Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Использование польских марок и штемпелей на западе Украины и Белоруссии (1939 год)

А. Лашкевич. Использование польских знаков почтовой оплаты и почтовых штемпелей на территории Западной Украины и Западной Белоруссии. Филателия СССР. №4. Стр. 32-33

Впервые эта тема нашла отражение в небольшой статье минского филателиста Л. Колосова («Филателия СССР», 1970, №5, стр. 15). В настоящее время мы получили возможность более широко осветить этот интересный вопрос благодаря исследованиям известного польского филателиста профессора А. Лашкевича, приславшего нам для опубликования свою статью, богато иллюстрированную подлинными документами того периода.

1 сентября 1939 гола фашистская Германия напала на Польшу. Нанеся поражение польской армии, немецко-фашистские войска устремились на восток, к границам Советского Союза. Под угрозой фашистской оккупации оказалась Западная Белоруссия с 13-миллионным украинским и белорусским населением.

17 сентября 1939 года Красная Армия начала свой поход на запад, неся населению западных областей Украины и Белоруссии не только избавление от опасности фашистского порабощения, но и освобождение от национального и социального гнета. Вскоре после этого народные собра¬ния этих областей обратились к Верховному Совету СССР с просьбой о принятии их в состав Советского Союза. Их просьба была удовлетворена на внеочередной 5-й сессии Верховного Совета 1-го созыва, которая приняла решение 1 ноября 1939 года о присоединении Западной Украины к Украинской ССР, а 2 ноября — Западной Белоруссии к Белорусской ССР. Эти события представляют особый интерес для филателистов-исследователей, так как первоначально не было регулярной, регламентированной государственной почтовой связи на новой территории. В дальнейшем при налаживании этой связи довольно долю ощущался недостаток в новых почтовых календарных штемпелях, что вынуждало некоторые почтовые отделения временно использовать старые польские штемпеля. Поэтому почтовые отравления этого времени со старой, смешанной или новой франкировкой (польскими и советскими почтовыми марками), гашенные старыми польскими и новыми советскими штемпелями и имеющие другие отличительные признаки, дают богатый материал для историко-географических исследований.

Автор опубликованной в журнале «Филателия СССР» (1970 г.. № 5) статье «Штемпельные гашения Западной Белоруссии (период освобождения)» Л. Колосов, опираясь на несколько писем, прошедших почту в октябре 1939 года, приходит к заключению, что в Западной Белоруссии в период ее воссоединения с БССР некоторое время использовались старые почтовые штемпеля, однако марки старого образца не курсировали. Необходимо согласиться с Л. Колосовым, что этот период недостаточно освещен в филателистической литературе. Причиной является слабое знакомство филателистов с основными распоряжениями об организации на территории, присоединенной к Белорусской и Украинской республикам, советских учреждений и в частности почтовых учреждений.

Главной заботой руководства Красной Армии было восстановление экономической и общественной жизни. В первые же дни стали функционировать банки, транспорт и почта. Но в обращении находились польские и советские деньги. Один злотый приравнивался к одному рублю. Так же в силе были оставлены прежние почтовые предписания и тарифы.

Поскольку доставленных в небольшом количестве советских марок не хватало, к почтовому обращению были допущены старые польские марки и цельные вещи. Они продавались во всех почтовых отделениях почти до тех пор, пока запасы их не были исчерпаны. Приводимое Л. Колосовым письмо, отправленное 30 сентября 1939 гола из Лунница с перечеркнутой польской маркой и отметкой: «Возврат. Оплатить сов. почт, знак», представляется весьма интересным. Его можно считать уникальным. Если бы оно было оплачено недостаточно или не оплачено вовсе, почтовым предписанием его следовало бы доставить получателю, взыскав с него доплату. Мною просмотрены сотни писем, оплаченных либо польскими почтовыми знаками, либо совместно польскими и советскими марками (смешанная франкировка), — все они прошли почту без какой-либо доплаты или особых отметок.

Польские марки применялись на всей присоединенной территории, где продолжал действовать польский почтовый тариф, введенный с 1 октября 1934 года. При установленном денежном курсе (1 злотый =1 рублю) этот тариф почти совпадал с почтовым тарифом, действовавшим в то время в СССР. Разница касалась иногородней почтовой карточки, стоившей 15 грошей, или 20 копеек, и иногороднего письма (весом до 20 г)—25 грошей, или 30 копеек. Кроме того, по польскому тарифу заказное иногороднее письмо оплачивалось 55 грошами, а но советскому —60 копейками. На рисунке 1—6 приведены изображения простых и заказных писем с различной франкировкой, оплата которых производилась непосредственно в почтовых учреждениях.

В данном случае филателистам приходится опираться на фактическую франкировку писем, так как до сих пор остаются неизвестными документы, которыми в то время располагали почтовые служащие в качестве тарифных руководств.

Другим невыясненным вопросом является период применения польских почтовых штемпелей старого образца. Казалось, что новые штемпеля несложно было изготовить на месте, не ожидая присылки их из центра. Можно предположить, что введение новых штемпелей задерживалось до решения вопроса о том, какие почтовые учреждения будут созданы в Украинской ССР, а какие—Белорусской ССР. Первые советские почтовые штемпеля для Львова, например, имеют обозначение «СССР» и название города по-русски и по-украински, но не имеют обозначения «УКР ССР», а также номера почтового отделении (рис. 7).

Дело в том, что во Львове до сентября 1939 года находилась польская почтовая дирекция, соответствующая по рангу почтамту областного города в СССР. Видимо, когда заказывались штемпеля, не было еще известно, будет ли во Львове организован почтамт или останется почтовое отделение Львов-1. Поэтому штемпель несколько отличается от принятого образца. Судя по письмам, можно полагать, что он стал употребляться не позже 3 ноября 1939 года.

Несколько проще обстояло дело с почтовыми отделениями областного подчинения. Уже в начале октября они снабжаются штемпелями нового образца, напр. Черная Весь (рис. 8). Но, по-видимому, снабжение не было достаточным. В том же почтовом отделении штемпель старого образца с литерой «в» применялся в 1940 году, а вспомогательный штемпель для заказных писем — даже в 1941 году (рис. 9).

Оставались в употреблении и штемпеля почтовых вагонов, даже в случае изменения их трасс. На обороте приведенного на этом рисунке письма сохранился один из самых ранних штемпелей прибытия п. о. Гродно нового образца. Гашение штемпеля старого образца продолжало некоторое время производиться в Гродно и тогда, когда поступил новый штемпель.

Эти примеры послужили обоснованием для выводов, изложенных в опубликованной мною статье в 1-м томе «Польских почтовых знаков» (Варшава. 1960, стр. 258). В данной публикации материал изложен более подробно.