Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

О редких и редчайших

В. Майоров. О редких и редчайших. Филателия СССР. 1973. V-VII

На прошлогодней Всесоюзной филателистической выставке, посвященной 50-летию образования СССР, внимание всех без исключения посетителей, и особенно знатоков, привлекли пять стендов таллинского коллекционера К. И. Васильева. Жюри отметило эту экспозицию наивысшей наградой — золотой медалью. В своей генеральной коллекции марок Советского Союза К. И. Васильев продемонстрировал редчайшие эмиссии, которых не то, что нет у большинства коллекционеров, но многие их попросту ни разу не видели.

Но прежде, чем рассказать о марках, принесших высокую награду филателисту, мне хочется познакомить вас с автором коллекции.

Константин Иванович ныне пенсионер. За его плечами большая, насыщенная многими событиями жизнь. Он родился в Эстонии. Получив хорошее образование, работал до 1940 года в эстонском посольстве в Москве. Когда в Эстонии была восстановлена Советская власть, он принял ее всецело, без оговорок. Был участником Великой Отечественной войны. В мирное время работал в государственных учреждениях.

Марки собирает с тех пор, когда, будучи еще учеником гимназии, получил в подарок в день рождения брульон — так на французский манер назывались когда-то общие тетради в твердых красивых переплетах. В тетрадь он начал клеить марки...

Нынешнее его собрание может характеризоваться эпитетами в превосходной степени. Помимо российских и советских марок, он собрал все марки Европы (кроме Румынии, Албании, Испании и Турции). Чтобы знать, насколько полны эти собрания зарубежных эмиссий, скажу, что в них не хватает всего 50 номеров. Но, разумеется (и об этом свидетельствуют его экспозиции на конкурсных смотрах), особым предметом филателистического пристрастия К. И. Васильева являются марки нашей страны.

Фрагменты из генеральной коллекции марок СССР он выставлял на многих отечественных и зарубежных выставках, начиная с 1957 года, когда был участником конкурса, проводившегося в Библиотеке имени Ленина и рамках VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

Тогда он получил серебряную медаль и ему было присвоено звание лауреата фестиваля.

Дальнейшая конкурсная аттестация его такова: 1967 год—золотая медаль на всесоюзной выставке «50 лет Октября», 1968 год — серебряная медаль на Всемирной выставке в Праге, 1969 год — то же самое на Всемирной в Софии, 1970 год — золотая медаль на выставке в Кракове, посвященной 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.

1971 год — позолоченная серебряная на Всемирной выставке в Будапеште, 1972 год — помимо золота во Всесоюзной, позолоченная медаль на выставке «Бельгика-72».

...А теперь давайте вспомним некоторые листы из его коллекции, экспонировавшиеся в прошлом году в Москве. Кстати, оформлены они предельно просто. Минимум надписей— на русском и французском языках. Выполнены они тушью в двух цветах: черным — основные, дополнительные — зеленым. (Такое цветовое решение наиболее оптимально, оно позволяет хорошо акцентировать внимание зрителя.)

Самыми привлекательными марками в экспозиции К. И. Васильева были, безусловно, те, которые демонстрировались на первом стенде — из так называемой серии «Консульская почта» (№№ C1—С8). Как известно, они представляют собой красные типографские надпечатки текста «Воздушная почта РСФСР» и нового номинала на дореволюционных марках консульской пошлины. Они предназначались для оплаты служебной корреспонденции Народного комиссариата иностранных дел и других советских организаций, отправляемой воздушной почтой из Берлина в Москву. (Выпущены советским посольством в Берлине в июле 1922 года.) Не многие могут «похвастаться» этими выпусками, но каждый знает, что были надпечатаны 8 новыми номиналами в германской валюте марки 4 достоинств.

К. И. Васильев продемонстрировал самую редкую и наиболее дорогую из этой серии — «консульский полтинник», то есть марку 50-копеечного достоинства с надпечаткой нового текста и достоинства «1200 герм. марок» (№ С6). Достаточно сказать, что к настоящему времени во всем мире сохранилось всего около двадцати таких марок (большинство их находится за рубежом), и на советских послевоенных выставках она демонстрировалась впервые.

Как предполагают, такая надпечатка была сделана всего на двух листах (по 5x5), то есть тираж ее составляет 50 экземпляров. Причем надо учесть, что эта надпечатка, как и другие этой же серии, имеет пять основных типов разновидностей — по начертанию буквы «С» в аббревиатуре «РСФСР» и длине второй строки надпечатки.

К. И. Васильев представил в Москве надпечатку I типа, встречающуюся 10 раз в листе,— открытые буквы «С» в аббревиатуре «РСФСР», длина второй строчки -— 32,5 мм. (Семь других марок этой серии были представлены с надпечатками I, II и III типов.).

Но в коллекции Васильева есть и второй «полтинник» с надпечаткой IV типа, встречающейся только два раза в листе (9-я и 14-я марки); такие же буквы «С» в аббревиатуре, но длина второй строки надпечатки — 33,5 мм. Этой редчайшей марки, существующей предположительно только в 4 экземплярах, нет даже в знаменитой коллекции бельгийца И. Браунштейна, показавшего свою специализированную разработку «консульской почты» на выставке в Будапеште «Лэрофнла-67».

В воспроизводимой паре «консульских полтинников» (рис. 1) этот раритет справа. К сожалению, репродуцирование не позволяет полностью передать текстуру марки. Автор статьи только может свидетельствовать наличие ее в альбоме Васильева. А ее подлинность удостоверяет сертификат экспертизы, хранящийся у коллекционера, показавшего мне эту редкость. И надеюсь, ее увидят еще на выставках наши коллекционеры.

Весьма редка и интересна и другая марка из этой же серии — с ошибкой в обозначении номинала надпечатки: «24 герм. марок» вместо должной быть «24 герм. марки».

Здесь следует вспомнить, что известен (по коллекции того же И. Браунштейна) целый ряд опечаток в надпечатках. Так, на одном листе марок номиналом 24 г. м./З р. (№ С2) сделана частично перевернутая надпечатка (перевернуто сокращение «герм.», причем точка осталась на месте). Такая же опечатка известна и на марке № С1.

По поводу «24 герм. марок» вместо «24 герм. марки» Васильев высказал любопытное предположение. А именно: надпечатки производились или в Берлине, или в Кенигсберге (марки выпустило-то советское посольство). И вот в немецкой типографии немец-типограф, не знавший (во всяком случае, в достаточной степени) русского языка, после тиража первой надпечатки (12 герм. марок) поменял в нескольких матрицах только цифры номинала, оставив буквенные литеры прежними. Отсюда и произошла ошибка. Таких ошибочных надпечаток известно ныне 4 экземпляра. Васильев предполагает, что их должно было быть 5 или 10, соответственно по одному ряду в листах. Думается, что эту версию можно принять как одну из вполне допустимых.

«Правильная» и «ошибочная» надпечатки также представлены на наших иллюстрациях (рис. 2).

Как известно, большая редкость марок «консульской почты» сделала этот выпуск объектом для многих фальсификаций, как грубых, различимых невооруженным глазом (но тем не менее весьма привлекающих несведущих), так и очень искусных, которые удается распознать только при специальном анализе.

Не отвлекаясь на эту тему, скажу, что подлинность экземпляра, принадлежащего К. Васильеву, подтверждена сертификатом экспертизы солидной и авторитетной фирмы Maison Romeko.

«На втором стенде московской экспозиции в числе других редких марок (например, №№ 43—44, 67) К. Васильев продемонстрировал одну из лучших в нашей стране подборку марок № 90 из почтово-благотворительной серии «Филателия — трудящимся» (типографская надпечатка текста «Филателия — трудящимся. 1 мая 1923 года» и нового номинала на марках №№ 10, 38, 55), находившейся в почтовом обращении всего один день.

Марка № 90 с надпечаткой серебром (4+4 р. на 5000 р.)— наиболее редкая из этой серии. Автор коллекции выставил 8 таких экземпляров. Причем был представлен один кварт-блок и две редчайшие разновидности: с отставленной единицей в дате «1923» и с перевернутой надпечаткой. (У коллекционера есть и другие марки серии с перевернутыми надпечатками. На выставке не экспонировались.)

К сожалению, эти разновидности, как и некоторые другие, не указаны в «Каталоге почтовых марок СССР 1918—1969». Думается, что в будущем издании следует восстановить их «гражданство». Именно восстановить — они ведь были указаны в советском каталоге, изданном в 1948 году.

На рисунке 3 вы видите конверт с гашеным экземпляром этой марки (серия продавалась только на Московском почтамте всего один день — 1 мая 1923 года. Этим числом и погашена корреспонденция). Указанная марка — посередине. Слева и справа от нее другие выпуски серии — №№ 88 и 86 (соответственно, надпечатки бронзой).
Фотография дает представление о том, как был оформлен конверт на экспонировавшемся листе. Под маркой наклеена полоска с указательной надписью (черная тушь). Правее и ниже — эта же легенда на французском языке, сделанная зеленой тушью. Очень показательный элемент хорошего оформления филателистического материала.

А вот еще один раритет из описываемой экспозиции — лист из 25 беззубцовых марок № 76 (рис. 4). Одна из них (12-я по счету) имеет номинал 70 руб., в то время как другие — 100 руб. Таких беззубцовых опечаток (в каталоге «1918—1969» они числятся под № 75-6) известно ныне 9 экземпляров (все в листиках), причем все находятся в нашей стране.

Слева находится листик таких же, но только перфорированных (рам. 14—14⅓) марок № 80 с одной, имеющей идентичную опечатку (№ 79-6). Указанные марки отмечены стрелочками на бумажках, подложенных в нужных местах под целлофан.

В Москве К. Васильев представил также и другие, наиболее «трудные» советские марки периода 1923—1938 годов. Мы хотим ознакомить вас с конвертом письма (рис. 5), адресованного известному до войны московскому филателисту К. Дунин-Борковскому. Письмо, посланное из Ленинграда, франкировано обеими марками, вышедшими в 1933 г. в честь Всесоюзной филателистической выставки в городе на Неве (№№ 409, 410). Конверт погашен специальным штемпелем красного цвета, отметившим день открытия выставки (20.3.1933 г.).