Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Еще раз о марках контрольного сбора

Я. Диманштейн. Еще раз о марках контрольного сбора. Филателия СССР. 1975. №7. Стр. 21-22

В журнале «Филателия СССР» № 4 за 1972 год была опубликована статья И. Морозова «История выпуска и назначение марок контрольного сбора», где приведено описание марок контрольного сбора за право обмена с заграничными коллекционерами марок и бон. Эта статья дает полное представление о хронологии выпусков марок контрольного сбора со всеми встречающимися разновидностями.

Свердловские филателисты Н. Лифшиц и В. Челищев на страницах журнала № 11 за 1972 год дополнили эту статью, расширив сведения по выпускам 1923 и 1925 годов.

Думается, что любителям отечественных марок будет интересно узнать и другие подробности об этих чрезвычайно интересных эмиссиях Уполномоченного по филателии и бонам Центральной комиссии по ликвидации последствий голода (ЦКПГ) при ВЦИКе.

В 1923 году Дальневосточным отделом Уполномоченного по филателии и бонам сепаратно были изданы марки для оплаты разрешительного сбора с корреспонденции с филателистическими и бонными вложениями при заграничном обмене.

Для этой цели были использованы стандартные марки дореволюционной России издания 1909—1917 годов и марки юбилейной серии 1913 года, на которых наносились литографские надпечатки черной краской.

Тексты надпечаток на них довольно любопытные: на юбилейных марках по-английски и по русски, а на стандартных только по-русски.

На юбилейных марках 1913 года текст гласит: «For hunger starved» (умирающим от голода), далее текст по-русски: «1923 г. Корреспонденция филателиста», пятиконечная звезда и новая стоимость. Не стандартных марках 1909 — 1917 годов надпечатан текст: «1923 г. Корреспонденция филателиста», пятиконечная звезда и новая стоимость.

Эти марки вошли в каталог СФА под редакцией Ф. Г. Чучина (выпуск III, 1927 г.) и классифицированы следующим образом:

A. На марках издания 1913 г. (юбилейные)
26. 10 к. на 4 к. — красная,
а) надпечатка перевернута.
27. 10 к. на 14 к. — зеленая, а) надпечатка перевернута.
B. На марках издания 1909—1917 гг.
28. 15 к. на 3 к. — красная,
а) надпечатка перевернута.
29. 15 к. на 5 к. — лиловая, а) надпечатка перевернута.
30. 15 к. на 50 к. — коричневая, а) надпечатка перевернута.

Каталог указывает, что надпечатка сделана на марках с зубцами и без зубцов. Считаю, что эти сведения надо дополнить следующими: № 28 существует только в беззубцовом варианте, а № 26, 27, 29 и 30 — только с зубцами.

По сообщениям старых коллекционеров-очевидцев, кроме нормальных и перевернутых надпечаток, были еще надпечатки двойные и надпечатки, расположенные по вертикали на юбилейных марках 1913 года.

Тираж этого издания ничтожный: он не превышает 4 тысяч штук и распределяется следующим образом: № 26 — 2400 штук,
а) — 50 »
50 » с двойной надпечаткой, 25 » с надпечаткой по вертикали. № 27 — 975 »
а) — 50 »

25 » с
25 » с
№ 28 — 150 »
а) - 25 »
№ 29 — 50 »
а) - 25 )>
№ 30 — 75 ))
а) - 25 »
двойной надпечаткой, надпечаткой по вертикали.
Всего: 3950 штук.

Марки имели очень короткий срок хождения: их изъяли из обращения по распоряжению центральной организации Уполномоченного по филателии и бонам.

Письма, прошедшие почту с такими марками, на сегодняшний день являются большой редкостью.

О выпусках марок контрольного сбора по заграничному филателистическому обмену 1928 года (№ К 14 - К 18 по каталогу ЦФА 1970 года) можно добавить следующее:

Марка № К 14 — надпечатка 5 к. на 100-рублевой марке выпуска 1921 года (№ 8), существует без точки после буквы К в номинале.

По поводу пропусков перфорации следует сказать, что, кроме указанных в таблице (см. журнал «Филателия СССР» № 4 за 1972 г.), в коллекции автора есть марки № К 16 (25 к. на 300-рублевой марке — N2 11) с пропуском перфорации сверху, № К 17 (50 к. на 100-рублевой марке — № 13) и № К 18 (1 рубль на 200-рублевой марке — № 9) с пропусками перфорации слева. Надо полагать, что существуют еще и другие варианты пропусков перфорации, пока еще не выявленные.

Мелкие номиналы, очевидно, с самого начала были изготовлены в недостаточном количестве, и уже к концу 1928 года на крупных контрольных пунктах, например в Москве, их стало явно не хватать. Чтобы выйти из создавшегося затруднительного положения, практиковалось разрезание пополам марок более высокого достоинства (где каждая половинка шла из расчета половины номинала разрезаемой марки) в целях оклейки писем надлежащим сбором. В моей коллекции есть такое письмо, прошедшее почту с филателистическим материалом из Воронежа в Таллин через Центральный контрольный пункт по заграничному обмену, отправленное из Москвы 10 октября 1928 года и прибывшее в Таллин 13 октября. Письмо оплачено 10-копеечной маркой контрольного сбора, разрезанной пополам.

Эти половинки марок являются как бы вспомогательным выпуском контрольных марок.

Надо полагать, что впоследствии марки мелких номиналов были допечатаны, ибо встречаются на конвертах и вырезках со штемпелями Центрального контрольного пункта по заграничному обмену и почтовыми штемпелями гашения Москвы, датированными 1930 и 1931 годами.