две Толстовские марки в продажу не поступят.
НПЗ Ходсев».

...В Центральном музее связи имени А. С. Попова, в фондах Государственной коллекции знаков почтовой оплаты хранятся проекты этих марок, которым сейчас ни много ни мало — 45 лет.

Ознакомьтесь с ними.

На рис. 1 вы видите 10-копеечную миниатюру. Ее размер 17X22 мм (по рисунку). На картонном листке, на который она наклеена, внизу черными чернилами написано: «Одобрены Юбилейной Комииссией т. Луначарским I2.VII.28». И ниже — «С НМ согласовано (...) т. Сыревич III -28 (...)» (пропуски в скобках обозначают слова, которые, к сожалению, неразборчивы).

Что собой представляет портрет, избранный художником для марки? Оригиналом для него послужил фотоснимок, сделанный В. Чертковым, личным секретарем писателя, предположительно в 1908 году. Эта фотография напечатана на открытке (я ознакомился с нею в собрании московского филокартиста Э. Файнштейна), изданной петербургским Товариществом Р. Голике и А. Вильборг (Вторая «толстовская» серия, открытка № 6). По рис. 2, 3 и 4 вы можете проследить «эволюцию» второй одобренной к изданию марки (размер 40X20 мм). Если первый, помеченный 20 апреля 1928 г., и второй образцы разнятся только начертанием букв и цифр в легендах, то третий уже приобрел новый нужный номинал (28 коп. вместо 18). Изменилось и оформление:

надпись на русском языке и эсперанто «Почта — Posto» вынесена вместо дат, над сюжетом, а юбилейные даты размещены в правой части миниатюры, рядом с номиналом. На листке с нею, так же, как и на предыдущем, есть пометка, что она «Одобрена Юбил. Ком. т. Луначарским 12. VII — 28 Г».

Картина И. Репина (масло, холст 27X40), послужившая прототипом для марки, правильно называется «Пахарь. Л. Н. Толстой на пашне». Она создана художником в 1877 году. Сейчас она хранится в Государственной Третьяковской галерее. Интересно, что Илья Ефимович несколько раз возвращался к этой теме. С картины он сделал акварельный рисунок; известны также и два рисунка карандашом. На открытках картина воспроизводилась множество раз, акварельный рисунок был репродуцирован на чехословацкой открытке.

Кроме двух одобренных проектов, в Госколлекцни хранится еще один эскиз, о котором не упоминал старый журнал. Эта миниатюра (размер 20X26 мм), наклеенная, как и предыдущие, на листок картона, одобрена не была. Она поражает своим неудачным оформлением, похожим скорее на колониальные марки начала нашего века. Слово «почта» почему-то на русском и грузинском языках, и превалирует в рисунке дважды повторенный номинал.

Хотя сюжет миниатюры, признаться, интересен. Она воспроизводит рисунок И. Репина (бумага, черный карандаш), сделанный также в 1887 году (хранится ныне в Государственном Русском музее). Эта работа художника была репродуцирована на открытке, выпущенной в 1908 году к 80-летию Л. Н. Толстого.

...Заключая рассказ об этих невыпущенных марках, хочется сказать вот о чем: хоть на причины неиздания и указано было в официальном письме НКПиТ Советской филателистической ассоциации (см выше), следует признать, что даже одобренные образцы в целом неудачны, хоть и был «привлечен в соавторы» такой мастер, как Репин.

Миниатюры несколько патриархальны, их графическое звучание не соответствует советским маркам конца 20-х годов. Возможно, это и было одной из причин, предопределивших и диаметральность различных решений почтового ведомства по поводу выпуска марок, и в конечном итоге — саму их печальную судьбу.

Впрочем, «реванш» за эту неудачную попытку был взят спустя семь лет, когда советская почта выпустила в честь великого русского писателя три превосходных марки, хорошо известных коллекционерам.