Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Проколы на советских почтовых марках

П. Мазур. Проколы на советских почтовых марках. Филателия СССР. 1975. №12. Стр. 25-27

Филателисты, имеющие в своих коллекциях советские почтовые марки выпусков 1918—1928 годов, могут встретить на некоторых из них различного рода проколы. О их существовании кратко упоминается в ряде отечественных каталогов.

Так, например, в каталоге почтовых марок и цельных вещей, изданном под редакцией Ф. Г. Чучина в 1928 году, на страницах 110—111 говорится:

«1923 24. Октябрь — январь. Марки оригинальных рисунков. Марки № 18 и 19 встречаются с неофициальными проколами».

В каталоге почтовых марок СССР, изданном ЦФА «Союзпечать» в 1970 году, эти марки указаны под номерами 104 и 105.

На странице 114 каталога Ф. Г. Чучина говорится: «1924. Траурные марки N9 23—26 в память о В. И. Ленине, измененного размера 20,5 на 26 мм, с более толстыми буквами надписей (средняя рамка). Марки № 40 и 41 встречаются с неофициальными проколами (Ставропольская губ.)».

В каталоге ЦФА эти марки указаны под номерами 196-1 и 197-1.

На странице 121 каталога Ф. Г. Чучина говорится: «1925. Июль. Марки оригинального рисунка № 100 и 111. Марки с зубцами 10½ выпущены в начале 1927 года. Марки этого выпуска, пробитые компостером, расцениваются на 75% ниже указанной цены на гашеные экземпляры». В каталоге 1970 года эти марки указаны под номерами 223 и 224.

Каталог 1928 года, страница 126-я: «1926. Март. Марки № 148—150 с зубцами 10½. Гашеные марки этого выпуска с вполне целыми зубцами встречаются довольно редко. О пробитых компостером марках см. замечание после № 111». В каталоге 1970 года эти марки указаны под номерами 220—222.

В каталоге почтовых марок РСФСР и СССР, изданном в 1933 году, на страницах 54—57 говорится: «1924—1925. Марки выпуска 1924 г. с изображением рабочего, крестьянина и красноармейца. Марки в 2, 3, 7, 8, 20, 30 коп., 1 руб., 2 и 5 руб. имеются горизонтальными полосками в 5 штук с пробитым перфоратором словом «образец». Эти марки в каталоге ЦФА 1970 года приведены на страницах 21 — 28 в первом стандартном выпуске почтовых марок СССР (1923. Октябрь — 1928. Январь). В каталоге 1970 года на странице 28-й говорится: «Марки 171-1, 172 и 172-1 встречаются с аннулирующей горизонтальной перфорацией».

Как видно из вышеизложенного, все каталоги, за исключением одного случая, не объясняют причин появления проколов на советских почтовых марках.

Частично эти причины объясняют архивные материалы, хранящиеся в библиотеке Центрального музея связи имени А. С. Попова в Ленинграде. Так, в циркуляре НКПиТ СССР № 34/83 от 26 января 1925 года, опубликованном в бюллетене НКПиТ № 4 за 1925 год, говорится:

«О погашении почтовых марок на переводных бланках и сопроводительных адресах.

В целях устранения могущих быть злоупотреблений с почтовыми марками, бывшими в употреблении, циркуляр НКПиТ от 10/XII 1919 года № 1346 отменяется, а потому предлагается на оплаченных переводных билетах и сопроводительных адресах на выданные посылки вторичное погашение почтовых марок обязательно производить посредством прокола их шилом или частичного обреза ножницами, за исключением переводов и сопроводительных адресов, подаваемых в Московском почтамте, в городских отделениях его и в предприятиях Московского округа связи, а именно: Тверской, Владимирской, Московской, Рязанской, Тульской и Калужской губерний, на которых марки прокалывать и частично обрезать не следует.

Член Наркомпочтель (подпись зачеркнута чернилами)».

В бюллетене НКПиТ № 6 за февраль 1925 года опубликован еще один циркуляр под названием «О погашении почтовых марок на сопроводительных адресах» за № 34/121 от 6 февраля 1925 года. В нем говорится:

«В развитие циркуляра от 26.I. с. г. за № 34/83 (бюллетень № 4) предлагается: вторичное гашение почтовых марок на сопроводительных адресах указанным порядком производить во всех предприятиях Союза Республик за исключением сопроводительных адресов на выданные посылки в Московском почтамте и городских его отделений, а равно и сопроводительных адресов на посылки, поданные в долг во всех предприятиях Союза Республик, выданные в Москве.
Подписал за Начфэу Раев»

Кроме того, во втором пункте циркуляра НКПиТ № 24/392 от 6 мая 1925 года, опубликованного в бюллетене НКПиТ № 19, говорится: «О недоставлении адресатам сопроводительных адресов к международным посылкам, о проколах марок на внутренних сопроводительных адресах.

...2. В месте назначения внутренних посылок тотчас по получении их проверяется правильность оплаты сопроводительных адресов, а затем наклеенные на них марки, независимо от погашения их в месте подачи календарным штемпелем, пробиваются в месте назначения шилом, пуансоном и т. п. инструментом. И лишь после такого уничтожения марок сопроводительные адреса передаются в доставку».

Из всех приведенных выше циркуляров НКПиТ следует, что введение вторичного погашения почтовых марок на сопроводительных адресах и переводных билетах путем прокалывания преследовало одну цель — исключить возможность вторичного использования почтовых марок, в особенности крупнономинальных, которыми, как правило, франкировались сопроводительные адреса и переводные билеты, и таким образом предотвратить нанесение ущерба почтовому ведомству.

Из этих же циркуляров также следует, что почтовым предприятиям на местах предоставлялось самим изыскивать способы и средства для производства проколов на марках. Обязательным являлось лишь одно — вторичное погашение почтовых марок производить так, чтобы воспользоваться ими не было возможности. Инициатива местных предприятий связи в этой области привела к появлению на советских почтовых марках самых различных проколов как по размерам, так и по рисункам, а также по способам их производства, о чем свидетельствует прилагаемая таблица-перечень. По характеру все уже известные проколы можно свести к следующим группам:

1. Проколы, как вид вторичного гашения.
2. Проколы, аннулирующие марку.
3. Проколы образцов советских почтовых марок.
4. Памятные проколы на почтовых блоках и конвертах, произведенные во время филателистической выставки, посвященной 100-летию русской почтовой марки в 1958 году в Ленинграде.

Такие проколы были двух размеров: большой и маленький — и изображали они эмблему почты: скрещенные почтовые рожки и стрелки.

5. Проколы, произведенные обычными канцелярскими дыроколами разных размеров, и проколы, произведенные различными другими инструментами.

Как следует из циркуляра НКПиТ СССР № 34/83 от 26 января 1925 года, циркуляр НКПиТ № 1346 от 10.XII.1918 года был отменен в связи с введением вторичного гашения почтовых марок путем производства проколов.

Известно, что почтовое ведомство дореволюционной России ввело вторичное гашение почтовых марок проколами еще в 1908 году. Этот порядок соблюдался в первое время и после Великой Октябрьской социалистической революции, о чем свидетельствуют имеющиеся в коллекциях почтовые марки с проколами и почтовыми штемпелями с датами 1919 года. По-видимому, указанный циркуляр отменял вторичное гашение проколами. К сожалению, на наш запрос Центральный государственный архив народного хозяйства СССР ответил, что «в неполностью сохранившихся документах Наркомата почт и телеграфов СССР циркуляра № 1346 от 10 декабря не имеется».

Вполне возможно, что этот циркуляр имеется в каком-нибудь областном или республиканском архиве. Было бы очень полезно, если бы кто-нибудь из филателистов, интересующихся историей советской почты, нашел этот циркуляр и опубликовал на страницах нашего журнала.

В заключение следует указать, что эта статья, конечно, не исчерпывает всех вопросов, связанных с введением, а затем отменой вторичного гашения марок путем производства на них проколов. Поэтому обращаюсь с просьбой ко всем читателям, имеющим советские почтовые марки с проколами, сообщить об этом автору или редакции журнала «Филателия СССР».