Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Книга "Марки - свидетели истории"

Вступление
Трудные годы
Стандартные марки РСФСР
Филателия служит народу
Всесоюзная сельскохозяйственная
Золотой стандарт
Траурная марка
Усыпальница Ильича
Размаха шаги саженьи
Даешь советские дирижабли!
Первенцы пятилеток
Всесоюзная филателистическая
Всемирная спартакиада
Героическая эпопея
Полет Леваневского
Будь героем!
Список литературы

 

Вступление

С того памятного дня, как была выпущена в обращение первая в мире почтовая марка, прошло более 140 лет. Многие тысячи марок были изданы с тех пор в разных странах. Они стали не только квитанциями об оплате почтовых услуг, но и «визитными карточками» государства.

По выпускам почтовых марок мы можем многое узнать об истории и географии страны, ее общественном строе. Как меняется жизнь страны, видно по знакам почтовой оплаты.

В этой книге читатель познакомится с наиболее интересными выпусками почтовых марок СССР 20—40-х годов. Но разве можно рассказать о них, не воссоздав тех событий, которым эти марки посвящены, не рассказав о времени, которое вызвало их выпуск? О марках— свидетелях молодости нашей советской страны — рассказывает эта книга.

 

Трудные годы

В истории нашей страны одним из сложнейших был период, наступивший после Гражданской войны. Надо было отстраивать заводы, сеять хлеб на опустошенных полях, учить детей. Страна была обескровлена прошедшими войнами, разруха властвовала всюду. Закрывались предприятия, рабочие бросали станки и уходили в деревню, где хоть как-то можно было прокормиться. Финансовое положение государства было удручающим. Особенно сложным положение было на окраинах республики. Здесь одновременно находились в обращении и государственные денежные знаки, и самые разнообразные заменители: казначейские обязательства, оккупационные деньги, денежные кооперативные билеты, денежные квитанции, различные марки, кредитные земские билеты, расчетные знаки и т. п.

В соответствии с новой экономической политикой Советское правительство принимает ряд решений, восстанавливающих плату за различные коммунальные и бытовые услуги. Согласно решению Совета Народных Комиссаров РСФСР с 15 августа 1921 года вновь вводилась оплата всех почтовых отправлений, отменялись различные льготы за пользование услугами почты, существовавшие ранее, в частности была отменена бесплатная пересылка простых почтовых карточек и писем весом до 15 граммов. Были установлены новые почтовые тарифы: за пересылку почтовой карточки или местного простого письма — 100 рублей, иногороднего письма — 250 рублей, дополнительный сбор за заказные отправления— 1000 рублей.

В соответствии с этими тарифами в августе 1921 года были выпущены новые марки (№ 8—13). Оригиналами для них послужили рисунки, принятые для ранее вышедших марок первого стандартного выпуска РСФСР (№ 3—7), добавился лишь один сюжет: символы науки и искусства. Номиналы марок отвечали утвержденным тарифам, а тиражи были рассчитаны на обеспечение потребности в них всей страны, которая, учитывая отмену бесплатной пересылки, выросла во много раз: 100-рублевых марок выпущено 44 391 900 экземпляров, 250-рублевых — 78 929 150, 1000-рублевых 53 869 950. Марки этой серии номиналами в 200, 300 и 500 рублей поступили в обращение в конце сентября 1921 года. Потребность в них была невелика, а поэтому они были отпечатаны в значительно меньшем количестве.

Небольшая потребность в марках 200-рублевого достоинства явилась причиной появления одной редкости.

В честь приближавшейся четвертой годовщины Великого Октября Наркомпочтель готовил выпуск юбилейной серии из четырех марок достоинством 100, 200, 250 и 1000 рублей. Но еще в процессе печати стало ясно, что марки номиналом 200 рублей практически не нужны. Дальнейшее печатание их прекратили, а часть изготовленного тиража сдали на склад и забыли о ней. Вышло всего три марки (№ 25-27).

Лишь спустя пять с половиной лет при сортировке остатков неиспользованных знаков случайно наткнулись на коричневую 200-рублевую марку из юбилейной серии 1921 года. Марки передали для продажи филателистам.

Почтовые тарифы тех дней — яркое свидетельство тяжелого положения в народном хозяйстве страны. В течение 1922 года шесть раз менялась стоимость пересылки корреспонденции, день ото дня все повышаясь и повышаясь. Если в январе доставка иногороднего письма стоила 250 рублей, а заказного—1250, то в феврале — соответственно 7500 и 22 500, а в апреле — уже 50 000 и 150 000 рублей. Не удивительно, что Наркомпочтель в тот период основное внимание уделяет своевременному обеспечению почтовых отделений марками. Стоимость почтовых услуг менялась так стремительно, что нечего было и думать каждый раз о выпуске соответствующих тарифам знаков почтовой оплаты с новыми рисунками. Они бы устарели, пока их готовили, а любое промедление еще больше усугубляло тяжесть положения. Не имея в своем распоряжении марок подходящих достоинств, почтовые работники были вынуждены пользоваться знаками малых номиналов. Некоторые конверты приходилось оклеивать сотнями марок. Листы марок, приклеенные или прикрепленные к конвертам канцелярскими скрепками, стали обычным явлением. Например, известен пакет со спешной корреспонденцией, поступивший из одного сибирского города в Москву в сентябре 1923 года. Он был оклеен лентой почтовых марок длиной 8 метров 71 сантиметр. Лента состояла из 3396 марок, каждая из которых была старательно погашена. Чтобы только проштемпелевать эти марки, потребовалось несколько часов!

Наркомпочтель принимал все меры, чтобы избежать и подобного расхода марок, и пустой траты труда, стараясь каждое изменение тарифов сопровождать выпуском соответствующих знаков почтовой оплаты. Но так как для подготовки оригинальных выпусков не хватало времени, в основном обходились нанесением надпечаток на ранее выпущенные в обращение марки.

Когда 1 февраля 1922 года было объявлено очередное изменение тарифов: пересылка почтовой карточки — 3000, местного простого письма — 5000 и иногороднего — 7500 рублей, — то вскоре на почте появились марки первого стандартного выпуска с надпечатками букв «РСФСР» и новых номиналов: «5000 руб.», «7500 руб.» и «10 000 руб.» (№ 14—23).

Правда, Наркомпочтель не прекращал работы и над новыми сюжетами. Работники почты в то трудное время не забывали, что за борьбой пролетариата России пристально следят миллионы трудящихся во всем мире, а одним из средств информации служили марки.

В марте 1922 года в почтовое обращение поступает второй стандартный выпуск марок РСФСР номиналами в 5000, 7500, 10 000 и 22 500 рублей (№ 38—42). Он включает пять марок с рисунками двух сюжетов. Один сюжет, уже знакомый коллекционерам, — эмблема рабоче-крестьянского государства — «Серп а молот». Впервые марка с серпом и молотом по рисунку В. Куприянова была выпущена в августе 1921 года (№ 6). Второй сюжет — «Рука рабочего с молотом» — был новым. Его автор — художник Гознака Г. Рейндорф.

Интересно, что этот выпуск марок РСФСР включал и специальный знак почтовой оплаты этих заказных писем. В первых советских тарифах отдельно указывались стоимость пересылки простого письма и дополнительный сбор «за заказ». Соответственно выпускались и почтовые марки: для простых писем и «за заказ» (пример тому — революционные марки 1918 года номиналом 35 и 70 копеек). Отсутствие марки для заказных писем вызывало ряд неудобств.

Поэтому после введения с 1 февраля 1922 года новых тарифов было решено выпустить специальную марку для такой корреспонденции. Ее номинал включал стоимость пересылки простого письма 7500 рублей и сбор «за заказ» 15 000 рублей, что давало в сумме 22 500 рублей.

Герб — излюбленный сюжет знаков почтовой оплаты. Давно уже стало чуть ли не правилом начинать выпуск почтовых эмиссий марками с изображением Государственного герба.

В. И. Ленин придавал большое значение революционным эмблемам и атрибутам государственной власти. Занимаясь самыми важными делами, он находил время, чтобы ознакомиться с проектами герба рабоче-крестьянского государства. Работа над гербом РСФСР началась ранней весной 1918 года. Петроградская комиссия по делам искусства и художественной промышленности при отделе изобразительных искусств Народного комиссариата просвещения объявила конкурс на проекты серебряных монет, флага, герба, печати Совнаркома и печати ЦИК.

В конкурсе приняли участие художники Москвы, Петрограда и других городов России.

На первом эскизе герба — на красном фоне лучи восходящего солнца в обрамлении снопов пшеницы, внутри которых серп и молот, через рисунок снизу вверх проходил меч. Рассказывают, что В. И. Ленин ознакомился с эскизом. По предложению Владимира Ильича Ленина изображение меча из герба было снято, так как завоевательная политика совершенно чужда рабоче-крестьянскому государству.

21 сентября 1918 года телеграфное агентство РОСТА сообщило о завершении конкурса. Три дня спустя результаты конкурса были опубликованы в «Известиях».

Пятый Всероссийский съезд Советов 10 июля 1918 года принял первую Конституцию Советской России, в которой описывался герб республики: на красном фоне в лучах солнца золотые серп и молот, помещенные крест-накрест рукоятками книзу в окружении колосьев, и надписи «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Чем же объяснить, что на марках РСФСР нет герба республики?

Фонды музея Гознака рассказывают о подготовке такого выпуска.

В начале 1922 года Гознак готовился к выпуску марок с изображением герба РСФСР. В музее сохранились образцы марок, выполненные по проекту художника В. Куприянова, на которых воспроизведен Государственный герб Советской России.

Одна из марок, достоинством 7500 рублей, синяя, другая, достоинством 50 000 рублей, светло-фиолетовая. Обе марки отпечатаны литографским способом, без зубцов. Образцы марок говорят о том, что Наркомпочтель готовился к их выпуску.

В музее Гознака бережно хранятся и другие проекты марок, которые готовились к выпуску в 1921 — 1922 годах. Одна из главных причин того, что проекты так и не увидели свет, — неустойчивость курса денежных знаков, связанная с тяжелым положением в народном хозяйстве.

Интересен проект юбилейной марки номиналом 1 рубль в честь четвертой годовщины Октября с памятными датами «1917— 1921». Сохранились проекты 5- и 20-рублевых марок «Молот и наковальня» и «Рука рабочего с молотом». Привлекает внимание и проект 40-рублевой марки «Новый мир». Оригинал миниатюры был создан художником Г. Рейндорфом. Он изобразил амура с пальмовой ветвью в руках, попирающего атрибуты царской власти. С оригинала были изготовлены штампы, с помощью которых сделали пробные оттиски черной и черно-синей краской. Но в производство эта марка так и не поступила.

Та же участь постигла еще один необычный проект. Художник М. Антонов создал оригинал марки «Торжество пролетариата». В центре, среди рабочих и крестьян,— пролетарий на белом коне. Так художник пытался выразить идею освобождения трудящихся от угнетения. Номинал знака 100 рублей.

Но особенно большое внимание привлекают оригиналы марок, посвященных Карлу Марксу и В. И. Ленину, сохранившиеся в музее Гознака. Они двух вариантов. Первый вариант рисунка марки: в центре портрет, вверху надпись «почта», под портретом на белой плашке надпись: «Карл Маркс» или «В. И. Ленин», в углах пятиконечные звезды. Внизу у рамки обозначение номинала «руб» и справа и слева от него цифры «5». Остались два отпечатанных проекта почтовых марок с портретом К. Маркса, и один — с портретом В. И. Ленина. Они выполнены черной краской.

Другой вариант: в центре портрет, вокруг него надпись: «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика». Справа и слева под портретом цифры «2», а между ними в две строки слова «рубля» и «почта». В музее есть пять печатных проектов марок второго варианта с портретом К. Маркса и два — с портретом В. И. Ленина. Оттиски — черного цвета.

Все это подтверждает, что на Гознаке активно готовились к выпуску оригинальных советских почтовых марок. Но трудности, вызванные частым изменением тарифов и отсутствием времени для изготовления необходимого количества знаков почтовой оплаты, не давали возможности Наркомпочтелю сосредоточить внимание на их выпуске.

Осенью 1922 года было решено провести первую деноминацию денежных знаков. Советское правительство выпустило новые денежные купюры. Объявлялось, что 1 рубль в новых денежных знаках приравнивается к 10000 рублям старых. Таким образом, все перерасчеты сводились к зачеркиванию четырех нулей.

Выполняя указание правительства, Наркомпочтель изымает из обращения все советские почтовые марки прежних выпусков, номиналы которых были выражены в старом масштабе цен. Вновь, как в первые годы Советской власти, для оплаты почтовых отправлений повсеместно стали использоваться стандартные марки дореволюционной России.

С января 1923 года в республике проводится новая деноминация: 100 рублей в денежных знаках 1922 года приравнивались 1 рублю нового образца 1923 года.

Новые почтовые тарифы легко выражались и по-старому, и по-новому: пересылка почтовой карточки — соответственно 50 копеек или 50 рублей, пересылка иногороднего письма или дополнительный сбор за заказ — 1 рубль и 100 рублей.

Для оплаты корреспонденции предназначались четыре оригинальные беззубцовые марки с изображениями рабочего, крестьянина и красноармейца (№ 73—76), выпущенные с декабря 1922 года. Несколько позднее в обращении появились перфорированные марки (№ 77—80). Их номиналы (10, 50, 70 и 100 рублей) указывались в денежных знаках образца 1922 года. О марках мы расскажем в следующей главе. Спустя некоторое время —27 февраля 1923 года —СНК СССР постановил с 1 апреля изъять из обращения все старые почтовые марки. Для франкировки корреспонденции разрешалось применять лишь марки с надпечаткой пятиконечной звезды и букв «РСФСР» (№ 60-72), а также знаки с изображениями рабочего, крестьянина и красноармейца выпуска 1922—1923 годов.

 

Стандартные марки РСФСР

Еще в Середине 1922 года на Гознаке началась подготовка к выпуску новых стандартных почтовых марок. Специально для них было решено создать рисунки, которые символизировали бы идею рабоче-крестьянской власти. Иван Дмитриевич Шадр, работавший в то время главным художником Гознака, предложил использовать для этого скульптурные портреты рабочего, крестьянина и красноармейца. Они должны были раскрывать самую суть перемен, происшедших в России.

Шадр с головой ушел в работу. Он подолгу пропадал в заводских и фабричных цехах московских предприятий. В короткое время была создана первая скульптура — «Рабочий». В ней отразилось стремление скульптора к созданию обобщенного образа. Торжественные резкие черты лица, гордо поднятая голова, суровый взгляд, готовность перенести любые трудности — таким изваял скульптор рабочего.

Второй была создана скульптура красноармейца. В поисках типажа Шадр много времени проводит в казармах. Глядя на скульптуру красноармейца, понимаешь, что это простой русский парень, готовый по первому приказу идти в бой на борьбу с врагами Советской власти.

В музее Гознака хранится множество проб, которые позволяют проследить, как шла работа над проектами марок с изображениями «Рабочего» и «Красноармейца» — от скульптуры до оригинала почтовой миниатюры.

После того как со скульптурных портретов отпечатали фотоснимки, художник Гознака Л. Троицкий выполнил с них ксилогравюры, с которых изготовили пробные оттиски на мелованной бумаге. Оттиски были без номиналов, но с ажурной рамкой. Ее нарисовал художник А. Якимченко. Затем на пробных оттисках проставили номиналы и окончательно доработали эскизы, увязав все компоненты: изображение, рамку, номинал. Первые марки нового стандартного выпуска появились в декабре 1922 года (№ 73—76).

Они включали два сюжета: «Рабочий» и «Красноармеец».

«Крестьянин» — третий сюжет знаменитой Шадринскоя серии — появился на марках позже, в мае 1923 года.

В поисках прототипа для скульптуры крестьянина Шадр решает отправиться в родные места близ Шадринска. Путь неблизкий и по тем временам далеко не безопасный. Крестьянин Перфил Петрович Самылов из деревни Прыговой согласился позировать после долгих уговоров. Односельчанам пришлось убеждать «деда Перфила», что это большая честь для всех деревенских, если вместо портрета царя будет помещено на марке изображение простого человека. Долго и трудно работал над портретом крестьянина Шадр, но добился того, что и эта скульптура стала символом глубочайших преобразований, происшедших в русской деревне.

В мае 1923 года появляется в обращении новый стандартный выпуск (№ 81—85). Для воспроизведения на знаках почтовой оплаты теперь используются все три скульптуры Шадра.

2 мая в почтовых окошках Главного почтамта Москвы начали продаваться марки достоинством 3, 4, 5 и 10 рублей. Еще одна марка этой серии стоимостью 20 рублей появилась в обращении в августе 1923 года.

К выпуску подготовили еще два знака почтовой оплаты — номиналами 1 и 2 рубля. Их даже отпечатали на Гознаке, но выпустить в обращение не успели. Ожидалось, что тарифы снова повысятся (и действительно они повысились 20 мая 1923 года). Особой нужды в выпуске марок низких номиналов не ощущалось.

Так не попали на почту эти уже отпечатанные и подготовленные к отправке знаки почтовой оплаты. Не появились в обращении и беззубцовые марки этого выпуска. Правда, по другой причине: в начале 1923 года на Гознаке были установлены новые машины, которые позволяли без задержки перфорировать всю отпечатанную продукцию.

Позднее все эти марки были переданы для продажи филателистам. Они попали в альбомы коллекционеров, минуя почту.

Прошло время, и об этом забыли. При подготовке каталога почтовых марок в 1958 году Главная филателистическая контора включила под основными номерами и марки достоинством 1 и 2 рубля. Они были указаны в каталоге чистыми и гашеными. Это вызвало в рядах коллекционеров легкое замешательство. Ведь все знали, что марки, не бывшие в почтовом обращении, не могут относиться к основным номерам. И тем более они не могут значиться как гашеные. Ошибка была быстро устранена, уже в последующих изданиях каталога была восстановлена истина, и марки достоинством 1 и 2 рубля, а также все марки этого выпуска без зубцов указаны как издания, не имевшие почтового обращения.

Стандартные марки 1923 года несколько отличались от предыдущего выпуска 1922 года. Изображения на них несколько крупнее. Наркомпочтель предложил также убрать дополнительное оформление, оставив на миниатюре лишь название республики и год выпуска.

Для марки с изображением рабочего была использована гравюра А. Троицкого. По его же гравюре изготовили марку «Крестьянин». Над ее композицией и надписями работал другой художник Гознака — Д. Голядкин. Оригиналы марок с изображением красноармейца гравировали А. Троицкий и П. Ксидиас. Работал над знаками этого выпуска и В. Куприянов. Им были подготовлены оригиналы марок с изображением крестьянина. В музее Гознака сохранились пробы, выполненные красной, синей и коричневой краской, но к производству их не утвердили.

Марки стандартных выпусков РСФСР 1922-1923 годов очень популярны. Среди них есть и подлинные раритеты. Например, в одной из экспозиций на Всесоюзной филателистической выставке, посвященной 50-летию СССР, был представлен лист из 25 беззубцовых марок «Красноармеец» достоинством 100 рублей. Одна из марок — двенадцатая — имеет номинал 70 рублей. Утверждают, что и она находилась в обращении. По какой же цене ее продавали на почте? Вопрос интересен для филателистов, но на него никто пока не дал уверенного ответа. В каталоге 1924 года (под редакцией Ф. Г. Чучина) о ней говорилось: «Это первая ошибка из всех советских и союзных выпусков и будет считаться несомненно большой редкостью». Ныне известно всего несколько таких беззубцовых экземпляров с опечатками. Все они находятся в собраниях советских коллекционеров.

Появление этих марок — результат двойной ошибки. Первая в том, что в печатную форму 100-рублевых марок включили клише 70-рублевой. Это привело к ошибке в цвете (оранжевая 70-рублевая марка вместо лиловой). Вторая в том, что часть листов с этими марками не была перфорирована. Это осталось незамеченным. Листы попали в Народный комиссариат почт и телеграфов, а оттуда на почту и в руки филателистов...

Эта же опечатка значительно чаще встречается на перфорированных листах.

 

Филателия служит народу

С первых лет Советской власти воспитанию детей уделяется такое же внимание, как и борьбе за самое существование рабоче-крестьянского государства. Именно поэтому на борьбу с детской беспризорностью направляются самые закаленные и проверенные в борьбе руководители партии. Ф. Э. Дзержинский, председатель грозной ВЧК, возглавлял и Всероссийскую комиссию по борьбе с детской беспризорностью. Это ярко отражает значение, которое придавала партия воспитанию поколения строителей социализма.

Определенная роль в борьбе с детской беспризорностью отводилась филателии. 19 августа 1922 года в Москве по инициативе уполномоченного ЦК Помгола Ф. Г. Чучина был проведен первый в Советской России «День филателии», задуманный первоначально как мероприятие, призванное дать дополнительные средства в фонд помощи детям районов, пострадавших от неурожая, и на борьбу с беспризорностью. Он вылился в подлинный праздник филателистов.

В этот день в зале Московского почтамта была организована выставка эскизов и образцов почтовых марок. Внимание посетителей привлекли проекты знаков почтовой оплаты, поступившие на конкурс, в связи с пятой годовщиной Октябрьской революции. Популярен был аукцион филателистических редкостей. Живо прошла филателистическая лотерея. Вся почта, отправлявшаяся в этот день с Московского почтамта, гасилась первым советским специальным штемпелем. В этот день были выпущены и конверты, и секретки с марками дореволюционной России, на которых типографским способом были отпечатаны герб РСФСР и текст: «Филателия — детям 19 августа 1922 г.».

Но, безусловно, самым значительным событием первого советского «Дня филателии» был выпуск специальной серии почтовых марок. Для нее были использованы стандартные марки России 1909—1917 годов, на которых сделали типографическую надпечатку черной краской: «РСФСР Филателия—детям 19-8-22». Серия состояла из шести миниатюр (№ 43—48) пяти номиналов: 1 копейка (с зубцами и без зубцов). 2, 3, 5 и 10 копеек (все только с зубцами).

Продавались марки из расчета 1 копейка — 50 тысяч рублей, из которых 10 тысяч рублей составляли почтовый сбор, а 40 тысяч рублей поступали в фонд борьбы с детской беспризорностью.

В наше время марки этого выпуска встречаются крайне редко, и не потому, что они были в продаже всего один день. Выпуск «Филателия — детям» имеет много почтовых и филателистических особенностей, предопределивших его редкость. Как известно, надпечатки были выполнены на марках достоинством 1, 2, 3, 5 и 10 копеек. Почему были выбраны именно эти номиналы?

Сопоставим почтовые тарифы, действовавшие в это время, и первые тиражи марок каждого достоинства и получим ясную характеристику выпуска.

Теперь понятно, почему марки с более высокими номиналами в 3, 5, 10 копеек встречаются относительно чаще, чем с низкими — в 1 и 2 копейки. Не случайно и то, что тираж марок для местных писем (3 копейки) превышает тираж марок для иногородних (5 копеек), обычно бывает наоборот. Но так как праздник филателии проводился в Москве и был рассчитан на один день, то предполагали, что основными участниками праздника будут москвичи и многие из них захотят воспользоваться случаем послать письмо друзьям и знакомым, а также и самим себе (кто из филателистов не использует эту возможность!). Так оно и оказалось.

Но сегодня писем, отправленных в «День филателии» и погашенных специальным штемпелем с датой 19 VIII. 1922. сохранилось очень мало. Так мало, что они могут сделать честь коллекции самого высокого ранга.

Любопытны филателистические особенности выпуска «Филателия — детям». На марках основного выпуска надпечатка расположена сверху вниз. Но встречаются марки, на которых текст перевернут и отпечатан снизу вверх.

Кроме того, известно, что было два тиража марок. Время производства второго тиража не установлено, а это имеет принципиальное значение. Марки официально курсировали всего один день — 19 августа 1922 года. Поэтому все надпечатки, произведенные после этого дня, должны быть отнесены к категории «новоделов». Вопрос этот давно перерос рамки теоретического спора, так как есть веские основания считать все марки с надпечаткой снизу вверх новоделами. Одним из доказательств является то, что в каталоге 1923 года они еще не были описаны, а появились лишь в последующих изданиях.

Но как ни велики филателистическая значимость и ценность выпуска «Филателия—детям», много важнее память о событиях, которые вызвали к жизни эту серию: невиданная беспризорность детей, глубокая озабоченность советского народа судьбой подрастающего поколения.

Те же гуманные причины послужили поводом для выпуска еще одной серии почтовых марок. 28 апреля 1923 года газета «Известия ВЦИК» опубликовала сообщение «Филателия — трудящимся». В нем говорилось, что по соглашению уполномоченного ЦК Последгола ВЦИК по филателии с Наркомпочтелем 1 мая будет отмечено выпуском специальной серии почтовых марок, дополнительный сбор от которых пойдет в пользу ЦК Последгол ВЦИК.

Объявленная серия (№ 86—90) включила марки с пятью надпечатками. Надпечатки на трех марках прежних выпусков РСФСР выполнены бронзовой, серебряной или золотой краской. Текст гласил: «1 мая 1923 г. Филателия — трудящимся». Номиналы марок были обозначены в соответствии с новыми почтовыми тарифами, вводившимися в тот же день: почтовая карточка и местное письмо — 1 рубль, иногороднее письмо — 2 рубля, дополнительный сбор за заказ — 2 рубля.

Тираж марок — по 25 тысяч экземпляров каждого номинала. Однако марки этого выпуска крайне редки. Объясняется это тем, что были они в почтовом обращении всего один день— 1 мая 1923 года — и продавались только на Главном почтамте в Москве. Потому так высоко ценятся эти первые в мире почтовые марки, посвященные Международному празднику трудящихся, на конвертах, прошедших почту.

Каждая из марок имела ряд особенностей, которые предопределили значительный интерес к серии со стороны коллекционеров. На филателистических выставках лет десять назад можно было познакомиться с коллекцией, в которой демонстрировались восемь марок с серебряной надпечаткой «4р + 4р», одной из самых редких в серии. В их числе — гашеный экземпляр на письме, квартблок и марка с перевернутой надпечаткой. Но самым редким был экземпляр с отставленной единицей в дате «1 923». Эта разновидность относится к редчайшим советским маркам.

Первомайский выпуск стал последней эмиссией РСФСР, появившейся в рамках кампании борьбы с голодом и его последствиями. Всего во время этой кампании в РСФСР и других советских республиках было выпущено около 50 (если считать по основным разновидностям) марок.

Одной из мер борьбы с голодом был обмен советских почтовых марок на продукты. По просьбе Международного Красного Креста Верховным комиссаром этой организации для помощи Поволжью стал знаменитый полярный исследователь Фритьоф Нансен. По возвращении из поездки в Поволжье Нансен предложил обменять 100 тысяч серий по шесть гашеных советских марок на 100 тысяч плиток шоколада.

Предложение Нансена было одобрено в Наркомвнешторге и утверждено ЦК Помгола 9 марта 1922 года. «Правда» обратилась к населению с призывом: «Не бросать марок». Призыв был подхвачен во всех уголках страны. Вскоре первые 100 тысяч серий ушли за границy в обмен на шоколад фирмы «Глобер». За ними последовали вторая и третья партии.

Нансен не только организовывал помощь Советской России. Он сам много работал, чтобы часть заработанных средств передать в фонд помощи голодающим. Большую часть присужденной ему Нобелевской премии он тратит на покупку тракторов и сельскохозяйственных машин для советских опытно-показательных станций.

 

Всесоюзная сельскохозяйственная

Осенью 1923 года было решено провести Всероссийскую сельскохозяйственную и кустарно-промышленную выставку. Выставка должна была способствовать укреплению связей города и деревни, рабочего класса с трудовым крестьянством.

Владимир Ильич Ленин горячо поддержал идею организации выставки.

Десятый Всероссийский съезд Советов (23—27 декабря 1922 года) определил, что передовые хозяйства должны показать на выставке свои основные достижения в восстановлении, укреплении и развитии сельского хозяйства на новых началах и под руководством рабоче-крестьянской власти.

Подготовительные работы начались с первых дней 1923 года. Место для выставки выбрали на живописном берегу Москвы-реки. (Сейчас здесь раскинулся Парк культуры и отдыха имени Горького.) Для участия в выставке пригласили сотни передовых хозяйств, опытных станций и животноводческих ферм.

Сооружение выставочного городка возглавил архитектор А. В. Щусев. За короткое время на берегу Москвы-реки выросло 255 павильонов. Одной из главных задач выставки было показать крестьянину возможности возрождающейся промышленности.

Выставка планировалась как мероприятие республиканское. Но в процессе подготовки оказалось, что целесообразнее придать ей всесоюзный масштаб. Тем более, что на выставку было представлено 115 тысяч экспонатов из всех союзных республик. Она приобретала значение общегосударственного смотра достижений рабочего класса и трудового крестьянства.

Первая сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка Союза ССР стала значительным событием в хозяйственной и общественно-политической жизни страны.

В подготовке и проведении выставки принимали участие многие организации, в том числе и Наркомат почт и телеграфов. В журнале «Жизнь связи» появляется информация о подготовке специального выпуска марок: Совнарком СССР принял специальное решение об издании серии марок (№ 91—98), посвященных выставке, утвердив их рисунки, выполненные графиком Г. Пашковым.

В ознаменование деятельности Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве в обращение поступали почтовые марки достоинством 1 рубль — с изображением сеятеля, 2 рубля — с изображением жнеца, 5 рублей — с эмблемами земледелия и 7 рублей — с общим видом выставки.

Наркомпочтель во исполнение постановления правительства издал циркуляр, в котором сообщалось, что в Москве, Петрограде, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Казани, Нижнем Новгороде и Минске начиная с 16 августа и в Ташкенте, Екатеринбурге, Новониколаевске с момента получения на месте выпускаются в обращение новые знаки почтовой оплаты, изданные в ознаменование открытия Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки в Москве. Любопытна одна неточность. связанная с выставочными марками. В постановлении Совнаркома СССР и циркуляре НКПиТ определено, что на рублевой марке будет изображен сеятель, а на двухрублевой — жнец, В действительности оказалось наоборот. Почему? Видимо, это ошибка не полиграфистов, а составителей документов.

Марки выставочной серии отличались рядом особенностей, которые закрепили за ними право называться «первыми». На них впервые на советских марках было указано название многонационального государства рабочих и крестьян — СССР. Это были первые марки Советского Союза. Выставочная серия стала первой эмиссией советских марок, выпущенных но распоряжению правительства СССР.

Марки впервые отмечали важное событие в жизни СССР, хотя тексты на них отражают первоначальное название «Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка». Это вызвано тем, что решение о переименовании выставки во Всесоюзную было принято уже после выпуска марок в обращение.

Значительны сюжеты почтовых миниатюр, особенно марки номиналом 5 рублей. Механизация сельского хозяйства была первоочередной задачей Советской власти в деревне. Курс на механизацию стал темой этой марки, на которой изображен трактор.

Первые марки СССР были выпущены с зубцами и без зубцов. На выставке они продавались в специальных почтовых отделениях всего месяц. 15 сентября их продажу прекратили в связи с введением новых почтовых тарифов.

В почтовых отделениях Выставки использовались специальные штемпеля. Все они начали применяться со дня открытия выставки — 19 августа 1923 года. Но марки, если верить циркуляру НКПиТ, появились в обращении уже 16 августа. Некоторые из них в тот же день были погашены обычными календарными штемпелями. Однако таких марок было мало, уже в «Каталоге почтовых марок на 1924 год» под редакцией Ф. Г. Чучина отмечалось: «Погашенные марки на конвертах с датой до 19 августа 1923 года оцениваются в пять раз дороже».

 

Золотой стандарт

11 октября 1922 года Советское правительство в рамках проводившейся денежной реформы издает декрет о выпуске билетов Государственного банка в 1, 3, 5, 10 и 25 червонцев. Золотое содержание одного червонца составляло один золотник (7,7423 грамма чистого золота). Одновременно с выпуском бумажных червонцев началась чеканка металлических золотых червонцев.

Гознак получил указания срочно подготовить марки с номиналами, соответствующими золотому курсу. Были установлены девять номиналов: 1, 2, 3, 4, 6, 10, 20, 50 копеек и 1 рубль. Сюжетной основой рисунков на новых знаках почтовой оплаты должны были стать завоевавшие огромную популярность скульптурные портреты рабочего, крестьянина и красноармейца, выполненные И. Шадром.

Подготовка марок нового стандарта проводилась в сжатые сроки. Было решено выпускать их по мере готовности.

11 октября 1923 года первые пять марок достоинством 1, 3, 4, 6 и 10 копеек поступили в обращение (№ 99, 101, 102, 104, 105). Они были без зубцов. Новые марки мало отличались от находившихся тогда в обращении стандартных знаков почтовой оплаты. Те же сюжеты, та же простота внешнего оформления, так же, как и на предыдущих марках, нет слова «почта».

Но серия имела и отличительные черты. На всех марках была новая аббревиатура—СССР. Номиналы всех знаков указывались в золотом исчислении. Так было положено начало обширному «золотому» стандарту, выпускавшемуся на протяжении четырех лет (последние марки появились в январе 1928 года). За это время менялись тарифы и технологические условия производства на Гознаке. Поэтому так разнообразны марки «золотого» стандарта по номиналам и полиграфическим особенностям. Много нераскрытого таится за их скромной неяркой внешностью.

«Золотой» стандарт состоит из шести самостоятельных выпусков, включающих марки 22 различных достоинств (№ 99—192). Такое количество номиналов, выпущенных в пределах одного стандарта, не так уж велико, если учесть частую смену почтовых тарифов. Но среди них и такие, назначение которых не выяснено до сих пор. Так, в 1924—1925 годах были выпущены марки достоинством 7 и 8 копеек. Марки номиналом 7 копеек предназначались для оплаты простых закрытых писем и сбора за заказ. А для чего были нужны марки номиналом 8 копеек? Действовавшими в то время тарифами подобная такса не предусматривалась.

То же самое можно сказать и о марке достоинством 15 копеек, выпущенной в феврале 1925 года. Номиналы марок «золотого» стандарта очень точно реагировали на изменения почтовых тарифов. Появление каждого нового номинала в серии было обосновано. Видимо, и тариф 15 копеек определял плату за вполне определенные услуги. Но какие?

Характерна история марки номиналом 5 копеек. Она была введена в серию уже в процессе производства. Это было вызвано тем, что согласно новым тарифам предусматривалась особая такса 5 копеек за пересылку простых местных писем в Москве и Петрограде (Ленинграде). Новая, десятая марка, включенная между 4- и 6-копеечными, нарушила чередование сюжетов в серии. Но почта не посчиталась с этим. Появление номиналов 8 и 15 копеек, по-видимому, также вызывалось потребностями почты. Но какими — еще предстоит выяснить.

Примечательной особенностью знаков почтовой оплаты «золотого» стандарта было то, что продавались они на почте по номиналу в соответствии с курсом дня, который устанавливался котировальной комиссией Московской товарной биржи. Это вызывалось тем, что в 1923 году в стране существовало две валюты: устойчивые золотые червонцы, с одной стороны, и масса обесцененных совзнаков — с другой, Червонцы еще не получили широкого распространения, и население пользовалось «лимонами» и «лимардами» (так в быту называли миллионы и миллиарды в совзнаках). В центральных газетах появился ежедневный раздел «Перевод червонцев в совзнаки». Курс менялся каждый день. А так как пересчет тарифов в денежные знаки 1923 года производился по курсу золотого рубля, то соответственно и почтовые тарифы, выраженные в совзнаках, в это время менялись ежедневно. Много увлекательных загадок ожидает филателистов при детальном изучении особенностей каждого выпуска «золотого» стандарта.

Много хлопот доставляет коллекционерам типографский выпуск без зубцов, первые марки которого появились в обращении в декабре 1923 года. Специалисты считают его самым сложным в «золотом» стандарте. Более того, они различают в нем несколько самостоятельных выпусков, изданных в течение трех лет 1923—1925 годов. Загадки здесь кроются в самом простом. Так, до сих пор точно не установлены даты выхода в свет марок многих номиналов.

С января 1924 года в обращение стали поступать марки 20 номиналов, с зубцами, отпечатанные типографским способом. Некоторые из них существуют и в беззубцовом варианте. Считают, что источником их появления стали случайно оказавшиеся неперфорированными листы с марками соответствующих номиналов. Неизвестно как, но часть беззубцовых марок попала в почтовое обращение.

Некоторые филателисты полагают, что часть марок типографского выпуска в 7, 8, 9, 20, 40 копеек и 2, 3, 5 рублей была издана специально для коллекционеров. Марки всех номиналов известны с филателистическим гашением, но точная дата их выпуска не установлена.

Есть над чем подумать и в выпуске марок «золотого» стандарта с зубцами, отпечатанных литографским способом. Каталоги довоенных лет сообщали о выходе в 1924 году только четырех марок с зубцами достоинством 4, 10, 30 и 40 копеек. И вдруг в конце 30-х годов в руки филателистов все чаще стали попадать марки литографской печати других номиналов, с зубцами 14:14½ и 12. Такие марки официально не выпускались. Их подделали и не только подделали, но и позаботились о версии, подтверждающей их «законность». Беззубцовые литографские марки были превращены в зубцовые с помощью типографских перфораторов. Для подделки использовались как чистые, так и гашеные листы марок, которые свободно продавались в 30-х годах в филателистических магазинах.

Есть белые пятна и в «биографиях» типографских выпусков марок с зубцами и марок с водяным знаком, литографского выпуска марок с водяным знаком.

Можно долго перечислять загадки, припасенные многочисленными марками «золотого» стандарта для коллекционеров. Они ждут, они зовут своих исследователей.

 

Траурная марка

Бережно храню я одну почтовую марку в черной траурной рамке. Утром 22 января 1924 года радио разнесло по всей планете печальную весть о смерти В. И. Ленина. В специальных выпусках «Правды» и «Известий» было помещено об этом правительственное сообщение. На заводах и фабриках, в школах и институтах, в селах и деревнях проходили траурные митинги и собрания.

В скорбные дни Народный Комиссариат почт и телеграфов принял решение выпустить траурную марку с портретом вождя.

Работа над проектом миниатюры была поручена И. Дубасову. Сроки для разработки проекта были крайне сжаты. Марку предполагали выпустить в обращение 28 января. Времени для поиска вариантов не было. Уже 22 января художник представил эскиз миниатюры на утверждение.

Для рисунка И. Дубасов использует известную фотографию, сделанную П. А. Оцупом 16 октября 1918 года. На ней Владимир Ильич запечатлен у книжного шкафа в своем кабинете в Кремле.

Художник понимал, что глубина и значение переживаемой народом трагедии полностью исключают элементы украшательства в оформлении и требуют самых простых, лаконичных графических форм. В первоначальном эскизе не было красной краски. Марка была выдержана в черно-серых тонах. Тогда еще не было установившегося теперь обычая выражать траур сочетанием красного и черного цветов, но уже в процессе печати решено было на марке сделать и красную кайму. Клише было готово 26 января. Днем на Гознаке сделали пробные оттиски. Один из них, достоинством 6 копеек, был наклеен на тонкий картон и представлен на утверждение. На нем появилась резолюция заместителя наркома почт и телеграфов: «Утверждаю. 26.1.24. 20.00». Точное время утверждения марки к печати, указанное на пробном оттиске, свидетельствует об исключительной срочности и оперативности выпуска траурных марок.

Сразу же после утверждения рисунка полиграфисты приступили к печатанию. Первая часть тиража была изготовлена в ночь с 26 на 27 января. А 27 января 1924 года, в 16 часов, когда на Красной площади заканчивалось прощание советского народа с любимым вождем, первые почтовые марки с портретом В. И. Ленина в красно-черной рамке (№ 195—198) поступили в обращение. Они были без перфорации. Для ее нанесения уже не хватало времени.

Эти траурные минуты стали первыми мгновениями жизни первых почтовых марок с изображением Владимира Ильича Ленина.

27 января было объявлено днем Всесоюзного траура. Не работали, за небольшим исключением, и почтовые учреждения. Поэтому в первый день марки продавались только на Центральном телеграфе и в почтовых отделениях железнодорожных вокзалов Москвы. Пользовались они огромной популярностью. Каждый, кто находился в это время в Москве, старался отправить письмо, оплаченное маркой с портретом Владимира Ильича. Многие покупали марки и сохраняли их у себя как маленькие портреты вождя.

Наркомпочтель в эти дни издает специальное распоряжение, в котором обязывает почтовые отделения при продаже знаков почтовой оплаты отдавать предпочтение маркам с портретом Ильича.

Сохранился документ, свидетельствующий об исключительной любви рабочих к своему вождю, о пролетарской сознательности и высоком трудовом порыве тех, кто обеспечивал выпуск первых марок Ленинианы. Это циркуляр Наркомата почт и телеграфов от 12 февраля 1924 года, в котором выражалась благодарность работникам Наркомпочтеля и второй государственной фабрики Гознака, проявившим «необычайно ревностное отношение и инициативу» при выпуске и рассылке траурных марок. Благодаря их инициативе «...траурные марки вышли из печати и были разосланы на места 27 января, в день похорон Владимира Ильича Ленина, т. е. ранее на сутки, чем предполагались к выпуску».

Потребность в марках с портретом вождя была так велика, что они печатались в несколько приемов. Последний выпуск состоялся в марте 1924 года. Он уже был с перфорацией (№ 199— 202). А в дни второй годовщины со дня смерти В. И. Ленина в обращении появился повторный тираж траурных марок.

Все это способствовало тому, что марки траурной серии имеют много разновидностей Основные разновидности по размерам рамки указаны в каталогах. Кроме того, марки печатались на белой, сероватой и желтоватой бумаге. Все это представляет для филателистов широкие возможности создания специализированных коллекций первых марок Ленинианы.

Попытки выпустить почтовые марки с портретом Ильича предпринимались и до 1924 года. Желание трудящихся поближе познакомиться с вождем революции, иметь портрет руководителя первого в мире государства рабочих и крестьян было столь велико, что работа над созданием миниатюрных изображений Ленина началась с первых дней революции.

Приоритет принадлежит открыткам.

Почтовых марок с портретом Ильича при его жизни так и не вышло.

Причину этого раскрыл в одной из заметок в 1922 году журнал «Советский филателист». В нем было написано, что товарищ Ленин не раз журил «услужливых друзей» за попытки изобразить портреты вождей на марках, категорически воспрещая это делать кому бы то ни было.

О пробных оттисках марок с портретом В. И. Ленина, которые относятся к 1921— 1922 годам и хранятся в музее Гознака, мы уже рассказывали.

Известны факты, которые проливают свет на историю подготовки еще одного ленинского выпуска. В Центральном музее связи СССР им. А. С. Попова сохранились документы, подтверждающие, что в 1921 году на Гознаке создавалась еще одна марка с портретом Владимира Ильича Ленина.

Подготовкой марки к выпуску занимался иностранный специалист Видеман. Под его руководством были сделаны пробные оттиски, которые передали в Наркомпочтель на утверждение. По требованию В. И. Ленина работа над выпуском была прекращена. Но спустя несколько лет пробные оттиски марки с портретом Ильича появились за границей.

В октябре 1926 года в Нью-Йорке на международной филателистической выставке в одной из коллекций русских марок были представлены две неизвестные миниатюры с портретом В. И. Ленина. Они не упоминались ни в одном из каталогов. Коллекционерам удалось установить, что это были как раз те марки, над подготовкой которых трудился иностранный специалист. Он, как выяснилось, был не только полиграфистом, но и страстным коллекционером. И, конечно, не смог удержаться от соблазна поместить а свою коллекцию редкостную марку. Когда он делал пробные оттиски, то оставил несколько и для себя. Впоследствии, уехав на родину, он их продал. Марки попали на выставку и привлекли внимание зарубежных филателистов. К сожалению, не сохранилось сведений о том, в каком цвете были выполнены пробные оттиски, каков размер марок, кто автор оригиналов.

Вскоре после выставки пробные марки исчезли. Владелец коллекции решил продать их. И до сих пор остается загадкой, где хранятся две пробные марки 1921 года с портретом В.И. Ленина.

И все же задолго до траурных дней 1924 года в руки коллекционеров попали марки с портретом Владимира Ильича Ленина. Как же это случилось?

Иностранная интервенция и Гражданская война отрезали Советскую Россию от остального мира. Этим воспользовались дельцы от филателии. Они решили сыграть на интересе к республике Советов. И когда в конце 1921 года в филателистических магазинах появилась серия «советских» марок, она сразу же привлекла внимание филателистов.

Серия состояла из семи марок с различными сюжетами достоинством от 10 рублей до 450 тысяч рублей. Миниатюры изображали советский герб, фигуры рабочего, крестьянина и красноармейца. На марке достоинством 150 тысяч рублей был помещен портрет В. И. Ленина. Однако достаточно было внимательного взгляда на марки, чтобы выяснить их истинную природу. Рисунки были выполнены в нарочито небрежной манере, присущей западно-европейскому искусству начала XX века. Эта манера в корне противоречила духу реализма, отличавшему русскую революционную графику. Манера рисунков и выдавала авторов серии «советских» марок. Автором фантастических выпусков оказался известный итальянский фальсификатор Марко Фонтана. Прикрываясь вывеской фирмы «Товарищество итальянской филателии в Венеции», он наводнил фальшивками филателистические рынки Европы и Америки.

Очень скоро обман раскрылся. Уполномоченный ЦК Помгола Ф. Г. Чучин выступил в журнале «Советский филателист» со статьей «Спекуляция на революции РСФСР». В ней он разоблачил фальсификацию.

Так, этой изготовленной за рубежом «марке» суждено было стать первой миниатюрой с портретом В. И. Ленина, попавшей к филателистам...

Сегодня ленинская тема в филателии одна из самых популярных. Образ Владимира Ильича Ленина, запечатленный на сотнях почтовых марок многих стран Европы и Азии, Африки и Америки, рассказывает коллекционерам всего мира о торжестве великих идей, о бессмертии идеалов коммунизма.

 

Усыпальница Ильича

Уже в первый день всенародного траура в комиссию по похоронам стали поступать сотни предложений сохранить тело Владимира Ильича. И 25 января 1924 года Советское правительство приняло решение о строительстве Мавзолея В. И. Ленина.

Но еще до того, как было обнародовано постановление правительства, в ночь на 24 января архитектор А. В. Щусев получает срочное правительственное задание: к моменту похорон Ленина спроектировать и построить на Красной площади у Кремлевской стены временный Мавзолей.

Первый Мавзолей было решено строить из дерева. Пока на Красной площади готовили котлован, на Сокольническом лесном складе по чертежам Щусева строгали деревянные брусья и доски из лучшей архангельской сосны.

Усыпальницу вождя возводили более ста человек... Ежедневно на площадку приходило много рабочих-добровольцев, также желавших участвовать в сооружении Мавзолея Ленина.

Работали и днем, и ночью при свете прожекторов. Изредка бегали обогреться в два трамвайных вагона, установленных около стройки и снабженных электроотопителем, или у костров из щепок. А через десять минут — снова за работу. Окончив смену, люди не хотели уходить и продолжали трудиться.

Мавзолей был готов к сроку. 27 январи в 16 часов он принял гроб с телом великого вождя революции.

Первый деревянный Мавзолеи сильно отличался от того монументального сооружения, которое мы привыкли видеть на Красной площади. Это был темно-серый куб, увенчанный небольшой трехступенчатой пирамидой. На фасаде, отделанном чистым тесом черными деревянными брусками было выложено «ЛЕНИН». Справа и слева от центральной части располагались две одинаковые пристройки для входа и выхода посетителей.

Изображение первого деревянного Мавзолея не было воспроизведено ни на почтовых марках, ни на открытках. Все понимали, что временное сооружение, которое выросло на Красной площади в течение нескольких незабываемых дней, следовавших за кончиной вождя, конечно, может существовать лишь ровно столько времени, сколько необходимо для сооружения постоянной гробницы.

Вскоре архитектор А. В. Щусев получает новое задание: перестроить Мавзолей, придав ему монументальность. Весь свой талант зодчего А. В. Щусев вложил в Мавзолей великого вождя. Он понимал, что Мавзолей должен быть памятником, трибуной, торжественным пьедесталом, центром всенародных коммунистических манифестаций.

К 1 мая 1924 года основные работы были закончены. И участники праздничной демонстрации проносили знамена перед новой усыпальницей вождя. С Мавзолея их приветствовали руководители партии и правительства.

Новый Мавзолей был очень похож на нынешний гранитный. Тот же ступенчатый силуэт, те же пропорции, та же уравновешенность отдельных частей. Снаружи он был обшит дубовыми досками. Двери и колонны венчающего Мавзолей портика были из черного дуба, цвет которого выражал идею траура и скорби. Таким и увидели филателисты Мавзолей В. И. Ленина на почтовых марках, выпущенных в обращение в январе 1925 года к первой годовщине со дня смерти В. И. Ленина (№ 212—219). Серия состояла из четырех марок (7, 14, 20 и 40 копеек). В январе 1925 года в обращении появились марки без зубцов, а в марте того же года — и с зубцами, на простой плотной бумаге.

Эта серия стала дебютом художника Василия Васильевича Завьялова. Оформление марок осуществил знаменитый мастер графики малых форм Рихард Зариньш. Соединение творчества двух художников в памятной Ленинской серии — своеобразная символическая эстафета поколений. Рихард Зариньш, воспитанный на традициях классической гравюры, создавший образцы русской марочной классики, как бы передавал эстафету в руки молодого поколения. Это была последняя серия советских марок, в оформлении которых принимал участие Рихард Зариньш. И в то же время она стала первой работой В. В. Завьялова в области графики малых форм.

Со временем В. В. Завьялов стал крупнейшим советским художником почтовых марок. Он автор более 600 миниатюр, составляющих золотой фонд, гордость советской филателии. Любовь к почтовой миниатюре он передал и своим сыновьям Александру и Льву, которые создали немало запоминающихся знаков почтовой оплаты.

Марки в память первой годовщины со дня смерти В. И. Ленина положили начало длинному ряду миниатюр с изображением Мавзолея.

Силуэт второго деревянного Мавзолея вновь повторяется на одной из марок (достоинством 8 копеек) серии, посвященной десятилетию Красной Армии и Военно-Морского Флота и выпущенной в феврале 1928 года (№ 303).

Второй деревянный Мавзолей простоял пять лет. В 1929 году правительство постановило заменить деревянный Мавзолей каменным. Сооружение его вновь поручили автору первых проектов архитектору А. В. Щусеву. Все годы после сооружения второго деревянного Мавзолеи он не прекращал поисков формы, соотношения элементов и цветовых решении. Годы напряженнейшего творческого труда понадобились архитектору для того, чтобы найти единственно правильный гармоничный облик Мавзолея, ставшего не просто центром архитектурного ансамбля Красной площади, но и сердцем ее. Выбрав из многочисленных вариантов наиболее удачный, он делает макет усыпальницы в граните. «Гранитный проект» утверждается правительством. Советские строители воплотили его в камне за 16 месяцев.

Новый Мавзолей был готов в октябре 1930 года.

С 1930 года усыпальница вождя остается почти в неизменном виде. И эта неизменность, и величественность Мавзолея стали символом цельности, твердости, непоколебимости дела, которому отдал всю свою жизнь Владимир Ильич Ленин.

Гранитный Мавзолей впервые был изображен на марках 1931 года в серии «Дирижаблестроение в СССР» (№ 370, 375). Много раз он воспроизводился на марках нашей страны и за рубежом.

В марте 1934 года вышла пятимарочная серия, которой было отмечено десятилетие со дня смерти В. И. Ленина (№ 454-458). На всех пяти марках — изображение гранитного Мавзолея. На миниатюрах, посвященных 20, 23 и 24-й годовщине смерти Ильича, как обязательный элемент присутствует силуэт Мавзолея (№ 913, 1107—1109, 1227— 1229).

Одна из лучших марок с изображением Мавзолея была выпущена в 1949 году, когда отмечалось двадцатипятилетие памяти В. И. Ленина. На многоцветных миниатюрах по рисунку И. Жукова (№ 1360, 1361) коллекционеры впервые смогли оценить торжественно-траурную цветовую гамму Мавзолея. Эти же марки были повторены в двух блоках (№ 1363 — с зубцами и № 1362 — без зубцов), которые стали самыми редкими Ленинскими блоками.

Отличительная черта Ленинского Мавзолея в том, что он создавался как монументальный памятник великому вождю, как самая торжественная трибуна и высший пьедестал почета. Поэтому издано много знаков почтовой оплаты, на которых изображен Мавзолей в момент всенародных торжеств и манифестаций.

Вот одна из них. В июне 1945 года были выпущены миниатюры, посвященные третьей годовщине разгрома немцев под Москвой. На первой марке достоинством 30 копеек (№ 937) мы видим момент исторического парада на Красной площади 7 ноября 1941 года. Колонна танков проходит мимо Мавзолея. Мало кто знает, что этот день связан и со знаменательным эпизодом в истории самого Мавзолея.

В конце нюня 1941 года возникла угроза нападения вражеских самолетов. Встала задача защитить Мавзолей от фашистских бомб. Решили прибегнуть к маскировке. Скроили и сшили «дом» из сурового полотна, нарисовали на нем окна и двери и затем натянули материю на каркас, возведенный над усыпальницей Ильича. Так москвичи с удивлением увидели на месте Мавзолея двухэтажный жилой дом. Маскировка Кремля и Красной площади дезориентировала вражеских летчиков и не позволила наносить целевые удары. Фашисты так и не смогли повредить усыпальницу вождя.

В течение нескольких месяцев был замаскирован Мавзолей. Маскировку убрали в ночь накануне 7 ноября.

Утром на Красной площади начался торжественный парад. Прямо с Красной площади, пройдя мимо Мавзолея, войска отправлялись в бой.

На других праздничных марках запечатлены многолюдные манифестации на Красной площади у Мавзолея: первомайская (№ 1256. 1257), октябрьская (№ 2369); прохождение танковых частей (№ 1080, 1081. 1314).

Особое место занимает одна из марок, воспроизводящих парад Победы 24 июня 1945 года в Москве (№ 1029 — она выпущена в 1946 году). В этот день сводные полки всех фронтов выстроились перед Ленинским Мавзолеем. В праздничных расчетах были лучшие воины. Кульминационной точкой парада стал марш специального подразделения. Его солдаты пронесли по площади опущенные к земле фашистские знамена и бросили их к подножию Мавзолея.

 

Размаха шаги саженьи

К концу 20-х годов положение в стране стабилизировалось. И хотя народное хозяйство испытывало множество трудностей, выявились возможности ускоренного развития экономики. В апреле 1929 года XVI партийная конференция одобрила первый пятилетний план развитии народного хозяйства СССР.

Более устойчивым стало положение и на почте. Так, международные тарифы, установленные 1 октября 1925 года, действовали без изменения в течение пяти лет. В соответствии с ними пересылка почтовой карточки стоила 7 копеек, простого закрытого письма — 14 копеек, сбор за заказ составлял 14 копеек.

Страницы филателистических альбомов — яркое свидетельство тому, как Наркомпочтель от выпуска к выпуску повышал качество и агитационную направленность знаков почтовой оплаты, главное внимание уделяя маркам достоинством 7, 14 и 28 копеек. Они предназначались для международной корреспонденции и должны были рассказывать миру правду о победах трудящихся страны Советов.

Разнообразны сюжеты марок юбилейной серии, изданной к десятилетию Великого Октября (№ 296—302). На 3-копеечном знаке почтовой оплаты барельеф рабочего, красноармейца и крестьянина символизирует сплочение советского народа вокруг партии. К легендарным дням Великого Октября возвращают нас рисунки 5- и 7-копеечных марок. На первой из них В. И. Ленин во главе восставшего народа под знаменем с призывом: «Вся власть Советам!». На второй марке впервые показан штаб революции Смольный. Очень динамична марка номиналом 8 копеек: матрос и красногвардеец, зовущие за собой в бой.

На 14-копеечной марке помещена карта, на которой алым цветом выделена территория с гордой надписью: «СССР».

Многозначителен сюжет 18-копеечной марки, на которой под красным знаменем изображены представители шести национальностей страны. Марка напоминает о том, что в СССР входили тогда шесть республик, а знамя в руках русского рабочего — свидетельство руководящей роли русского народа в строительстве новой жизни.

Интернациональное значение Великой Октябрьской социалистической революции подчеркивает последняя марка серии номиналом 28 копеек.

Знаменательна и серия из четырех марок, выпущенная в 1929 году (№ 347-350) и посвященная социалистическому соревнованию, ставшему движением миллионов. Главным лозунгом соревнования был: «Пятилетку в четыре года». На марках и другие боевые лозунги тех дней: «За снижение себестоимости, за трудовую дисциплину, за улучшение качества продукции!» (5-копеечная марка с рисунком рабочего у станка); «Поднимем урожайность на 35%» (10-копеечная марка, где изображена тракторная колонна в поле).

Лозунг о повышении урожайности, воспроизведенный на марке, отражает коренные изменения, происшедшие в деревне. Такая задача была под силу лишь колхозной деревне, перепахавшей межи, принявшей на вооружение передовую агротехнику и осваивающей новую технику. Заводы страны уже начали выпуск отечественных «стальных коней».

20- и 28-копеечные марки отражают развитие металлургии. На одной — лозунг «Больше металла — больше машин» и домны, на второй — доменная печь и диаграмма роста выплавки чугуна по первому пятилетнему плану. Этот план предусматривал укрепление черной металлургии, ставшей основой индустриализации страны.

 

Даешь советские дирижабли!

Лозунги первых пятилеток донесены до нас и другими марками начала 30-х годов.

Самые популярные из них — марки, посвященные дирижаблестроению.

Впервые дирижабль был нарисован на советских знаках почтовой оплаты, выпущенных в сентябре 1930 года в честь прилета в Москву из Германии гиганта «ЛЦ-127» (№ 358-361).

На марках самый популярный призыв первой пятилетки: «Пять—в четыре года!». В те годы его можно было встретить повсюду: на первых страницах газет, на транспарантах и плакатах. Призыв звучал на митингах и собраниях. Один из плакатов, выпущенный в 1930 году Гострудиздатом, послужил сюжетом для оригинальных крупноформатных марок. Автор плаката художник В. Костяницын долгое время не был известен филателистам. На плакате была воспроизведена факсимильная подпись автора «В. Кост.». На точку, свидетельствующую о сокращении, не обратили внимания или не придали ей значения и в филателистических каталогах появилась фраза: «Рисунок по плакату В. Коста»! Лишь впоследствии филателисты установили подлинную фамилию художника. А вот кто создал оригинал почтовой марки по мотивам популярного плаката, выяснить не удалось.

История выпуска этих марок известна достаточно хорошо. «ЛЦ-127» был крупнейшим дирижаблем, построенным в Германии. Его размеры поражают воображение даже в наше время: высота более 30 и длина около 250 метров, объем 105 тысяч кубических метров, грузоподъемность 23 тонны. Понятно, что прилет гигантского дирижабля в СССР, где строительство воздушного флота было в центре внимания и считалось всенародным делом, стал важным событием.

Из Москвы в Германию предполагалось отправить на дирижабле почтовую корреспонденцию. Для ее франкировки Наркомпочтель выпустил специальные авиапочтовые марки номиналами 40 и 80 копеек. Знаменитый немецкий дирижабль изображен на марках на фоне гигантских строек Советской страны.

Знатоки авиапочты легко заметят, что номиналы этих знаков оплаты не отвечают применявшимся в 1931 году авиапочтовым тарифам. Действительно, учитывая необычность полета, Наркомпочтель решил выпустить специальные марки только для оплаты корреспонденции, отправлявшейся с «ЛЦ-127», установив для этого особые тарифы. Дополнительный авиасбор и составлял для почтовой карточки 40 копеек, для закрытых писем 80. Письма для отправки дирижаблем принимались 10 сентября только на Московском почтамте в течение 2 часов 45 минут (с 8 до 10 часов 45 минут утра). Наклеивать обе марки на одно отправление не разрешалось. Вся корреспонденция гасилась специальным почтовым штемпелем.

Условия и особенности выпуска сделали марки с гашением очень редкими. Особенно редки беззубцовые марки. Была выпущена всего одна тысяча экземпляров беззубцовых марок и 99 тысяч с перфорацией (зубцовка 10½ или 12 ½).

На марках довоенных выпусков дирижабли можно «встретить» довольно часто.

В мае 1931 года в обращении появляется серия из пяти марок, отражающая развитие дирижаблестроения в СССР (№ 368-378). Известно несколько вариантов этих марок, так как они выпускались без зубцов и с различными вариантами зубцовки. Наиболее интересна черно-синяя марка достоинством 50 копеек, вышедшая без зубцов. Она одна из редчайших миниатюр мировой филателии. Ее тираж всего 24 экземпляра — один лист. (Достаточно напомнить, что знаменитых раритетов острова Маврикия сохранилось 26 штук.) В коллекциях советских филателистов есть всего несколько таких марок.

В июле 1931 года в обращение вновь поступают знаки почтовой оплаты с изображением гиганта «ЛЦ-127». Серия из четырех марок с зубцами и без зубцов (№ 379—386) была приурочена к арктическому плаванию ледокола «Малыгин», во время которого 30 июля в бухте Тихой состоялись его встреча и обмен почтой с дирижаблем. Рейс ледокола «Малыгин», оставивший заметный след в филателии, примечателен и многими другими фактами. На борту ледокола кроме непосредственных организаторов и участников эксперимента находилась и группа туристов. Среди немногочисленных любителей полярной экзотики находился знаменитый воздухоплаватель Умберто Нобиле. Одно время он работал в СССР и принимал участие в проектировании и строительстве советских дирижаблей.

Во время полета в Арктику на борту «ЛЦ-127» находилась группа советских ученых, в составе которой был Э. Т. Кренкель. В бухте Тихой произошло его знакомство с другим выдающимся советским полярником И. Д. Папаниным. Будущий начальник станции «Северный полюс-1» выполнял обязанности «почтмейстера» на ледоколе и принимал непосредственное участие в передаче почты.

В октябре 1932 года в почтовых окошках вновь появляется марка с дирижаблем на фоне строительства Днепрогэса, отпечатанная металлографией (№ 394).

Два года спустя, в октябре 1934 года, повторяется выпуск серии «Дирижабли СССР» (№ 470—474). На пяти марках мы видим не только вошедшие в строй, но и проектировавшиеся воздушные гиганты.

Несмотря на крайне трудные условия, в которых наш народ начал создавать социалистическую промышленность, было решено построить эскадру дирижаблей имени В. И. Ленина. Для ее строительства по всей стране проводился добровольный сбор средств.

Создается организации Дирижабльстрой, которая возглавляла проектирование, строительство, испытание этих летательных аппаратов. Первый советский дирижабль был построен в Высшей воздухоплавательной школе в Петрограде в 1923 году. В разработке конструкции воздушного корабля принимали участие многие курсанты школы.

27 ноября 1923 года под управлением пилота В. Нижевского первый советский дирижабль «VI Октябрь» поднялся в воздух. В том же 1923 году в торжественной обстановке в Москве был заложен новый дирижабль «Московский химик-резинщик», который строился на деньги рабочих химической промышленности.

Дирижабльстрой СССР при содействии Осоавиахима, ЦАГИ и других организаций а 1927—1935 годах построил и сдал в эксплуатацию несколько крупных дирижаблей: «СССР-В-1», «СССР-В-2», «СССР-В-3», «СССР-В-4». На этих воздушных кораблях тренировались, набирались опыта питомцы Осоавиахима.

В 1935 году в небе страны появился самый крупный советский дирижабль объемом 19 тысяч кубических метров, длиной 105 и диаметром 18 метров. Он развивал скорость 113 километров в час. В 1937 году на нем был установлен мировой рекорд продолжительности полета без дозаправки и смены экипажа. Дирижабль пробыл в воздухе 130 часов 27 минут. Он показан на марке № 628 1938 года в серии «Авиационный спорт в СССР».

Однако дирижаблестроение не получило промышленного размаха. Оно носило больше учебно-спортивный характер. Дирижабли не нашли широкого применения в народном хозяйстве. Страна с огромным напряжением сил развивала самые насущные отрасли промышленности и не имела возможности выделять больших средств на дирижаблестроение.

 

Первенцы пятилеток

Марки с изображением дирижаблей донесли до нас голос времени. Они привлекают не только тем, что являются своеобразными документами, иллюстрирующими историю развития отечественного дирижаблестроении. Марки с дирижаблями сообщают и о многих важных свершениях первых пятилеток.

Уже в первой серии «Дирижаблестроение СССР» 1931 года на одной из миниатюр (№ 369, 374), выпущенной с зубцами и без зубцов, воспроизводился эпизод строительства плотины Днепрогэса. Показательно, что оригинал марки был удостоен первой премии на организованном Наркомпочтелем конкурсе на лучшую марку. Марку утвердили к печати в металлографии, но чтобы не задержать выпуск серии, решили отпечатать миниатюру литографским способом. В гравированном варианте она появилась в обращении лишь в конце 1932 года (№ 394).

Первые строители появились на Днепре в 1927 году, а в 1932 году был пущен первый агрегат. Официальное открытие Днепрогэса состоялось 10 октября 1932 года.

В юбилейной серии в честь 15-летия Великой Октябрьской Cоциалистической революции на марке номиналом 10 копеек (№ 398) снова появилось изображение красавицы плотины, перегородившей седой Днепр, и здания машинного зала гидроэлектростанции.

В той же юбилейной серии есть марки, отмечавшие и другие выдающиеся достижения трудового народа.

На марке достоинством 20 копеек (№ 400) — домны Магнитогорска. Металлургический комбинат у горы Магнитной был не просто всенародной стройкой. Он стал символом героизма и самоотверженности советских людей, символом исполнения заветов великого Ленина. Ибо именно Владимир Ильич говорил о необходимости строительства металлургического комбината у горы Магнитной 20 декабря 1920 года на восьмом Всероссийском съезде Советов, когда принимался план ГОЭЛРО.

В 1930 году Магнитка дала первый металл. И в том же году задание Магнитогорского комбината было увеличено с 655 тысяч тонн до 2,5 миллиона тонн. Еще год назад столько давала вся металлургическая промышленность СССР.

В сооружении Магнитки участвовали все республики страны. Энтузиазм и мужество строителей творили чудеса! Строительство первой домны, самой большой, закончили в январе 1930 года.

Мороз доходил до 40 градусов, и руководитель группы американских специалистов, принимавших участие в строительстве, категорически протестовал против задувки домны при таких «азиатских морозах». Он связывается с наркомом тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе. Но нарком телеграфирует начальнику Магнитостроя, что пуск первой очереди разрешается...

Марка из юбилейной серии—свидетель тех героических дней. На миниатюре художника И. Соколова первенцы Магнитки — первая домна, на которой в канун XVII партконференции был получен первый чугун, и домна «Комсомолка», построенная руками молодежи страны Советов.

На марке стоимостью 15 копеек (№ 399)—комбайны на колхозном поле. Еще одна иллюстрация могущества социалистического строя. К концу 1931 года была в основном завершена коллективизации крестьянских хозяйств в важнейших зерновых районах страны. Деревня стала колхозной. Во много раз увеличились возможности сельского хозяйства. На бескрайних полях стали применяться новейшие сельскохозяйственные машины. Их построили на отечественных заводах.

«Ростсельмаш» по праву называется в числе первенцев советской индустрии. Он был построен в степи под Ростовом в годы первой пятилетки. В январе 1931 года завод вступил в строй, а еще через полгода в июле был собран первый советский комбайн. На испытаниях он выдержал конкуренцию с лучшими зарубежными машинами. И уже к началу уборочной страды 1932 года с конвейера «Ростсельмаша» сошло 1700 степных кораблей.

Марка из юбилейной серии 1932 года — отклик на это важное событие в жизни Советского государства.

Небезынтересен тот факт, что начальником строительства и первым директором завода «Ростсельмаш» был старый большевик товарищ Глебов-Авилов, тот самый, который после Октября возглавил Наркомат почт и телеграфов.

И еще одно знаменательное событие в жизни страны отражено в юбилейной серии 1932 года. На марке в 30 копеек (№ 401) — Шуховская башня радиостанции имени Коминтерна.

20 марта 1933 года вступила в строи новая радиовещательная станция мощностью 500 киловатт. Станция была построена в предельно сжатые сроки. Ее сооружение началось в 1931 году и было завершено к концу 1932 года. Огромным достижением явилось то, что все оборудование станции изготовили советские заводы.

Наркомпочтель имел самое непосредственное отношение к этому событию, ведь первые шаги всесоюзное радиовещание делало под эгидой Наркомата почт и телеграфов. В 1922 году в Москве строится первая радиотелефонная станция НКПнТ, на которой осуществлялись опытные радиопередачи. (Их хорошо слышали в радиусе 3 тысяч верст от Москвы.) 27 октября радиотелефонная станция была сдана в эксплуатацию. 7 ноября 1922 года, в день празднования пятой годовщины Октябрьской революции, состоялось официальное открытие станции, был повторен радиоконцерт. передававшийся во время опробования оборудования.

Так в 1922 году было положено начало передачам радиостанции имени Коминтерна.

Она заняла первое место в Европе по номинальной мощности радиовещательной сети. Качество и сила звучания передач радиостанции позволяли легко принимать Москву во всех странах Европы.

Эта выдающаяся победа в эфире — в области, получившей развитие только в годы Советской власти и совершенно не известной в царской России, и нашла воплощение на марке номиналом 30 копеек из юбилейной серии.

В годы первых пятилеток Наркомпочтель стремится использовать все возможности для пропаганды достижений социалистического строительства в СССР.

На стандартной марке номиналом 3 рубля (№ 329), выпущенной в обращение в 1930 году, — первенец советской гидроэнергетики Волховская ГЭС имени В. И. Ленина. Ее сооружение было начато по инициативе Владимира Ильича еще в 1918 году, но основные работы развернулись с 1921 года. В невероятно трудных условиях строители первенца плана ГОЭЛРО делали все возможное для выполнении ответственного задания партии.

В 1926 году строительство закончили и Волховская ГЭС вступила в строй действующих. Волховстрой стал подлинной школой гидростроителей, его опыт оказался особенно ценным в годы первых пятилеток, когда вся страна стала огромной строительной площадкой.

На других марках (номинал 1 рубль) этой же серии (№ 328, 330, 339) — здание Центрального телеграфа в Москве. Строительство этого крупнейшего для того времени сооружения столицы, примечательного своей архитектурой (архитектор И. И. Рерберг), можно считать значительной победой советских специалистов. Ввод его в эксплуатацию 29 августа 1929 года означал решение одной из важнейших народнохозяйственных задач — осуществление четкой оперативной связи с любой точкой Советского Союза.

Центральный телеграф был оснащен новейшей аппаратурой.

А вот еще один пример блестящего использования почтовых марок для пропаганды важнейших задач пятилетии.

В феврале 1934 года выпускается пятимарочная авиапочтовая серия «10 лет Гражданского воздушного флота СССР и советской авиапочты» (№ 444—453). Номиналы марок этой серии соответствовали почтовым тарифам СССР, установленным для отправления авиа- и экспресс-корреспонденции. Сюжеты отдельных марок объединяет самолет, летящий над новостройками пятилетки. На марке стоимостью 5 копеек это домны Кузбасса, на марке номиналом 50 копеек — трасса канала, который должен был соединить Волгу с Москва-рекой. Сооружение канала, крупнейшей стройки второй пятилетки, было начато в 1932 году, а завершено в 1937. Но еще в 1934 году, выпуская марку с нанесенной трассой канала, Наркомпочтель своевременно откликнулся на события дня, рассказав о проекте, решающем проблему водоснабжения столицы и превращающем Москву в порт пяти морен. Стремление максимально использовать знаки почтовой оплаты для обнародования успехов строительства социализма, популяризации достижений промышленности и сельского хозяйства, науки и культуры в СССР ощущается в каждом выпуске, в каждой серии тех лет. Победы рабочих и крестьян страны на мирных фронтах пятилеток быстро находят отражение на почтовых марках и разносятся миллионами ярких плакатов во все уголки планеты. Друзья республики Советов на всех континентах с их помощью узнают о трудовых буднях строителей социализма, о замечательных победах трудового народа, о массовом энтузиазме людей и славных героях, воспитанных Коммунистической партией.

 

Всесоюзная филателистическая

1932 год был отмечен многими памятными событиями и юбилеями. Завершалась первая пятилетка. Исполнялось 15 лет Великой Октябрьской социалистической революции. А советские филателисты готовились отметить десятилетие со дня организации Всероссийского общества филателистов (ВОФ).

Мимо этих событий не могла «пройти» почтовая марка... Альбомы коллекционеров пополнялись и юбилейной серией, и марками, посвященными замечательным стройкам первой пятилетки. Есть в них и миниатюры, отметившие значительное событие в жизни советских коллекционеров — Всесоюзную филателистическую выставку.

Первая советская филателистическая выставка состоялась в 1924 году. Она прошла в залах Государственного исторического музея в Москве с 14 декабря 1924 года по 1 февраля 1925 года. Выставка стала крупным событием в культурной жизни страны. Она должна была определить генеральную линию для советских коллекционеров, продемонстрировать направленность и преимущества советской филателии. И она выполнила свою задачу.

Главной отличительной чертой первой советской филателистической выставки стало обилие общественных коллекций.

В залах исторического музея были представлены экспонаты государственных организаций. Наркомпочтель выставил уникальные фрагменты Государственной коллекции: образцы марок царской России, утвержденные и не утвержденные эскизы советских марок 1917— 1924 годов, проекты марок, образцы цельных вещей, знаки почтовой оплаты гражданской войны. На отдельных стендах демонстрировала свою экспозицию Советская филателистическая ассоциации. Коллективные коллекции показали Московский, Украинский, Азербайджанский, Владивостокский, Крымский отделы ВОФ. И хотя большинство медалей досталось индивидуальным экспонатам (коллективные коллекции получили шесть серебряных медалей), коллективные коллекции подтвердили свое право на существование.

Еще большее впечатление на посетителей произвело тематическое коллекционирование. Вот некоторые из тематических коллекций, представленных на выставке: «Фауна, геральдика, этнография, памятники», «Астрономия, транспорт, география, история, быт, флора, фауна». «Почта осажденного Парижа, первая воздушная почта».

Тематическая направленность была не только замечена, но и одобрена большинством посетителей.

Об этом свидетельствуют и отзывы о выставке, опубликованные в журнале «Советский филателист» (№ 3, 1925 г.):

«Первая настоящая филателистическая выставка в России, безусловно, очень интересна... Особенно приятное впечатление оставили коллекции, собранные по признаку, всеобъемлещему в филателии, то есть по отделам: этнографии, истории, естествознанию, геральдике, астрономии, религии и прочее…».

Однако в альбомах филателистов выставка не оставила заметных следов. Применялся лишь один спецштемпель в почтовом отделении, разместившемся на время выставки в здании Исторического музея. Это календарный штемпель круглой формы с текстом по окружности; «1-я Всесоюзная выставка по филателии. Москва».

Спустя восемь лет, филателисты страны решили вновь организовать Всесоюзную филателистическую выставку. На этот раз тематическая направленность преобладала. Основное место в экспозиции занимали официальные коллекции Наркомпочтеля.

Проведение выставки было отмечено специальными эмиссиями. В день открытия, 5 декабря 1932 года, поступили в продажу две почтовые марки, посвященные этому событию. На них изображен Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина в Москве — место проведения выставки. Автор рисунка — художник В. Завьялов. Номиналы марок— 15 и 35 копеек — соответствовали действовавшим тарифам. Однако продавались знаки почтовой оплаты по тройному номиналу. Дополнительный сбор предназначался для покрытия расходов, связанных с организацией выставки. Отсутствие дополнительного номинала на марках вызывало вопросы у покупателей. Впоследствии эту доплату узаконили. Когда выставка была перенесена в Ленинград, часть тиража выставочных марок получила надпечатку. Она включала кроме названия места проведения выставки и года «Ленинград, 1933»—еще и дополнительный номинал: «30 коп.» (для марок номиналом 15 копеек) и «70 коп.» (для миниатюр достоинством 35 копеек).

В почтовом отделении, открытом на выставке, корреспонденция гасилась специальным штемпелем. В первый день для штемпеля применялась красная краска.

Марки, посвященные Всесоюзной филателистической выставке, сегодня довольно редки, особенно с надпечаткой: «Ленинград, 1933». Еще большей редкостью является выставочный блок (№ 405), вокруг которого до сих пор не утихают споры.

Одни называют его первым почтовым советским блоком, другие отказывают ему в приоритете и называют лишь сувенирным выпуском. Кто же прав?

На Всесоюзной филателистической выставке в Москве всем гостям вместе с пригласительным билетом выдавался оригинальный филателистический сувенир. На очень плотном листке бумаги размером 165x110 миллиметров были отпечатаны в натуральных цветах и размерах четыре выставочные марки. Они располагались по диагонали: две, достоинством 15 копеек, коричневого цвета и две синие—по 35 копеек. Почтовое отделение, работавшее на выставке, беспрепятственно принимало письма, оплаченные марками, напечатанными на листке. Правда, такие письма можно сосчитать по пальцам. Все они погашены специальным красным штемпелем первого дня работы выставки — 5 декабря 1932 года. Каждому приглашенному выдавался один экземпляр сувенира, и большинство посетителей постарались сохранить его в неприкосновенности. Тем более, что с самого начала стало известно о крайне низком тираже новинки — всего 500 штук. Двадцать пять экземпляров листка получили надпечатку: «Лучшему ударнику Всесоюзного общества филателистов». Ими были награждены члены общества, безвозмездно работавшие при организации выставки.

Долгие годы филателистическая литература не упоминала об этом оригинальном выпуске. Нет его и в «Каталоге почтовых марок РСФСР и СССР», изданном СФА в 1933 году, и в «Иллюстрированном альбоме советских почтовых марок» 1951 года. Впервые сведения о сувенире появились в каталоге СФА в 1948 году.

В следующем издании каталога в 1955 году он уже занимает твердое место. И кое-кто из филателистов торопится объявить его «первым советским блоком», хотя он не был ни в обычной почтовой продаже, ни в почтовом обращении. Выставочный сувенир попадает и в зарубежные каталоги. В «Каталоге» ЦФА выпусков 1970 и 1976 годов он уже именуется как «сувенирный почтовый блок». Но это компромиссное название так и не решило проблемы до конца.

А первый советский блок появился в обращении в феврале 1937 года в дни проведения в Москве Всесоюзной пушкинской выставки, посвященной столетию со дня смерти А. С. Пушкина.

 

Всемирная спартакиада

Почтовые марки 30-х годов — подлинная летопись жизни советского народа, В ней нашли отражение не только грандиозные стройки пятилетки, героика труда, но и культурная жизнь. Особое место отводилось спорту.

Еще в 1921 году был образован Международный союз рабоче-крестьянских спортивно-гимнастических организаций — Красный спортивный интернационал (КСИ). В 1928 году Красный спортинтернационал обеспечил участие в Первой Всесоюзной спартакиаде более 600 рабочих-спортсменов из Австрии, Венгрии, Германии, Норвегии, Франции, Финляндии, Швеции, Уругвая.

Первая Всесоюзная спартакиада стала заметным событием в спортивной жизни страны. В ней приняли участие 6029 спортсменов союзных республик, Москвы и Ленинграда. По числу участников Спартакиада страны Советов превзошла VIII Олимпийские игры 1928 года в Амстердаме (3015 участников). Но и не только по числу участников. Результаты победителей Спартакиады в некоторых видах спорта были выше олимпийских рекордов. Это красноречиво характеризовало советский спорт.

Первая Всесоюзная спартакиада оставила след и в коллекциях филателистов. Корреспонденция. отправлявшаяся спортсменами, гасилась специальными штемпелями в трех почтовых отделениях; в Чернышевских казармах, в помещении Третьего Дома Советов и на стадионе «Пищевик». Гашение относится к редчайшим филателистическим объектам. До настоящего времени не известно, сколько штемпелей применялось для гашения, как они использовались. Но именно скромный штемпель первой Спартакиады стал родоначальником спортивной темы в филателии и свидетелем широких международных связей советских спортсменов.

Деятельность КСИ завоевала огромную популярность. Близился десятилетний юбилей образования КСИ. Было решено в июле 1931 года провести в Берлине Спартакиаду рабочих спортивных организаций. Она была задумана как смотр физической подготовки революционных отрядов пролетариата и должна была продемонстрировать единство международного рабочего спортивного движения. Берлинскую спартакиаду предполагалось провести в противовес Олимпиаде оппортунистического Люцернского спортинтерна. Предполагалось участие в спартакиаде рабочих-спортсменов из всех стран, входивших в КСИ. Для организации такого представительного спортивного форума нужны были значительные средства. Собрать их решили посредством выпуска специальных благотворительных марок, которые выпустил КСИ.

В нашей стране развернулась широкая кампания подготовки к Спартакиаде. На заводах и фабриках проводили беседы о десятилетии КСИ и Спартакиаде, развитии рабочего спорта, организовывали отборочные соревнования, интернациональные встречи, вечера. Повсеместно распространялись марки КСИ.

Тем временем обстановка в Германии осложнилась. Власти предприняли все возможное, чтобы сорвать Спартакиаду.

И все же в Берлин одна за другой прибывают делегации рабочих спортсменов. Из США и Канады, Швеции и Норвегии, Дании и Швейцарии, Франции и Венгрии, Бельгии и Голландии на Спартакиаду приехало более 600 физкультурников. Соревнования проводились в Берлине, Эссене, Бернау, Эбсервальде и других городах.

В последний день в Берлине на стадионе почтовых работников состоялась грандиозная демонстрация, в которой приняли участие представители всех зарубежных спортивных делегаций.

По окончании Берлинской спартакиады 49 ее участников из США, Канады, Исландии, Англии, Швеции, Швейцарии, Франции, Германии, Чехословакии и Болгарии посетили Москву, где присутствовали на праздновании десятилетия КСИ.

На интернациональных встречах была высказана идея провести в Москве в 1933 году Мировую спартакиаду рабочих-спортсменов. Однако политическая ситуация, сложившаяся в Европе в 1933 году» не позволила осуществить задуманное.

Спартакиаду перенесли.

В августе 1934 года в Париже был проведен антифашистский слет рабочих-спортсменов, в котором приняли участие 500 спортсменов из 14 стран. Он вылился в мощную демонстрацию дружбы, братства, пролетарской солидарности. Идея Всемирной спартакиады рабочих-спортсменов не умерла. После Парижского слета движение за проведение всемирной встречи спортсменов Красного спорт-интерна возродилось с новой силой. Рабочие спортивные организации дружно выступили против проведения очередных Олимпийских игр 1936 года в столице фашистской Германии. В противовес им КСИ выступил с предложением организовать Всемирную спартакиаду в Москве. Но напряженное положение в Европе не позволило встретиться рабочим-спортсменам в Москве. Лишь в 1937 году удалось собраться им на Спартакиаде в Антверпене. Третья Всемирная рабочая олимпиада прошла под знаменем борьбы против фашизма и войны и продемонстрировала высокие спортивные достижения. Советские спортсмены добились большого успеха. Они завоевали первые места в состязаниях легкоатлетов, гимнастов, футболистов, боксеров и штангистов.

На стадионах Антверпена физкультурники страны Советов продемонстрировали лучшие спортивные качества и показали, каких высот достиг спорт в первой стране социализма. Но еще раньше о развитии массового спортивного движения в стране оповестили первые советские спортивные марки (№ 500— 509).

Они появились в обращении в июне 1935 года и сразу завоевали огромную популярность и у спортсменов, и у филателистов. Это закономерно. Выдающемуся художнику миниатюристу В. Завьялову удалось найти такое сочетание размера, формы, композиции, которые обеспечили маркам завидное долголетие. Даже несмотря на то, что в рисунках можно найти неточности. Однако динамизм изображений, оригинальность сюжетов создали миниатюрам славу лучших советских спортивных марок.

Хотя марки первого советского спортивного выпуска являются предметом пристального внимания филателистов, мы многого о них не знаем. До сих пор не известны истинные причины их выпуска. Пока так и не удалось разыскать документальные данные о дате выхода серии в обращение, лишь в «Сборнике НКПТ» есть распоряжение № 323 о выпуске марок «Всемирной спартакиады», подписанное 17 июля 1935 года. Здесь же сообщаются тиражи миниатюр отдельных номиналов.


1. 2. 3. 4. 5 - по 200 000
10 - 75 000
15 - 60 000
20 - 100 000
35 - 60 000
40 - 100 000

Существуют и редкие пробные варианты марок «Всемирной спартакиады». Они отпечатаны в других цветах и уменьшенном размере. Известны также и беззубцовые марки.

Спортивный выпуск 1935 года давно уже стал редкостью, не доступной многим. Это объясняется разными причинами. Но независимо от филателистической редкости марки «Всемирной спартакиады» — ярчайший документ, отразивший славный период становления и развития советского спорта.

 

Героическая эпопея

В одном из номеров «Правды» летом 1933 года можно было прочитать в сообщении «Челюскин» прибыл в Ленинград»: «Ленинград 25 июня 1933 г. (Корр. «Правды».)

Сегодня в Ленинградский порт прибыл новый советский ледокольный пароход «Челюскин», построенный по заказу Главсеверопути в Копенгагене. Его водоизмещение 7 тысяч тонн, мощность 2400 лошадиных сил, скорость до 12 1/2 узлов.

В этом году на «Челюскине» будет повторен прошлогодний исторический рейс «Сибирякова» из Архангельска во Владивосток. Экспедицией руководит проф. О. Ю. Шмидт».

Для большинства читателей с этой коротенькой заметки в «Правде» началась героическая эпопея «Челюскина». Перед экспедицией Шмидта стояла трудная задача. Нужно было за одну навигацию пройти Северным морским путем и доказать его пригодность для регулярных морских перевозок. Вопрос транспортного обслуживания северных районов был в те годы злободневным. Начиналось широкое использование богатств Севера.

Представлялось реальным освоить естественный морской путь вдоль северных берегов страны, которым в разные годы прошли четыре экспедиции: А. Норденшельда на «Веге», Б. Вилькицкого на «Таймыре» и «Вайгаче» с одной зимовкой, Р. Амундсена на шхуне «Мод» с двумя зимовками, экспедиция О. Ю. Шмидта на «Сибирякове» преодолела полярные льды за одну навигацию. Но поход «Сибирякова» не убедил скептиков. Раздавались голоса, что плавание проходило в благоприятных погодных условиях и успех экспедиции случаен.

О. Ю. Шмидт решил повторить поход. Его поддержали многие видные полярники. Капитан «Сибиряква» В. И. Воронин писал: «Повторить рейс «Сибирякова» необходимо, чтобы рассеять неверие в этот путь, необходимый Советскому Союзу, а неверие есть у многих, многие считают рейс «Сибирякова» счастливой случайностью». Правительство разрешило провести новый полярный переход. Экспедиции О. Ю. Шмидта было предоставлено судно, строившееся по заказу СССР в Копенгагене.

Но комиссия, осмотревшая корабль, нашла, что он не пригоден для ледового плавания. «Судно настолько не понравилось Воронину,— вспоминал Э. Т. Кренкель, — что он напрочь отказался стать его капитаном. Только авторитет Шмидта и добрые многолетние отношения этих людей заставили Владимира Ивановича изменить первоначальное решение. Имя «Челюскин» пароход получил уже в Ленинграде накануне передачи в распоряжение экспедиции. До 19 июня 1933 года он именовался «Лена».

С самого начала плавание складывалось не совсем удачно. Чем дальше уходил «Челюскин» от родных берегов, тем больше недостатков обнаруживалось в нем. А первая же встреча с настоящими полярными льдами чуть не разрушила корабль. На пароходе был согнут стрингер, сломан шпангоут, срезаны заклепки. «Челюскин» получил течь. Мастерство капитана, энтузиазм команды и помощь ледокола «Красин» позволили «Челюскину» дойти до Берингова пролива. И когда победа, казалось, была уже близка, корабль затерло во льдах и вынесло обратно в Чукотское море.

Сил, чтобы вырваться из ледового плена, у «Челюскина» не хватило. Экипаж решил готовиться к суровой полярной зиме. Начался поединок с Арктикой. В середине февраля мир потрясла радиограмма: «Полярное море, 14 февраля (передано по радио). 13 февраля в 15 часов 30 минут в 155 милях от мыса Северного и в 144 милях от мыса Уэллен «Челюскин» затонул, раздавленный сжатием льдов...» На лед Чукотского моря высадились Г04 человека, среди которых были десять женщин и двое детей.

Спокойствие и мужество, проявленные челюскинцами с первых часов пребывания на льдине, объяснялись уверенностью в том, что Коммунистическая партия и Советское правительство сделают все возможное для спасения людей, попавших в беду.

Прошло лишь несколько часов после получения радиограммы Шмидта, как у В. В. Куйбышева собрались специалисты, чтобы наметить план спасения, срочно разработать необходимые мероприятия по организации помощи участникам экспедиции т. Шмидта О. Ю. и команде погибшего судна «Челюскин».

В мрачных прогнозах на Западе недостатка не было. А программа помощи челюскинцам между тем вступила в действие. Согласно планам комиссии по спасению предусматривалось несколько вариантов. К походу по льдам Чукотского моря готовились спасатели на собачьих упряжках. В далеких портах срочно снаряжались два ледокола. Из Москвы на Север были отгружены аэросани. Специалисты изучали предложения по эвакуации челюскинцев с помощью дирижаблей. Однако самые большие надежды возлагались на авиацию.

При всех трудностях эксплуатации самолетов в условиях зимней Арктики авиация имела наибольшие шансы на успех. Но самолетов, которые базировались поблизости от места кораблекрушения, было недостаточно.

Правительственная комиссия направила в район катастрофы дополнительные авиаотряды.

Из Владивостока пароходом «Смоленск» отплыли пять Р-5 и два У-2 с экипажами военных летчиков Пивенштейна, Демирова, Бастанжиева и Каманина. В пути к ним присоединились лучшие полярные летчики Гражданской авиации, среди которых находился Молоков. Командовал сводным авиаотрядом Каманин. Резервная группа в составе Леваневского, Слепнева и Ушакова срочно отправилась через Европу и Америку на Аляску. Здесь летчики приняли американские самолеты «Консолидейт Флейстер», на которых начали перелет на базу экспедиции по спасению челюскинцев в Ванкарем. Кроме того, в первых числах марта на Север были направлены еще два экипажа, известного летчика Болотова с самолетом Т-4, имевшим небольшую посадочную скорость, и летчиков Шостова и Шурыгина. Дороги авиационных отрядов были очень трудны. Отряд Каманина не доплыл до Чукотки. Ледовая обстановка вынудила «Смоленск» разгрузиться в Олюторке в двух тысячах километров от лагеря Шмидта. Дальнейший путь предстояло проделать по воздуху.

«Лететь наугад, без средств связи, наперекор свирепым ветрам, пробивая сплошную облачность. — это дерзость. Но разве мы могли поступить иначе?

Образно говоря, мы находились на краю земли, лежащей за пределами цивилизации, никаких аэродромов, никаких радиомаяков», — пишет в книге «Летчики и космонавты» Н. П. Каманин.

Еще в море на палубе «Смоленска» Каманин и его друзья узнали о первой победе. 5 марта на корабле приняли радиограмму О. Ю. Шмидта. «Сегодня большая радость для лагеря челюскинцев... Самолет АНТ-4 под управлением летчика Ляпидевского, при летчике-наблюдателе Петрове, прилетал из Уэллена к нашему лагерю, спустился на изготовленный нами аэродром и благополучно доставил на Уэллен всех бывших на «Челюскине» женщин и обоих детей...»

Последние новости, которые каманинцы узнали из радиограмм, отправленных из Москвы О. Ю. Шмидту, заставили их поторопиться. «Из Хабаровска на помощь челюскинцам вылетели три самолета, ведут их Галышев. Доронин. Водопьянов», — говорилось в одной. «Из Нома вылетают при первой благоприятной погоде два пилота— Слепнев и Леваневский», — сообщала другая. Помощь спешила к челюскинцам со всех сторон.

20 марта самолеты Р-5 отряда Каманина вылетели на помощь челюскинцам. Но лишь через две недели перелета — 3 апреля — только двое, Каманин и Молоков, добрались до Уэллена.

Не легче складывался перелет у звена Галышева. Летчики буквально пробивались к Ванкарему, выручая и поддерживая друг друга.

Трудные испытания выпали на долю Леваневского и Слепнева. 28 марта они прибыли на Аляску. Быстро приняли от американцев два ярко ярко-красных самолета «Консолидейт Флейстер» и, пользуясь хорошей погодой, сразу же вылетели на Уэллен. Первым отправился Леваневский. Над Колючинской губой, совсем недалеко от цели, его самолет попал в снежный шторм. Началось обледенение. А тут, как назло, отказал мотор. В невероятно трудных условиях пилот посадил машину на торосистый лед. Самолет получил повреждения. Летчик был ранен.

Слепнев оказался удачливее. Хотя и у него не обошлось без происшествий. Его самолет попал в пургу и стал покрываться льдом. Пришлось вернуться в Ном. Лишь со второй попытки удалось прорваться в Ванкарем.

Но, несмотря на потерн и лишения, летчики были готовы, как только позволит погода, вылететь в лагерь Шмидта. Дорога туда была проложена. 5 марта Ляпидевский снял со льдины первых челюскинцев — 12 человек. Вторым 2 апреля прилетел на материк летчик Бабушкин. В труднейших условиях он отремонтировал свой Ш-2, который находился на борту «Челюскина».

А 7 апреля началась массовая эвакуация челюскинцев. За девять рейсов Каманин вывез 32 человека. В эти же дни девять полетов выполнил Молоков. Он перевез 39 полярников. 10 апреля шестерых челюскинцев вывез Слепнев. Кроме того, на ледяном аэродроме побывали Доронин (перевез двух человек) и трижды Водопьянов (эвакуировал десять человек). 12 апреля ледовый аэродром принял больше всего самолетов. К вечеру лагерь Шмидта обезлюдел. Там осталось всего шесть человек: радисты Кренкель и Иванов, капитан Воронин, боцман Загорский, заместитель начальника экспедиции Бобров и начальник ледового аэродрома механик Логосов.

13 апреля стало последним днем ледового лагеря. В этот день три самолета, пилотируемые Каманиным, Водопьяновым и Молоковым, вывезли на материк последних челюскинцев. Кренкель передал последнюю радиограмму: «Всем. Всем. Всем. К передаче ничего не имею. Прекращаю действие радиостанции». Лагерь Шмидта перестал существовать.

Авиация совершила невозможное. Все потерпевшие кораблекрушение в условиях полярной зимы были вывезены на материк. Мир восторженно поздравлял советских летчиков с замечательной победой. Это была победа советского народа, социалистического строя, новых отношений между людьми.

14 апреля руководители партии и правительства поздравили участников экспедиции с выдающейся победой: «Ванкарем, Уэллеи. Ляпидевскому, Леваневскому, Молокову, Каманину, Слепневу, Водопьянову, Доронину. Восхищены вашей героической работой по спасению челюскинцев. Гордимся вашей победой над силами стихни. Рады, что вы оправдали лучшие надежды страны и оказались достойными сынами нашей великой Родины.

Выходим с ходатайством в Центральный Исполнительный Комитет СССР:

1. Об установлении высшей степени отличия, связанного с проявлением геройского подвига, — звания Героя Советского Союза.

2. О присвоении летчикам Ляпидевскому, Леваневскому, Молокову, Каманину, Слепневу, Водопьянову, Доронину, непосредственно участвовавшим в спасении челюскинцев, звания Героев Советского Союза».

А 16 апреля 1934 года был опубликован Указ об установлении звания Героя Советского Союза и были названы имена первых Героев.

25 января 1935 года в почтовом обращении появилась серия крупноформатных марок, воссоздающая челюскинскую эпопею (№ 486— 495). Художник В. Завьялов объединил в миниатюрах портреты первых Героев Советского Союза с документальным воспроизведением эпизодов спасения полярников.

На марке достоинством 5 копеек портрет А. В. Ляпидевского. Он первым добрался до лагеря Шмидта и вывез женщин и детей. Ему первому было присвоено звание Героя Советского Союза. Михаил Иванович Калинин вручил А. В. Ляпидевскому грамоту Героя номер один. Знак отличия Героя Советского Союза — медаль Золотая Звезда — был введен лишь в 1939 году, первым Героям вручалась лишь грамота Верховного Совета СССР. В момент гибели «Челюскина» экипаж Ляпидевского (второй пилот Конкин, борт-механик Руновский, штурман Петров) оказался ближе всех к ледовому лагерю. Он сразу же включился в дело. Нелегко пришлось Ляпидевскому в схватке с полярной непогодой. 28 (!) раз стартовал он в сторону ледового лагери и 28 раз возвращался назад. Лишь 5 марта, в 29-й попытке, удалось ему прорваться сквозь непогоду к аэродрому на льдине. Нужно было иметь огромную силу воли, упорство, выдержку, чтобы победить в этой трудной схватке со стихией. Тогдашние самолеты не были приспособлены для работы на Севере, они боялись холода, не имели средств связи, требовали больших посадочных полос. Узнав размер площадки на льдине, Ляпидевский долго тренировался на берегу, сажая машину на пятачок. На марке показана посадка АНТ-4 Ляпидевского на льдину.

Герой Советского Союза - два С. А. Леваневский изображен на марке достоинством 10 копеек. Весть о гибели «Челюскина» застала С. А. Леваневского на отдыхе в Полтаве. Он немедленно телеграфирует в Москву о готовности лететь на помощь челюскинцам. Через две недели он со Слепневым и Ушаковым уже принимал на Аляске самолеты «Консолидейт Флейстер» и готовился к перелету на Уэллен. На марке мы видим, пожалуй, самый драматичный момент полета — неудачную посадку на торосы Колючинской губы. Как известно, эта «вынужденная» стала причиной того, что Леваневский не смог принять непосредственного участия в эвакуации челюскинцев со льдины. Но его мужество и мастерство, отвага и готовность в любую минуту прийти на помощь товарищам были проявлением подлинного героизма и при перелете из Аляски, и при оказании помощи челюскинцам после их доставки на материк.

На следующей марке (номинал 15 копеек) портрет М. Т. Слепнева.

Когда в разгар эвакуации челюскинцев — 11 апреля — тяжело заболел О. Ю. Шмидт и правительство дало указание срочно вывезти его со льдины, выбор пал на М. Т. Слепнева. Ближайшим пунктом, где больному могли оказать квалифицированную помощь, был Ном — американский городок на Аляске, в котором совсем недавно побывали Слепнев и Леваневский, получая самолеты. Да и «Консолидейт Флейстер» с его закрытой пассажирской кабиной был наиболее подходящим для перевозки больного. Слепнев блестяще справился с ответственным заданием. В Номе он получил радиограмму от руководителей партии и правительства: «Восхищены Вашей героической работой по спасению челюскинцев». У американцев подвиг советского летчика вызвал неподдельное, восхищение. Когда они осмотрели самолет после приземления в Номе, то обнаружили, что весь фюзеляж держался лишь на обшивке. Еще во время неудачного приземления на ледовом аэродроме лопнули все стяжки, крепившие фюзеляж. Решиться на перелет с Чукотки на Аляску на такой машине мог лишь очень большой мастер, человек отчаянной смелости.

На марке с его портретом момент посадки заболевшего О. Ю. Шмидта в самолет. Эвакуация начальника экспедиции оказалась не простым делом. Шмидт настаивал, чтобы его вывезли из лагеря последним. Потребовались специальные решения правительственной комиссии и приказ из Москвы, чтобы он согласился на эвакуацию.

Следующий в шеренге героев (на марке в 20 копеек) — И. В. Доронин. Высокое мастерство и опыт полетов на Севере очень пригодились ему. В одном из полетов уже после того как самолет поднялся в воздух, челюскинцы увидели, что сломалась лыжа. Сообщить летчику об аварии не могли — не было радио. К счастью. Доронин сам заметил поломку и совершил посадку на одной лыже, не причинив вреда самолету.

С большим трудом преодолев путь из Хабаровска, он вместе с Водопьяновым 11 апреля приземляется в Ванкареме. А на следующий день, ранним утром 12 апреля, летчик уже вылетает на ПС-4 в ледовый лагерь. Без пауз, без передышек. Люди ждут, люди в беде. В этом весь Доронин.

На следующей марке достоинством 25 копеек — портрет М. В. Водопьянова.

Когда потребовались опытные летчики для помощи челюскинцам, он одним из первых стал добиваться права участвовать в сложной экспедиции. Но получил отказ. Написал в «Правду». В два часа ночи ему позвонили из редакции и сообщили: «Можешь ехать первым же поездом».

Всего два дня— 12 и 13 апреля—летал Водопьянов в лагерь Шмидта. Успел сделать три рейса.

На марке — момент завершающего полета.

На миниатюре достоинством 30 копеек портрет В. С. Молокова, самого старшего из летчиков, принимавших участие в спасении челюскинцев. Его в шутку называли «дедушкой». Многие из летчиков авиа-экспедиции учились у него летному мастерству, в том числе Леваневский, Ляпидевский, Доронин.

Когда Молоков прибыл на «Смоленск» ему выделили самолет Р-5, выкрашенный в голубой цвет, с цифрой «2» на борту. Голубая двойка стала легендарной, когда спасали челюскинцев: именно на ней Василий Молоков вывез со льдины на материк 39 человек. Летал он виртуозно. Однажды, когда садился на льдину, увидел, что полосы не хватает. Сделал вынужденный трюк: развернулся на одном месте так, что машина пошла волчком.

А на марке Р-5 Молокова с бортовым номером «2» садится на ледовый аэродром за очередной группой челюскинцев.

И, наконец, на марке достоинством 40 копеек портрет Героя Советского Союза - семь Н. П. Каманина. Командование направило его во главе авиаотряда на помощь потерпевшим кораблекрушение. Нелегкие испытания выпали на долю отряда. Но знания, идейная закалка, полученная в комсомоле, помогли молодому коммунисту проявить себя опытным пилотом, твердым и умелым командиром. Было ему в ту пору всего 25 лет.

На «каманинской» марке последние мгновения эпопеи. 13 апреля самолеты Молокова, Водопьянова и Каманина прилетели в лагерь Шмидта, чтобы забрать последних челюскинцев. В. Завьялов и здесь не отступил от реальных событий. На марке, как это и было, боцман Загорский направляется с собаками к самолету Каманина, чтобы покинуть негостеприимные льды Чукотского моря.

Замыкает серию оригинальная марка, изображающая покинутый лагерь и белых медведей, провожающих взглядом последние самолеты.

Челюскинская эпопея получила широкий отзвук во всех странах. Мир восторгался подвигом советских людей, вырвавших из ледового плена своих соотечественников.

Марки 1935 года с документальной достоверностью запечатлели подвиг советского народа и тех, кто стал олицетворением самоотверженности, мужества и отваги, — первых Героев Советского Союза.

Филателистами была замечена особенность марок с портретами первых Героев Советского Союза. На шести марках под портретами героев нарисованы по две лавровые ветви. На седьмой же — с портретом С. А. Леваневского — только одна лавровая ветвь, а вторая, как считают некоторые, пальмовая. А пальмовая ветвь — это знак траура. Появились даже утверждения, что художник В. Завьялов как бы предсказал в своем рисунке трагическую судьбу С. А Леваневского, погибшего через несколько лет в просторах Арктики. Естественно, что художник, рисовавший марку в 1934 году, не мог знать судьбы летчика, но нам кажется, что оформление портрета С. А. Леваневского не случайно. Напрашивается несколько иное объяснение этому.

Обратимся к фактам. Анатолий Ляпидевский, первый совершивший посадку на ледовом аэродроме в лагере челюскинцев, вывез на материк двенадцать человек. Николай Каманин за девять рейсов перевез тридцать два человека. Василий Молоков тоже совершил в ледовый лагерь девять рейсов, но вывез на семь человек больше — тридцать девять. Маврикий Слепнев один раз совершил посадку на льдину и взял шестерых челюскинцев. Михаил Водопьянов летал в ледовый лагерь трижды и вывез десятерых. Ивану Доронину пришлось ограничиться одним вылетом, он забрал двух пассажиров. 13 апреля 1934 года ледовый лагерь опустел. Советские летчики эвакуировали всех челюскинцев.

А где же Сигизмунд Леваневский? Почему его нет среди летчиков, совершивших посадку в лагере Шмидта?

Еще в конце марта 1934 года С. Леваневский вылетел из Нома на Аляске в Ванкарем, имея на борту заместителя начальника Главсевморпути Г. Ушакова, непосредственно руководившего поисками и спасением челюскинцев. Пролетев над Уэлленом, он попал в сплошную облачность, а затем началось обледенение. Мотор заглох, и летчик с большим трудом посадил самолет на покрытую снегом поверхность льда недалеко от Колючннской губы. Люди остались живы, только летчик получил ранение. Самолет же окончательно вышел из строя. Сигизмунду Леваневскому так и не удалось побывать в лагере Шмидта, но все равно он был замечательным героем, принявшим самое непосредственное участие в спасении челюскинцев. И хотя С. Леваневский не вывез ни одного полярника, его имя стояло вторым в списке первых семи Героев Советского Союза. Леваневский не был победителем, но проявил необыкновенное мужество и героизм, по праву заслужил высокое звание.

Может быть, именно это и хотел отметить художник.

Так небольшой штрих в рисунке почтовой марки показал одну малоизвестную и теперь почти забытую страницу ледовой эпопеи спасения челюскинцев.

С тех пор прошло более сорока лет. Звание Героя Советского Союза за это время присвоено более чем 12 тысячам человек. Свыше ста человек награждены двумя медалями «Золотая звезда». Летчики-истребители А. И. Покрышкнн, И. Н. Кожедуб и Маршал Советского Союза С. М. Буденный трижды удостоены звания Героя Советского Союза.

Маршалы Советского Союза Л. И. Брежнев и Г. К. Жуков награждены четырьмя Золотыми звездами Героя.

Портреты многих Героев Советского Союза воспроизведены на почтовых марках, конвертах, почтовых карточках. Из них можно составить внушительную коллекцию — гимн подвигу советских людей во славу Родины, В нее войдут и марки, запечатлевшие образы тех, кто побеждал суровые просторы Арктики, и тех, кто громил врага на фронтах Великой Отечественной войны, и тех. кто утверждал славу страны Советов в космосе.

Но самое почетное место в этой коллекции, безусловно, должно быть отведено «челюскинской серии» 1935 года, первой серии, рассказавшей миру о подвиге первых Героев Советского Союза.

 

Полет Леваневского

После спасения челюскинцев авторитет советских летчиков рос из месяца в месяц.

Советские люди с воодушевлением воспринимали известия о победах покорителей «пятого океана». Много сил и заботы вкладывал народ в создание мошной современной авиации.

Достижения советских летчиков достоверно запечатлены на марках.

В конце 1937 года в обращении появляются серия авиапочтовых марок и блок с изображением новинок отечественного авиастроения (№ 560-567).

Причиной выпуска послужила Всесоюзная авиационная выставка в Москве в честь двадцатилетия Всероссийской авиационной коллегии по управлению воздушным флотом РСФСР. Коллегия была образована 20 декабря 1917 года по инициативе В. И. Ленина и положила начало Военно-Воздушному Флоту страны.

Первым, 15 ноября 1937 года, был выпущен блок. Затем. 23 декабря, в обращение поступила серия из семи оригинальных почтовых марок. Спустя два месяца, в феврале 1938 года, серией из четырех почтовых марок отмечается высадка на Северном полюсе экспедиции Д. И. Папанина (№ 683—586).

В апреле выходят две серии крупноформатных марок, посвященных перелетам экипажей В. П. Чкалова и М. М. Громова (№ 595-598. 599—601).

Год спустя, в марте 1939 года, на марках появляются портреты первых женщин — Героев Советского Союза, членов экипажа самолета «Родина» П. Д. Осипенко, М. М. Расковой и В. С Гризодубовой (№ 660—662).

Но самой популярной, самой редкой и самой желанной для филателистов стала авиапочтовая марка в честь перелета Москва — Сан-Франциско.

История ее такова.

Вскоре после возвращения в Москву одни из героев челюскинской эпопеи С. А. Леваневский предлагает организовать беспосадочный перелет через Северный полюс в Америку. Во время спасении челюскинцев он убедился в технической возможности трансполярного перелета. Был намечен маршрут: Москва — Сан-Франциско через Северный полюс.

Перелетом заинтересовался Наркомат связи. Было решено отправить с Леваневским в США почту. Вся корреспонденция должна была франкироваться специальной почтовой маркой. Решили воспользоваться самым простым способом: сделать надпечатку на марке, посвященной Леваневскому, из челюскинской серии. На 40 тысячах экземпляров красной краской была сделана пятистрочная надпечатка: «Перелет Москва — Сан-Франциско через Сев. полюс 1935» и проставлен новый номинал «1 р».

Накануне полета в операционном зале Московского почтамта появился плакат с изображением новой авиамарки, которой должна была франкироваться почта, отправленная по трансарктической трассе.

3 августа с раннего утра два почтовых окошка на почтамте работали «на полет». У одного вытянулась длинная очередь за маркой. Продавали только по одной марке. В другом окошке оформлялись отправления для доставки через Северный полюс. Принималась лишь корреспонденция, оплаченная специальной маркой. Каждое письмо принималось как заказное. В течение нескольких часов было принято чуть больше ста писем и открыток. К перелету Леваневского кроме марки была выпущена оригинальная почтовая карточка (немаркированная), На ее обратной стороне помешен портрет Сигизмунда Леваневского, а в левой верхней части напечатан текст: «К перелету Москва — Сан-Франциско. Август. 1935 г.».

И в этот раз Леваневскому не сопутствовала удача... Десятки людей собрались на аэродроме, чтобы проводить отважный экипаж. Но погода стремительно портится. Небо затягивается тяжелыми тучами. Льет беспрерывный дождь. Лишь ранним утром дают «добро» на вылет. Тяжелый АНТ-25 разбегается и ложится на расчетный курс. Первые часы полета проходят нормально, а в середине дня где-то над Баренцевым морем пробило маслопровод. Леваневский не стал рисковать и повернул машину обратно.

С трудом дотянули до материка. При посадке машина загорелась.

Всю почту доставили на Московский почтамт. На письмах и открытках, отправленных по адресам, поставили специальный штамп: «Ввиду прекращения полета направляется обычным порядком».

Так закончился второй поединок Леваневского с Севером. Но, несмотря на неудачу, летчик не оставляет мысли победить небо над Ледовитым океаном.

Проходит два года. В 1937 году после перелетов Чкалова и Громова планируется новый полет Леваневского.

Начало полета складывалось хорошо. Радиограммы с борта самолета укрепляли уверенность в благополучном его завершении. А потом самолет попал в зону опасного циклона. Влажность и обледенение вынудили Леваневского изменить курс. До полюса оставалось несколько сотен километров. Все реже и реже приходили сообщения с борта Н-209. Наконец, связь с Москвой прекратилась, затем поступили два сообщения — из Якутска и с мыса Шмидта — о том, что слышали обрывки радиограмм в эфире. После этого больше никто не слышал позывных Н-209.

В первые же сутки на поиски пропавшего экипажа вышли ледокол «Красин» и транспортный пароход «Микоян». На Север были направлены самолеты, пилотируемые лучшими полярными летчиками.

По просьбе Наркомата связи СССР все государственные, коммерческие, военные и любительские радиостанции вели наблюдение за эфиром на волне позывных самолета.

Девять месяцев длились поиски. В мае 1938 года Правительственная комиссия сообщила о прекращении поисков.

С тех пор прошло около сорока лет. Но тайна гибели экипажа Леваневского осталась нераскрытой.

Вернемся к уникальной авиапочтовой марке с портретом Леваневского. Многие ее загадки удалось раскрыть. А те, что остались, со временем тоже будут раскрыты.

Как известно, надпечатка проводилась в короткое время. Не удивительно, что при изготовлении печатной формы допустили ошибки. Они-то и послужили причиной появления редкостей. Марки печатались в листах по 25 экземпляров (5х5). В текст надпечатки на марках нижнего предпоследнего ряда вкралась ошибка. В слове «Сан-Франциско» заглавная буква «Ф» была заменена прописной. Таких надпечаток с маленькой буквой «Ф» оказалось восемь тысяч (по пять марок в каждом из 1600 листов). Каждая из них является украшением самых знаменитых коллекций. А коллекции, в которых хранится по нескольку подобных раритетов, можно пересчитать по пальцам.

Затем обнаружилась еще большая редкость — марка с перевернутой надпечаткой. Сегодня точно не известно, сколько сохранилось перевернутых надпечаток, тем более, что существует очень много поддельных надпечаток — зарубежных и отечественных. Иные отличить от подлинника чрезвычайно трудно.

Одно время считали, что причиной появления раритета была невнимательность печатников. Лист положили на стол печатного станка «вверх ногами». Однако тщательное исследование марок не подтверждает этого предположения. Некоторые филателисты утверждают, что перевернутая надпечатка возникла не случайно. Клише специально построчно перевернули и сдвинули вправо. Об этом свидетельству хотя бы то, что расположение марок с «маленькой ф» не изменилось. Этого не могло случиться, если бы лист просто перевернули. Такое пристальное внимание «к Леваневскому» с перевернутой надпечаткой и малой буквой «ф» закономерно: таких марок лишь несколько штук. Одна из них в 1945 году была преподнесена Советским правительством в дар президенту США Ф. Рузвельту. После смерти президента его коллекция была распродана и уникальная марка перешла в самую крупную частную коллекцию мира: ее обладательницей стала английская королева.

 

Будь героем!

В филателистической летописи Великой Отечественной войны особое внимание привлекает одна марка. Ее сюжет прост. Молодой воин уже получил оружие и готов встать в строи. К плечу сына приникла мать, простая русская женщина в деревенском платке. Она дает сыну материнское напутствие — без пощады бить врага. Мы ощущаем ее тревогу за сына и надежду увидеть его невредимым. Сколько таких сцен можно было видеть в военные годы на перронах наших вокзалов и у военкоматов.

Лаконизм языка марки, строгость оформления как бы подчеркивают суровость материнского напутствия — будь героем!

История почтовой марки такова. В июле 1941 года, когда возникла необходимость в выпуске почтовой марки, которая отразила бы патриотические чувства советского народа, его решимость и готовность непреодолимой преградой стать на пути врага, внимание работников Народного комиссариата связи СССР привлек только что появившийся на улицах Москвы плакат художника В. Корецкого. Сюжет его отличался ясностью и драматизмом, рисунок не требовал больших доработок. Последнее было особенно важным. Сроки подготовки и выпуска нового знака почтовой оплаты были крайне сжатыми. Поэтому использование готового рисунка, уже тиражированного в десятках тысяч экземпляров и завоевавшего популярность, было предпочтительным. Сюжет плаката перенесли на марку, которая в августе 1941 года появилась в почтовом обращении.

Это было время, когда враг рвался к нашей столице, и первая марка Великой Отечественной войны — свидетельство массового героизма советских людей в эти грозные дни.

Марка сразу же стала очень редкой. Неудачи первых недель войны и массовая эвакуации предприятий и населения в глубь страны привели к тому, что в первые военные месяцы количество почтовых отправлений резко упало. Коллекционерам, ушедшим на фронт, было не до филателии. К тому же для солдатских писем — военных треугольников со штампами «проверено военной цензурой»— не требовалось марок. Потому так редки марки с Будь героем!» в коллекциях филателистов, особенно на письмах.

Говоря о марке «Будь героем!», стоит вспомнить и об одной маркированной почтовой карточке, сюжет иллюстрации которой близок теме этой марки.

После длительного перерыва Наркомат связи СССР в начале 1941 года возобновил выпуск маркированных художественных почтовых карточек с иллюстрациями на самые различные темы. Предполагалось выпустить большую серию, посвященную Всесоюзной сельскохозяйственной выставке (к сожалению, были выпущены только первые несколько сюжетов), развитию советского спорта (известны лишь печатные проекты).

Начавшаяся война нарушила эти планы. Большинство из готовившихся маркированных почтовых карточек так и не были изданы.

В первые же дни войны было принято решение о выпуске помимо почтовых марок еще и иллюстрированных почтовых карточек на военные темы. Об этом решении журнал «Вестник связи» сообщил в сентябре 1941 года. А уже в октябре, так можно судить по датам на почтовых штемпелях, в почтовое обращение поступила первая советская почтовая карточка, посвященная борьбе советского народа против фашистских захватчиков. Сюжет карточки перекликается с рисунком марки «Будь героем!». Художник изобразил старого рабочего, обнимающего военного летчика. Героя Советского Союза. Надпись «Горжусь сыном!» дополняет рисунок.

Это была первая советская карточка, посвященная грозным событиям Великой Отечественной войны. Судя по выходным данным, указанным на карточке, ее тираж не был велик — всего 500 тысяч экземпляров. Отпечатан тираж в Москве на Гознаке.

В 1942-1945 годах Наркомат связи СССР выпустил карточки еще семи сюжетов (некоторые из них имеются в различных цветовых вариантах). Но карточка «Горжусь сыном!» — самая редкая из них.

А почтовые марки времен Великой Отечественной войны, начатые выпуском «Будь героем!», — это одна из интересных и незабываемых страниц в истории советской почты и филателии. Не случайно, что чем дальше от нас годы Великой Отечественной воины, тем больший интерес вызывают у нас эти марки. Среди них не так уж и много редких, в основном они выпускались большими тиражами. Но на филателистических выставках эти марки пользуются самым пристальным вниманием и заслуженным интересом.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Каталог почтовых марок РСФСР. Вып l/ Под ред, Ф. Г. Чучнна. М. 1923.
2. Каталог почтовых марок бывшей Российской империи. РСФСР и СССР на 1924 год. Вып. 2/ Под ред. Ф. Г. Чучина. 2-е изд. М.. 1924.
3. Каталог почтовых марок и цельных вещей. Вып. I Основная Россия /Под ред. Ф. Г. Чучина. М., 1928.
4. Каталог почтовых марок и цельных вещей Вып. 3. Гражданская война в России (1917—1924) Под ред. Ф. Г. Чучина М., 1927.
5. Карлииский В. Почтовые марки РСФСР. 1917 — 1921 гг.— Советский коллекционер. 1966, № 4; 1967, № 5.
6. Карлииский В. Советские почтовые марки 1917—1941 гг.— Филателия СССР, 1968, № 1—9.
7. Парменов Ю. Первые советские почтовые марки. — Советский коллекционер, 1965, № 3.
8. Мусатов А. Марочное дело в РСФСР, — Советский филателист, 1922, № 2.
9. Мусатов А. Новые советские марки. — Северная корреспонденция. 1921. № 3.
10. Раевский Б. Почтовые марки РСФСР. — Советский филателист, 1922. № 1, 2.
11. Филиппов В. Загадочная надпечатка. — Филателия СССР, 1966, № 4
12. Крестовников С. Марки РСФСР издания 1922 г. — Советский филателист. 1927. № 7.
13. Гринберг А. Рассказы о марках. Алма-Ата: Казахстан, 1972.
14. Колесников А. Советские чарки Помгола. — Советский коллекционер. 1966, № 4.
15. Карлинский В. Марка зовет в путь. М.: Связь, 1966.
16. Блехман С. Почту доставляет самолет.— Филателия СССР, 1967. № 9.
17. Чучин Ф. Филателия и выставка. — Советский филателист, 1923. № 7, 8.
18. Милютин Ю. О марках с портретом Ленина. — Советский филателист, 1924. № 4.
19. Розов Б. Воздушная почта СССР. — Советский филателист, 1924. № 4.
20. Раевский Б. Коммеморативные марки СССР. — Советский коллекционер. 1925, № 22.
21. Чучнн Ф. Накануне двух юбилеев. — Советский филателист, 1927. № 9.
22. Крестовников С. Марки в память 10-летия Октябрьской революции. — Советский филателист. 1928, № 6.
23. Вальб. Выпустим марки в честь Всемирной спартакиады. — Советский коллекционер, 1932. № 10—12.
24. Яворский В. Через полюс в бессмертие. — Филателия СССР. 1967, № 8.
25. Каманин Н. П. Летчики и космонавты. М.: Политиздат. 1972
26. Дневники челюскинцев. Л.: Художественная литература. 1935.
27. Громов Бор. Гибель «Челюскина» М.: Гослитиздат, 1936.