Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Доплатным маркам СССР – 50 лет

П. Мазур. Доплатным маркам СССР – 50 лет. Филателия СССР. 1973. №10. Стр. V-VII .

В декабре 1973 года исполняется 50 лет первым доплатным маркам нашей страны.

В «Каталоге почтовых марок бывшей Российской империи, РСФСР и СССР», изданном в Москве в 1924 году под редакцией Ф. Г. Чучина, об этих марках говорится:

«1923, декабрь. Доплатные марки в золотом исчислении. Марки №№ 1 и 2 с изображением руки с мечом, разрубающим цепь, с надпечаткой «Доплата и новая стоимость в копейках золотом». Надпечатка произведена красной краской в 3 строчки. Означенные марки на почте не продаются, а таковыми оклеиваются исключительно письма, недостаточно оплаченные почтовыми марками. Доплатные марки не гасятся».

Далее следует перечисление семи выпущенных марок номиналом в 1, 3, 5, 10, 12, 32 и 40 копеек.

Позже в дополнение к этой серии были выпущены еще две доплатные марки с номиналами 8 и 14 копеек.

В «Каталоге почтовых марок СССР 1918—1969 гг.», изданном в 1970 году Центральным филателистическим агентством «Союзпечать» Министерства связи СССР, эти марки названы «Доплатные почтовые марки СССР» и помещены в специальном разделе под №№ Д1—Д9 и Д1а—Д9а, причем указаны девять марок с надпечаткой карминовой краской и восемь марок с надпечаткой кирпично-красной. Всего, таким образом, в серии имеется 17 марок.

В примечании об этих марках сказано:

1. «Марки Д1—Д9 были введены на Московском и Петроградском (Ленинградском) почтамтах и наклеивались на почтовые отправления, как подтверждение взимаемого доплатного сбора.

2. Изъять с 1 мая 1925 года после выпуска доплатных марок нового образца».

Эти марки, сыгравшие исключительно важную роль в деле упорядочения работы и развития советской почты, представляют собой один из интересных разделов советской филателии.

Несмотря на это, а может быть, именно поэтому вокруг них в филателистической литературе, вплоть до настоящего времени, существует путаница, дезинформирующая читателей-коллекционеров, как опытных, так и начинающих.

Приведем несколько примеров.
«Марки этого выпуска знаками почтовой оплаты не являются», — утверждают авторы краткого справочника «Почтовые марки СССР» Д. Карачун и В. Карпинский.

«Эти марки являются своеобразными ярлыками, этикетками», — говорится в брошюре «Марка зовет в путь» (автор В. Карпинский).
«Марки с надпечатками оказались своеобразным элементом оформления доплатных писем. Таким же, как сегодня штемпеля «Доплатить ... коп.», где сумма проставляется от руки», — говорится в статье «Вам доплатное письмо» (автор В. Карпинский), опубликованной в журнале «Филателия СССР» № 3 за 1966 год.

«Первые доплатные марки не являются знаками почтовой оплаты, а лишь фискальными», — категорически утверждается в «Филателистическом словаре» (автор-составитель О. Я. Басин).

А в инструкции, опубликованной в Бюллетене НКПиТ № 48 за 1923 год, они названы «Доплатные контрольные марки».

Чем же в действительности являются первые советские доплатные марки, применявшиеся Почтой СССР с 1 января 1924 года до 1 мая 1925 года. Хорошо известно, что доплатные почтовые марки являются знаками почтовой оплаты. Почему же в таком случае авторы вышеперечисленных печатных трудов так ополчились на первые советские почтовые доплатные марки? Правы ли они, или прав наш каталог?

Для того чтобы разобраться в отношении первых советских доплатных почтовых марок, следует заглянуть в историю их появления, как в нашей стране, так и в некоторых зарубежных странах.

Известно, что доплатные почтовые марки впервые были введены во Франции в 1859 году, а затем они стали выпускаться другими зарубежными странами: в Баварии в 1862 году, в Италии в 1863 году, Голландии, Бельгии в 1870 году и т. д. Выпускаются они во многих странах и в настоящее время. В этом легко убедиться каждому, кто следит за зарубежными каталогами или иллюстрированными альбомами почтовых марок. В одних странах их называют «порто-марками», в других — «такса-марками», но их назначение везде одинаково — оплачивать полностью или частично не оплаченную корреспонденцию.

В упомянутой выше брошюре «Марка зовет в путь» приведены даты гашений пяти доплатных советских марок. Причем наиболее раннее гашение имеет дату 8.4. 1924 года на марке номиналом в 12 копеек, на остальных марках почтовые гашения более позднего времени. Из этого автор делает вывод, что с января по март 1924 года доплатные марки не гасились и что гашение их началось, по-видимому, в апреле 1924 года.

В действительности дело обстоит далеко не так. В этом можно легко убедиться, ознакомившись с нижеприведенной таблицей почтовых гашений, составленной по имеющимся в моей коллекции доплатным маркам.

Как видно из таблицы, наиболее раннее гашение доплатных марок — 8 января 1924 года (рис. 1). Из этого следует, что доплатные марки гасились календарным почтовым шетмпелем с первых дней их применения, а не с апреля 1924 года, как ошибочно утверждает автор брошюры «Марка зовет в путь».
Если бы доплатные марки были этикетками, то их не гасили бы календарным почтовым штемпелем. Вернее, их вообще бы не гасили никаким другим способом, как не гасят разнообразные этикетки и наклейки, применяемые на почте: «авиапочта», «заказное», «спешное», «экспресс» и другие.

Более того, в моей коллекции, как и в коллекциях других филателистов, имеются доплатные марки на конвертах, на которых, помимо обычного календарного штемпеля, стоит еще и прямоугольный штемпель со словами «не действительна» (рис. 2). Такой штемпель был создан специально для гашения доплатных марок и применялся в случаях, если почтальон не мог вручить получателю доплатное письмо при выбытии адресата либо отказе его от получения письма. Штемпель применялся также и в случае, если письмо адресовалось красноармейцам, которые, как известно, пользовались почтовыми льготами. Во всех указанных случаях почтальон не мог взыскать с получателя сумму доплаты, указанную на доплатном письме, оклеенном на ту же сумму доплатными марками. Поэтому наклеенные на почтовые отправления доплатные марки «аннулировались» тем же почтовым отделением, где эти марки были наклеены. Аннулировались они указанным выше специальным прямоугольным штемпелем.

Если бы доплатные марки были этикетками, то их бы не стали «аннулировать», тем более специальным почтовым штемпелем.

Не соответствует действительности и утверждение, что первые доплатные марки являлись своеобразным оформлением доплатного письма, так же, как нынешний доплатной штемпель, на котором от руки указывается сумма доплаты. Как правило, общий номинал доплатных марок, наклеенных на почтовых отправлениях, соответствует сумме, указанной на доплатных штемпелях. Зачем же надо было дважды указывать, какую сумму следует взыскать с получателя корреспонденции (один раз на штемпеле, а второй — на «этикетках»)?

По-видимому, авторы вышеуказанных статей и книг просто не имели достаточного количества доплатных корреспонденций того периода, сделали свои заключения на основе отдельных гашеных марок и конвертов, случайно попавших к ним.

И еще один факт, опираясь на который автор брошюры «Марка зовет в путь» пытается доказать, что первые советские почтовые доплатные марки не являются знаками почтовой оплаты. На страницах 42 и 43 помещен снимок двух страниц книги учета доплатной корреспонденции формы № 9 с наклеенными почтовыми марками на суммы, подлежащие взысканию с получателей доплатной корреспонденции.

Однако на этих страницах стоят даты 25—28 ноября 1921 года, то есть указано время, когда о первых советских доплатных мирках еще никто и не думал. А марки, наклеенные на этих листах, — царского образца и советские выпуска 1921 года, к моменту введения доплатных марок аннулированные.

Первые советские почтовые доплатные марки были выпущены в декабре 1923 года, вскоре после издания так называемых марок золотого стандарта, находящегося тогда в обращении, поэтому страницы книги формы № 9 с наклеенными на них аннулированными почтовыми марками также не могут служить доказательством того, что первые советские доплатные марки не являются знаками почтовой оплаты.

Как известно, в царской России и в Советском Союзе, вплоть до декабря 1923 года, доплатных марок не было, хотя, как и во всех странах мира, доплатная корреспонденция существовала (и существует сейчас).

В нашей стране после окончания гражданской войны денежные знаки, находившиеся в обращении, стремительно обесценивались, поэтому почтовому ведомству приходилось весьма часто пересматривать и устанавливать новые почтовые тарифы. Только в 1922 году почтовые тарифы в нашей стране изменялись 6 раз, а в 1923 году 9 раз.

Естественно, что при отсутствии хорошо развитых средств массовой информации многомиллионные массы населения, пользующиеся услугами почты, порой не знали или узнавали об изменениях тарифов далеко не сразу. Кроме того, у населения имелось большое количество различного рода знаков почтовой оплаты, выпущенных царской почтой, местными самоуправлениями и правительствами, контрреволюционными формированиями. К тому времени было также много аннулированных советских знаков почтовой оплаты, которыми население иногда продолжало пользоваться при отправке почтовой корреспонденции. Все это способствовало увеличению количества доплатной корреспонденции.

Время выпуска первых доплатных почтовых марок совпадает с одним из самых важных периодов в истории нашей Родины — переходом от политики «военного коммунизма» к новой экономической политике. Денежная реформа 1922—1923 гг. дала стране устойчивый червонный рубль, обеспечивавший быстрый рост всего народного хозяйства и возможность уверенно и успешно планировать его дальнейшее развитие.

Для того, чтобы почта была рентабельной и приносила государству доход, был установлен новый тариф в золотом исчислении и строгая дисциплина в оплате почтовых услуг. Одним из таких мероприятий, активно повлиявших на сокращение попыток использования почты бесплатно, явилось введение первых доплатных почтовых марок. Ввели их в виде опыта в Москве и Ленинграде. Выбор этих городов не случаен: именно здесь сосредоточивалось огромное количество доплатной корреспонденции, в том числе и направляемой в различные учреждения и организации.

Номиналы первых доплатных марок в основном соответствовали существовавшим в то время почтовым тарифам. Но после того как с 1 сентября 1924 года тариф был вновь изменен, понадобились и доплатные марки с новыми номиналами. Этим объясняется появление марки с номиналом в 14 копеек. Она была выпущена после того, как на закрытое иногороднее письмо потребовалось наклеивать марку достоинством не 6, а 7 коп. Кроме того, получатель доплатного письма должен был заплатить еще 7 копеек за «заказ». Итого получилось 14 копеек. Во многих справоч¬никах, брошюрах и в каталогах датой выпуска марки 14 коп. указан 1925 год. В моей коллекции эта марка имеется на доплатном закрытом письме с почтовым штемпелем «Москва 12.12. 1924 год». Есть еще марка с аналогичным штемпелем, вероятно, снятая с конверта. По-видимому, доплатная марка номиналом 14 копеек была выпущена не в 1925 году, как указано в каталоге, а в конце 1924 года, то есть вскоре после изменения почтового тарифа.

Как известно, все марки этой серии, за исключением марки номиналом в 8 копеек, существуют в двух цветах: карминовая надпечатка и кирпично-красная. Правда, на конвертах марки номиналом в 8 копеек ни у кого нет, хотя отдельные гашеные экземпляры у филателистов имеются. В каталогах дата выпуска ее, так же как и для 14-копеечной, указана — 1925 год. Однако существует мнение, что эта марка вообще не выпускалась, а после изготовления сразу или немного позже попала в филателистические магазины, но только не на почту. Возникает вопрос: для чего же она предназначалась? Вышла ли она в одно время с маркой номиналом 14 копеек или позже?

Продолжение. Филателия СССР. 1973. №11. Стр. VI - VIII

В брошюре «Марка зовет в путь» есть глава, которая называется «Пропала марка». В ней подробно говорится о первых доплатных марках, и в частности о марке номиналом в 8 копеек. «Видимо, в свое время ее заготовили на Гознаке, но в силу каких-то причин марка в обращение выпущена не была», — говорит автор брошюры. Заканчивается эта глава следующими словами: «Тайна 8-копеечной марки до сих пор осталась нераскрытой».

Нам представляется, что в разгадке тайны 8-копеечной марки могут помочь три конверта доплатных писем, имеющихся в моей коллекции.

1. Письмо со штемпелем 8.9.1924 года, посланное из г. Баку в Москву в адрес Коммерческого банка. На конверте наклеена стандартная марка номиналом в 6 коп. На нем же стоит штемпель «Доплатить 8 коп.». На эту сумму наклеены две доплатные марки, одна номиналом в 3 коп., вторая номиналом в 5 коп.

2. Письмо со штемпелем 10.9.1924 года, направленное из Киева в Москву в адрес Коммерческого банка. На конверте наклеена стандартная марка номиналом в 6 коп. На нем же стоит штемпель «Доплатить 8 коп.». На эту сумму наклеены две доплатные марки, одна номиналом в 3 коп., вторая номиналом в 5 коп. (рис. 1).

3. Письмо со штемпелем 23.9.1924 года — из Доманевки, Херсонской губернии, в Москву в адрес частного лица. На конверте наклеена стандартная марка номиналом в 6 коп., на нем же стоит штемпель «Доплатить 8 коп.». На эту сумму наклеены две доплатные марки, одна номиналом в 3 коп., вторая номиналом в 3 коп.

Нетрудно заметить, что все три письма одинаково неправильно оплачены. Вместо марки в 7 копеек, как того требовал установленный тариф, отправители, привыкшие к прежнему тарифу, наклеивали марку в 6 копеек, и таким образом эти письма становились доплатными.

Почтовые работники, не имея доплатных марок номиналом в 8 копеек, так как они еще не были выпущены, наклеивали на конверты несколько марок на сумму 8 копеек.

Выпуск доплатной марки номиналом в 14 копеек был предусмотрен с учетом того, что на полностью не оплаченное письмо требовалось, согласно новому тарифу, наклеивать марку именно на эту сумму. А заранее предугадать, что отправители закрытых иногородних писем будут нарушать новый тариф, наклеивая шестикопеечные марки вместо семикопеечных, никто, естественно, не мог.

Только спустя некоторое время практика подсказала, что для удобства работников почты и экономии марок следует выпустить еще одну доплатную марку — номиналом в 8 копеек.

Но к моменту выпуска восьмикопеечной марки стало ясно, что опыт введения доплатных марок для Москвы и Ленинграда следует распространить и на все почтовые предприятия СССР. В связи с этим потребовалось огромное количество новых доплатных марок, которые и были специально для этой цели изготовлены в начале 1925 года. В новом каталоге почтовых марок СССР они помещены под №№ Д11—Д17. Выпуск новых оригинальных доплатных марок продолжался до ноября 1925 года. В этой серии появились номиналы марок, которых в первых доплатных марках не было, а именно: 2 коп., 7 коп. и 8 коп. Зато марок номиналами в 32 и 40 копеек не стало. Эти марки были выпущены для оплаты доплатной корреспонденции из-за рубежа. Такая корреспонденция встречается чрезвычайно редко. Ведь каждый отправляющий письмо за границу постарается оформить его как полагается, согласно существующим правилам и тарифам.

Этими причинами и объясняется то, что первых доплатных марок номиналами в 8, 32 и 40 копеек на конвертах, прошедших почту, ни у кого нет. Имеющиеся у филателис¬тов эти марки явно носят характер филателистического гашения.

Доплатные марки применялись с 1 января 1924 года по 1 февраля 1926 года, то есть всего 2 года и 1 месяц, но это сыграло важную роль в деле упорядочения работы почты и почтового обращения в нашей стране.

Одним из знаменательных и интересных моментов в истории применения доплатных марок является следующее.

В моей коллекции имеются три конверта доплатных писем, адресованных в редакцию «Крестьянской газеты», издававшуюся в то время в Москве.

Первый конверт отправлен 30.7.1924 года из Курска. На конверте стоит штемпель доплаты, в который вписана цифра «12 коп.., (рис. 2). На оборотной стороне конверта наклеены две доплатные марки номиналами в 1 и 5 копеек, всего на сумму 6 копеек, равную установленной оплате за простое иногороднее письмо. Марки погашены календарным штемпелем 9-го отделения связи Москвы.

Второй конверт отправлен 5.9.1924 года из п. о. Солтановка, Могилевской губернии. На конверте стоит штемпель доплаты, внутри которого вписана цифра «14 коп.». Этот штемпель крестообразно перечеркнут синим карандашом, а рядом с ним стоит второй штемпель доплаты одного из почтовых отделений Москвы, внутри которого от руки синим карандашом вписано «7 коп.».

На оборотной стороне конверта наклеены три доплатные марки номиналами 5 коп. и две по 1 коп., то есть в полном соответствии с цифрой, указанной на втором доплатном штемпеле. Все марки погашены календарным штемпелем одного из московских почтовых отделений.

Третий конверт был опущен в почтовый вагон № 34, курсировавший по маршруту Вятка—Москва, штемпель которого датирован 16.9 1924 года. Рядом стоит доплатной штемпель, внутри которого от руки фиолетовым карандашом вписана цифра «14» (коп.), а затем цифра «14» красным карандашом исправлена на «7» (коп.). На конверте имеется штемпель 19-го почтово-телеграфного отделения г. Москвы. На оборотной стороне конверта наклеены три доплатные марки: две трехкопеечные и одна однокопеечная, то есть в соответствии с цифрой, исправленной на доплатном штемпеле. Доплатные марки также погашены календарным штемпелем (рис. 3).

Как известно, до 1 сентября 1924 года отправка простого иногороднего письма стоила 6 копеек, а с 1 сентября — 7 копеек. За «заказ» соответственно взималась сумма 6 копеек, а затем 7 копеек. Доплатное письмо оплачивалось, как заказное. Таким образом, служащие почтовых отделений, обнаруживавшие неоплаченные письма и вписывавшие от руки цифру «12» или «14», поступали правильно, так почему же их московские коллеги исправляли эти цифры?

Объясняется это тем, что НКПиТ по просьбе редакции «Крестьянской газеты» принял решение, согласно которому все неоплаченные письма в адрес этой газеты рассматривались, как обычные, так как редакция обязалась оплачивать всю корреспонденцию, идущую в ее адрес, на месте, в Москве.

В бюллетене НКПиТ № 27 от 16.7.1924 года был опубликован циркуляр № 24/710 «О беспрепятственном приеме на имя «Крестьянской газеты» писем без оплаты их марками при подаче».

В этом же бюллетене № 28 от 23.7 1924 года сообщалось, что редакция «Крестьянской газеты» информировала своих корреспондентов, что пересылка их писем должна производиться бесплатно, так как редакция будет их оплачивать сама.

Возможно, что некоторые служащие почтовых предприятий, не будучи осведомлены об этом, рассматривали неоплаченную корреспонденцию в адрес редакции газеты как доплатную и соответственно ее оформляли (таксировали).

Такое исключение для «Крестьянской газеты» было сделано в соответствии с линией нашей партии на всемерное укрепление союза рабочего класса с крестьянством. В. И. Ленин писал, что «...в последнем счете судьба нашей республики будет зависеть от того, пойдет ли крестьянская масса с рабочим классом, сохраняя верность союзу с ним, или она даст «нэпманам», т. е. новой буржуазии, разъединить себя с рабочими, расколоть себя с ними».

Большинству филателистов, собирающих хронологическую коллекцию почтовых марок СССР, хорошо известно, что первые советские доплатные почтовые марки не являются редкостью и по каталогу они ценятся невысоко, всего 10 копеек за штуку как чистые, так и гашеные. Но собирателям только гашеных марок следует знать, что если эти марки, погашенные штемпелями московских почтовых предприятий, встречаются в значительном количестве, то штемпеля ленинградских почтовых предприятий встречаются на них весьма редко.

Очевидно, доплатных писем в Ленинград в свое время поступало намного меньше, чем в Москву, а может быть, причиной этого является минувшая война, когда во время блокады от варварских бомбежек и обстрела гитлеровцами города в Ленинграде погибло много различных ценностей, в том числе и филателистических.

Выпуск первых советских доплатных почтовых марок привлек внимание и вызвал большой интерес среди советских и зарубежных филателистов, о чем свидетельствуют статьи и заметки на эту тему в различных филателистических журналах, но приобретать их в то время, особенно чистые, было нелегко, ведь на почте они не продавались, а только наклеивались на доплатную корреспонденцию.

В заметке, опубликованной в журнале «Советский коллекционер» № 1 за 1925 год, говорится о льготах для членов Всероссийского общества коллекционеров (так тогда называлось общество филателистов), сообщалось, в частности, что члены ВОК могут приобрести по 2 экземпляра доплатных почтовых марок (с зубцами) номиналом в 14 копеек.

Сейчас во всех известных хронологических коллекциях советских почтовых марок имеются первые доплатные почтовые марки. Но самостоятельных специализированных и исследовательских коллекций этих марок еще никто на филателистических выставках не экспонировал и в печати о них не сообщалось.

А ведь собранные и систематизированные первые советские доплатные марки, со всеми разновидностями и полиграфическими особенностями, а также почтовые отправления с этими марками составят интересную и поучительную филателистическую коллекцию.

Хотя исследованиями доплатных марок некоторые филателисты занимались уже вскоре после их появления, а затем и позже, тем не менее еще до сих пор обнаруживаются неизвестные ранее варианты этих марок.

По-видимому, при внимательном исследовании первых советских доплатных марок обнаружатся и другие интересные и неизвестные ранее варианты и разновидности этих марок.
К описанию первых доплатных марок, помещенных в каталоге почтовых марок СССР, изданном в 1970 году, следует сделать еще одно замечание.

На стр. 604 сказано: «Марки Д1—Д10 введены на Московском и Петроградском (Ленинградском) почтамтах и наклеивались на почтовые отправления, как подтверждение взимаемого доплатного сбора». В действительности первые доплатные марки применялись также на всех почтовых предприятиях Москвы и Ленинграда, а не только на почтамтах этих городов.

В каталоге приведены разновидности этих марок — беззубцовые и два типа цифры «8». На самом деле разновидностей этих марок намного больше, частично они описаны в журнале «Филателия СССР» № 7 за 1969 год.