Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

В пользу воинов и их семей (1914-1915 гг.)

Ю. Рудников. "В пользу воинов и их семей". "Филателия СССР", 1972, №1, стр. 13-14

В 1914 году в России были выпущены почтовые марки с надбавкой к номинальной их стоимости, предназначенной "В пользу воинов и их семейств".

В отечественной и зарубежной филателистической литературе выпуск назван благотворительным, а приведенные о нем данные весьма неполны.

Мне удалось ознакомиться с неопубликованными документами Главного управления почт и телеграфов России и Экспедиции заготовления государственных бумаг (ЭЗГБ) и установить время изготовления марок, тиражи и другие факты, связанные с историей этой интересной почтовой эмиссии.

Вскоре после начала первой мировой войны две русские благотворительные организации - женское патриотическое общество и Скобелевский комитет обратились в Министерство внутренних дел за разрешением выпустить особые почтовые марки, чтобы часть дохода от их продажи использовать для создания фонда помощи раненым и семьям погибших воинов. Начальник Главного управления почт и телеграфов докладывал министру внутренних дел: "кроме Императорского женского патриотического общества аналогичное ходатайство возбуждено также... Скобелевским комитетом, предлагающим выпустить почтовые марки разных достоинств с надбавкой по 1 коп. на каждую марку..." и просил разрешить выпуск таких марок лишь женскому патриотическому обществу, которому подобное право уже предоставлялось в период русско-японской войны 1904-1905 гг.

Министерство внутренних дел одобрило это предложение.
18 сентября 1914 г. начальник Главного управления почт и телеграфов циркуляром № 55 известил подведомственные почтово-телеграфные учреждения о выпуске "патриотических почтовых марок".

"1. Марки выпускаются четырех достоинств в 1 коп., 3 коп., 7 коп. и 10 коп.
2. Продажная цена марок назначается с надбавкой к номинальной стоимости по 1 коп. на каждую марку, о чем напечатано на самих марках.
3, Почтовые сборы всякого рода, а равно телеграфные сборы, кои согласно действующим правилам оплачиваются марками, могут быть оплачиваемы патриотическими почтовыми марками наравне с марками, изготовляемыми почтово-телеграфным ведомством, причем в расчет принимается лишь номинальная (а не продажная) цена патриотических марок...
6. Образцы патриотических марок будут разосланы Главным управлением почт директорам и начальникам почтово-телеграфных округов для снабжения ими всех подведомственных учреждений".

Таким образом определялось, что патриотические почтовые марки являются государственными знаками почтовой оплаты.

17 сентября 1914 года канцелярия женского патриотического общества информировала почтовое ведомство, что "...заказ марок для представления в распоряжение почтово-телеграфного ведомства в качестве образцов уже сделан...", а 6 ноября сообщила Главному управлению почт и телеграфов об уплате 23 тысяч 450 рублей "причитающихся почтовому ведомству, в доход казны, за выпуск в обращение патриотических почтовых марок в количестве: 718 000 штук 1 коп. достоинства, 160 000 шт. - 3 коп. достоинства, 18000 штук - 7 коп. достоинства, 100 000 шт. - 10 коп. достоинства. Не перфорированных: 1000 штук - 1 коп. достоинства, 1000 штук - 3 коп. достоинства, 1000 штук -  7 коп. достоинства, 1000 штук - 10 коп. достоинства. Всего 1 000 000 марок разного достоинства".

10 ноября 1914 года был издан циркуляр № 72606, которым начальник Главного управления почт и телеграфов разрешил выпуск патриотических почтовых марок в обращение. Получение их из экспедиции заготовления государственных бумаг состоялось на следующий день - 11 ноября.

Из доклада начальника экспедиции приема и рассылки знаков почтовой оплаты видно, что в этот день впервые было получено следующее количество почтовых марок: "... не перфорированных: в 1 коп. - 1000 штук, в 3 коп.- 1000 штук, в 7 коп. - 1000 штук, в 10 коп. - 1000 штук, итого 4000 штук. Перфорированных со словом "Образец": в 1 коп. - 25 000 штук, в 3 коп. - 25 000 штук, в 7 коп. - 25 000 штук, в 10 коп. -25 000 штук, итого 100 000 штук. Перфорированных, предназначенных для продажи: в 1 коп. - 20 000 штук, в 3 коп. - 150 000 штук, в 7 коп. - 18 000 штук, в 10 коп. - 100 000 штук, итого 468 000 штук, а всего пятьсот семьдесят две тысячи штук... и 60 000 образцов означенных марок (по 15 000 каждого достоинства) для рассылки главному местному почтово-телеграфному начальству".

Указанное количество марок совпадает с документальными данными самой экспедиции: "... отпущено императорскому женскому патриотическому обществу 11 ноября благотворительных марок 368 000 (3680 л.), благотворительных марок образцов 100 000 (1000 л.) с наложением слова "Образец", благотворительных марок без перфорирования 4000 (40 л.), благотворительных марок 100 000 (1000 л.), благотворительных марок образцов 60 000 (600 л.), с наложением слова "Образец".

Поскольку 11 ноября было получено не все количество марок, заказанное обществом, 17 ноября экспедиция передала обществу еще 528 тыс. марок, о чем в книге заказов ЭЗГБ имеется соответствующая запись.

Всего за 1914 год экспедиция изготовила и передала женскому патриотическому обществу, а последнее почтовому ведомству 1 миллион 920 тыс. почтовых марок и 160 тысяч их образцов.

Новые почтовые марки пользовались популярностью не только в России, но и за рубежом. В сентябре 1914 года две иностранные торговые фирмы, голландская - М. Боолеман и английская - Кинг и К°, сделали заказы на их приобретение. Это послужило поводом к последующему дополнительному выпуску марок в 1915 году общим тиражом 1 миллион 200 тыс. экземпляров.

В декабре 1914 года канцелярия патриотического общества сообщила начальнику Главного управления почт и телеграфов:
"Вследствие недостатка в крашеной бумаге в ЭЗГБ и постоянных неудобств, связанных с изготовлением этой бумаги для патриотических почтовых марок, мы, по предложению экспедиции, считаем возможным печатать в дальнейшем патриотические марки на белой некрашеной бумаге".

Изготовление марок на белой бумаге было начато в 1915 году. С 3 по 13 февраля было изготовлено 1 миллион 188 тыс. марок с зубцами, 2 тыс. марок без зубцов и 160 тыс. марок с надпечаткой слова "Образец".

До конца 1915 года марок нового образца ЭЗГБ отпечатала еще 6 миллионов 100 тыс. штук. Кроме того, к изготовленным в феврале 160 тыс.- образцам в декабре было дополнительно изготовлено еще 50 тысяч.

Появление в обращении патриотических почтовых марок, отпечатанных на белой бумаге, не обошлось без недоразумений. Некоторые почтово-телеграфные конторы отказывались принимать корреспонденцию, оплаченную ими. Это заставило почтовое ведомство специальным циркуляром от 10 апреля 1915 г. за № 36 подтвердить, что: "...корреспонденция, оплаченная такими марками, подлежит беспрепятственной пересылке по почте".

В 1916 году изготовление патриотических почтовых марок продолжалось, и по документам ЭЗГБ их было отпечатано в общей сложности 17 800 листов, то есть 1 миллион 780 тысяч.

Приведенные документальные данные позволяют сделать следующие выводы:
1. Датами выпуска марок следует считать: на цветной бумаге (первый выпуск) - ноябрь 1914 г. и на белой бумаге (второй выпуск) - февраль 1915 г.

2. Небольшая часть марок первого и второго выпуска была изготовлена беззубцовыми и не предназначалась для почтового обращения.

На стр. 34-35 каталога "Основная Россия" под редакцией Ф. Г. Чучина (вып. 1928 г.) имеется примечание: "В 1917 г. ввиду ослабления контроля спекулянтам удалось выпустить небольшое количество серий этого издания без зубцов". В действительности беззубцовые марки были с первой партией отпечатанных листов переданы женскому патриотическому обществу. Авторы примечания к каталогу, по-видимому, использовали информацию, помещенную на стр. № 58 номера 41-42 журнала "Филателия" за сентябрь-октябрь 1917 г., в которой говорилось:

"...Мы видели у нашего издателя все патриотические марки без прокола. Это первоклассная редкость, которая через несколько лет в каталогах будет красоваться с многозначными цифрами". Любопытно, что рядом было помещено такое объявление: "...патриотические марки, как и другие почтовые марки, были выпущены без прокола. Мы приобрели весь запас и предлагаем нашим читателям: а) патриотические марки на цветной бумаге: 1, 3, 7 и 10 коп. Чудные экземпляры (выпуск их 100 серий). За серию 100 руб.. Патриотические марки на белой бумаге: 1, 3, 7 и 10 коп. Чудные экземпляры. (Выпуск их 100 серий). За серию 100 руб. В рекламе тиражи беззубцовых марок, явно с целью оправдать высокую цену, торговец Эйхенталь уменьшил в 10 (выпуск на цветной бумаге) и в 5 раз (выпуск на белой бумаге).


В дополнение к статье Ю. Рудникова можно привести документы, с которыми в музее Гознака недавно познакомились члены Совета по научным исследованиям и экспертизе ВОФ.

Первый из этих документов представляет собой лист-паспарту, на котором наклеены все 4 марки первого выпуска (точнее первой серии) "В пользу воинов и их семейств" на цветной бумаге с линейной зубцовкой 13½. На листе имеется штамп "Утвержден Имп. Женским Патр. Обществом 17 окт. 1914 г., № 3366". Этот документ не только зафиксировал точную дату утверждения марок заказчиком, но служил эталоном-образцом марок для их воспроизведения в петербургской типографии Экспедиции заготовления государственных бумаг.

Когда же марки поступили в продажу?

В зарубежной литературе сообщалось, что наиболее раннее заказное письмо с двумя 10-копеечными марками с зубцами 13½ известно с С.-Петербургским гашением 22 ноября 1914 года. Однако в Государственной коллекции почтовых марок, хранящейся в Музее связи имени А. С. Попова, имеется более раннее письмо с 3-копеечной маркой, отправленное из Москвы 20 ноября 1914 года.

Второй документ аналогичен первому. Это такой же лист-паспарту с наклеенными четырьмя марками второй серии "В пользу воинов и их семейств" на белой бумаге с линейной зубцовкой 11½. Под марками штамп: "Утвержден Имп. Женским патр. обществом. Отнош. 18 дек. 1914 г., №3957".

Этот документ представляет особый интерес, поскольку он свидетельствует о том, что в ЭЗГБ приступили к печатанию второй серии марок "В пользу воинов и их семейств" на белой бумаге еще в 1914 году, а основная часть тиража марок была изготовлена в январе 1915 года. Это подтверждается типографскими надписями "1915, январь" на полях листов марок всех номиналов, печатавшихся на белой бумаге. Поэтому нельзя согласиться с утверждением Ю. Рудникова о том, что "изготовление марок на белой бумаге было начато в феврале 1915 года". В это время Экспедиция передала заказчику первую крупную партию марок второй серии, печатание которых началось еще в январе. Точная дата начала продажи в почтовых конторах марок второй серии документально не установлена, и ее также приходится определять по гашениям. Встречавшееся нам наиболее раннее гашение на этих марках - "Москва 10 марта 1915 г.".
Представляет интерес объявление, которое развешивали во всех местах, где продавались почтовые марки. Под изображением всех четырех марок и государственного герба на нем был дан следующий текст: "Почтовые патриотические марки Императорского женского патриотического общества в пользу сирот продаются здесь. Патриотические почтовые марки 1, 3, 7 и 10 коп дост. принимаются для оплаты всякого рода корреспонденции (простой, заказной, бандеролей и проч.) наравне с обыкновенными почтовыми марками. Патриотические почтовые марки продаются с надбавкою только одной копейки на каждую марку. Чистый доход, вырученный от сей надбавки, поступает в пользу сирот воинов".

Перейдем к рассмотрению филателистических разновидностей марок "В пользу воинов и их семейств". Основные из них указаны во всех каталогах - отечественных и зарубежных. Все 4 марки на цветной бумаге известны с линейной зубцовкой трех размеров - 11½ , 12½ и 13½; из них реже других встречается 3-копеечная марка с зубцами 13½, хотя именно с этой зубцовкой серия была утверждена к печати.

На белой бумаге поступили в почтовое обращение только три марки достоинством в 1, 3 и 10 копеек. 7-копеечные марки почтовыми учреждениями не продавались. Объясняется это тем, что еще 15 сентября 1914 года почтовый тариф на простые иногородние письма был повышен с 7 до 10 копеек. 7-копеечные марки второй серии впоследствии были проданы филателистам. В гашеном виде они не встречаются.

Весь тираж марок первой серии и почти весь тираж марок второй серии изготовлялся листами по 100 штук (10х10) без обычного для большинства дореволюционных русских марок деления листов на 4 части. 100-марочная печатная форма составлялась из четырех пластин по 25 марок (5х5) в каждой. Доказательством этому служат листы 10-копеечных марок обеих серий. В каждом из них имеется по 4 марки с широко известной филателистам разновидностью клише "Сломанное копье" в руках всадника - Георгия Победоносца (впечатление сломанного копья создается черточкой, пересекающей середину копья). Это - 43-я, 48-я, 93-я и 98-я марки в листе, что соответствует 23-й марке в каждой из четырех пластин, составляющих общую печатную форму 100-марочного листа.

Отдельные филателисты считают, что имеется также разновидность 1 копеечной патриотической марки с изображением русского витязя со щитом. За разновидность принимается марка в том случае, когда оранжевая краска, в которую окрашена рамка (кадр) рисунка, покрывает конец меча. Такая марка в обиходе филателистов называется "Окровавленным мечом". В действительности ее нельзя считать разновидностью, поскольку меч окрашивался в оранжевый цвет в результате неточного наложения печатных форм с разными красками - оранжевой для кадров и серо-зеленой для центров рисунков марок. В этом можно убедиться при просмотре многих листов, где "окровавленный меч" оказывался на марках, размещенных в различных местах листа при абсолютной идентичности клише всех марок в листе.

В большей мере к разновидностям можно отнести 1-копеечные марки, кадр которых отпечатан желтой краской вместо оранжевой. Такие марки встречаются чрезвычайно редко. Редкими также являются патриотические марки с оттиском печати на оборотной - клеевой стороне (так называемый абкляч). Экземпляр такой марки 7-копеечного достоинства на цветной бумаге с зубцами 11½ имеется в коллекции львовского филателиста В. В. Лобачевского.

Известна негашеная 10-копеечная марка на белой бумаге со значительным сдвигом вправо вверх центра рисунка с изображением Георгия Победоносца. Она находится в Государственной коллекции - в Музее связи имени А. С. Попова.

Во втором издании каталога почтовых марок б. Российской империи, РСФСР и СССР под редакцией Ф. Г. Чучина (1924 г.) имеется указание, что марки "В пользу воинов и их семейств" печатались в листах по 50 и 100 штук. Это касается лишь марок второй серии - на белой бумаге. Они действительно печатались листами по 100 и 50 штук, причем последние состоят из 10 горизонтальных рядов по 5 марок в каждом. Такой лист 3-копеечных марок с зубцовкой 12½ имеется в Государственной коллекции.

Патриотические марки встречаются с пропуском перфорации с одной стороны; обычно это крайние марки в листе, с полями. В Государственной коллекции имеется негашеная горизонтальная пара 1-копеечной марки на белой бумаге (9-я в 10-я марки в ряду), у которой отсутствуют два ряда вертикальной перфорации - посередине между марками и с правого края - между правой маркой и полем.

При обнаружении бракером листов с пропуском отдельных рядов линейной зубцовки в типографии дополнительно пробивают на машине пропущенную перфорацию. При этом не исключается возможность использования перфорационной линейки другого размера, в результате чего появляются марки с комбинированной зубцовкой. О такой зубцовке у патриотических марок до сих пор в литературе не сообщалось. Однако в Государственной коллекции имеется 3-копеечная марка на цветной бумаге с зубцовкой 12½, 12½, 12½, 11½. Наличие полного левого поля и абсолютная точность всех проколов не вызывает сомнении в том, что левая вертикальная перфорация (11½) сделана машиной в типографии. Есть все основания считать, что данный экземпляр является уникальным.

В Государственной коллекции имеется еще одна интересная разновидность той же 3-копеечной марки на цветной бумаге - с двойной вертикальной перфорацией справа (негашеный экземпляр).

Недостаточно опытных филателистов необходимо предупредить о том, что 3-копеечная марка первой серии на бумаге оранжевого (вместо розового) цвета с зубцами I2½ является не цветовой разновидностью, а химическим фальсификатом, продававшимся зарубежными торговыми фирмами еще в 1919 году. Этот фальсификат был изготовлен и распространен в большом количестве.

Документы, опубликованные Ю. Рудниковым, проливают свет на пути поступления в коллекции филателистов беззубцовых патриотических марок, никогда не бывших в почтовом обращении. 1000 комплектов марок на цветной и 500 комплектов на белей бумаге в беззубцовом исполнении ЭЗГБ передала заказчику - женскому патриотическому обществу. Впоследствии они попали к петроградскому торговцу Эйхенталю. Не ограничившись продажей этих марок в негашеном виде, Эйхенталь вошел в контакт с чиновником 33-го почтового отделения г. Петрограда, который по "просьбе" оборотистого спекулянта погасил часть беззубцовых марок обеих серий почтовым штемпелем "Петроград 33 6 9 16". Встречаются беззубцовые марки с гашениями 1917-1919 гг., которые делались в разных городах страны филателистами.

Перфорированные патриотические марки первой серии с надпечаткой слова "Образец" имели одинаковую зубцовку 13½, марки второй серии достоинством в 1, 3 и 10 копеек имели зубцовку 12½, а 7-копеечные - 11½. На беззубцовых марках слово ОБРАЗЕЦЪ перфорировалось. При этом на листе из 100 марок делалось 15 перфораций этого слова - в пять рядов по три в каждом. Каждый ряд перфорации охватывал два горизонтальных ряда марок. Длина перфорации по внешним отверстиям первой и последней букв (О и Ъ) 96 мм, высота букв - 15 мм. Попутно укажем, что перфорационный способ нанесения слова ОБРАЗЕЦЪ был введен в ЭЗГБ для беззубцовых марок еще в 1883 году в отличие от зубцовых марок, на которых типографским способом делались соответствующие надпечатки.

Автор всех четырех рисунков марок - известный художник и гравер Р. Зарриньш, работавший много лет в ЭЗГБ. Необычайно тонкие рисунки и орнаменты строго выдержаны в стиле классической русской графики. Сохранилось некоторое количество пробных оттисков марок, выполненных в разных цветах, с рисунками различных размеров. Известны одноцветные пробные оттиски размером 20X25.5 мм на плотной бумаге и размером 22X28,5 мм на меловой бумаге. Размеры первых из них полностью совпадают с размерами юбилейных марок малых (копеечных) номиналов 1913 года.

На пробных оттисках 7-копеечной марки рисунок в центре с изображением женщины, ласкающей детей, расположен в противоположную сторону, чем в окончательно принятом варианте, по сравнению с которым представляет собой зеркальное отображение.

В коллекции автора статьи имеются 4 пробных оттиска рисунка марки без надписей. В центральной части оттиска изображен стоящий во весь рост Георгий Победоносец, одетый в типичную древнерусскую кольчугу, в шлеме, с мечом, попирающий левой ногой повергнутого дракона. Кадр (рамка) рисунка без внутренней орнаментовки характеризует, что перед нами первоначальная заготовка рисунка марки, не отделанная в деталях и без надписей.

Оттиски отличаются друг от друга цветом: один - темно-серо-оливковый, второй - розово-карминовый, третий - коричнево-оранжевый и четвертый - светло-коричневый. Отпечатаны они на простой сероватой бумаге, покрытой клеем на оборотной стороне. Размер рисунков 22X28,5 мм, а листков бумаги, на которой сделаны оттиски, 40X46 мм. На нижних полях всех четырех оттисков автограф Р. Зарриньша (инициалы - Р. 3.) и его же рукой начертана одна и та же дата - 24/11 15.

Сюжет рисунка оттисков - попирающий дракона Георгий Победоносец - полностью совпадает с сюжетом принятого в печати рисунка 10-копеечной марки. Размеры рисунка 22X28,5 мм также совпадают с размерами пробного оттиска 10-копеечной марки с изображением Георгия Победоносца на коне, который был принят к печати и хранится в "Альбоме знаков почтовой оплаты" Музея Гознака. Эти два аргумента - доказательства принадлежности имеющихся в нашей коллекции пробных оттисков к комплексу подготовительных работ художника Р. Зарриньша.

Возникает вопрос: как объяснить поставленную самим художником на полях пробных оттисков дату 15 февраля 1915 г., которую отделяют 4 месяца от более ранней даты - 17 октября 1914 г. - дня утверждения к печати окончательно подготовленных марок? Можно предположить, что еще в начале работы над серией патриотических марок Р. Зарриньш набросал эскиз марки со стоящим во весь рост пешим Георгием Победоносцем, попирающим ногой сраженного дракона. Одновременно художник сделал по тому же сюжету второй эскиз, изобразив на нем Георгия скачущим на коне. Предпочтение было отдано второму эскизу. Впоследствии, когда ответственный и к тому же срочный заказ на изготовление крупных партий марок был выполнен, Р. Зарриньш вспомнил о своем первом эскизе и подготовил по нему в феврале 1915 г. несколько пробных оттисков в разных цветах, четыре из которых теперь и украшают нашу коллекцию.

Характерно, что на пробных оттисках сцену боя Георгия с драконом художник изобразил на фоне солнца с волнообразными лучами. Эта деталь рисунка хорошо знакома филателистам - она воспроизведена Р. Зарриньшем на революционных марках, выпущенных в 1918 году к первой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

В заключение отметим, что в годы первой мировой войны только в России были выпущены большим для того времени тиражом высокохудожественные марки с благородной целью оказать помощь пострадавшим участникам войны и их семьям. Великобритания и Франция ограничились тем, что сделали надпечатки на курсировавших марках с указанием доплат в пользу Красного Креста или непосредственно на военные нужды.

Бельгия и Австрия с той же целью выпустили оригинальные марки, однако их художественное и полиграфическое исполнение намного уступало серии патриотических марок, подготовленных талантливым русским мастером графики Рихардом Зарриньшем.

К. Бернгард