Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

О первой русской марке

П. Лавров, Й. Новачек. О первой русской марке. Журнал чехословацких филателистов «Филателия» (специальный номер). 1970 г.

В течение многих десятилетий коллекционеры русских марок и историки русской почты были убеждены в том, что первая почтовая марка в России была выпущена в декабре 1857 года. Все официальные записи одинаково изображали ее внешний вид: небольшой прямоугольный формат, голубой, внутренний овал с белым рельефным государственным гербом и под ним два скрещивающихся почтовых рожка. Государственный герб с эмблемой почты помещен на марке в цветную двойную рамку с двумя надписями: вверху — «Почтовая марка», внизу — «10 коп. за лот» (т.е. 10 коп, за единицу веса, которым в те времена пользовались в России, называвшуюся лот и равняющуюся приблизительно 12 граммам). Весь этот медальон, расположенный в центре раскрытой горностаевой мантии, увенчанной императорской короной, находится на коричневом фоне. Под мантией повторяется по овалу надпись: «10 коп. за лот». В углах прямоугольной рамочки также на коричневом фоне обозначена белыми арабскими цифрами номинальная стоимость этой беззубцовой марки (рис. 1).

Циркуляром Почтового департамента, отделение I, от 10 декабря 1857 г. за № 3, всем почтовым конторам сообщалось, что с целью улучшения существующего уже способа пересылки писем в штемпельных кувертах, т. е. в конвертах с отпечатанным на них круглым штемпелем с обозначением его номинальной стоимости (рис. 2), были выпущены специальные почтовые марки для частной корреспонденции. Эти почтовые марки предписывалось наклеивать на отправляемые письма в европейской части России с 1 января 1858 г., тогда как в Сибири и на Кавказе - с 1 марта 1858 г. Этим же циркуляром предписывалось всем почтовым конторам открыть продажу новых марок немедленно же по их получении. Вследствие этого в столичном городе и в других крупных городах европейской части России продажа марок производилась уже в тот же день. В Санкт-Петербурге (первоначальное название Петрограда, нынешнего Ленинграда) было поэтому продано с 10 декабря до конца 1857 г. всего 7757 новых марок, в других крупных городах — дальнейших 2753 марки, следовательно, до 1 января 1858 г. население купило всего 10 510 новых почтовых марок. В те времена, однако, люди не покупали марок в запас, но большей частью их сразу же использовали при отправке писем. Вот почему, несмотря на официальное предписание, изредка встречаются сохранившиеся и в филателистическом отношении весьма интересные и редкие письма или конверты с этой маркой, прошедшие почту уже в конце 1857 г.

Официальному выпуску этой марки предшествовало несколько лет подготовительных работ, в течение которых русским правительственным учреждениям было прислано много разных проектов будущей почтовой марки и не только из рядов отечественных художников, но также и заграничных. Так например, пражская типографская фирма Готтлиб Гаасе и сыновья представила проект, который хоть и не был принят, но послужил до известной степени прообразом и основой для последующего несколько измененного проекта утвержденного рисунка марки (рис. 3).

Экспедиция заготовления государственных бумаг, имевшая собственных изоработников и графиков, уже в 1854—55 гг. разработала и предложила для общегосударственной почты несколько проектов марок круглой формы по образцу штемпеля на упомянутых кувертах, а также с изображением головы Меркурия. Эти проекты, однако, приняты не были. Дальнейшая работа в этом направлении была тогда прервана из-за вспыхнувшей Крымской войны, в связи с которой у государства возникло много новых более настоятельных заданий. После окончания этой войны почтовому ведомству было снова предложено несколько проектов, из числа которых был 20 октября 1857 г. утвержден проект двухцветной прямоугольной вышеописанной марки. Проект и клише марки гравировал Ф. М. Кеплер, бывший в то время начальником гравировального отделения Экспедиции заготовления государственных бумаг. Марка была предназначена для оплаты простой корреспонденции, отправляемой в любые города, расположенные исключительно на внутренней территории государства. Почтовый сбор с корреспонденции и других почтовых отправлений, адресованных заграницу, взимался и впредь наличными деньгами при их подаче на почту, о чем на письмах делалась соответствующая пометка (рис. 4).

Казалось бы, что происхождение первой русской марки было ясно объяснено и подтверждено официальными документами. Первую почтовую марку принял с признательностью не только небольшой круг коллекционеров тогдашнего времени, но и вся русская общественность. Но, по прошествии двадцати лет, появились уже первые отрывочные слухи о том, что первая русская почтовая марка была выпущена в Закавказье для городской почты г. Тифлиса, резиденции наместника царя на Кавказе. Проверка достоверности этих слухов усложнялась вследствие того, что в то время на Кавказе не было серьезных коллекционеров-исследователей. Правда, самостоятельная городская почта была в Петербурге введена уже 17 января 1833 г., когда в мелочных лавках было открыто 42 пункта для официального приема корреспонденции от населения. Через два года после этого было нужно прибавить еще 31 пункт, и с тех пор петербургская городская почта заняла прочное место в системе государственного хозяйства. Учреждение городской почты являлось необходимым, потому что общее экономическое развитие вело к огромному росту столицы, а увеличивающееся количество населения нуждалось в доставке частных и официальных бумаг из одной части города в другую.

В 1845 г. для нужд этой городской почты были выпущены специальные штемпельные куверты, т. е. конверты с отпечатанным на них штемпелем с обозначением его цены: за доставку письма 5 коп. с (серебром) и за конверт 1 коп. с. (рис. 5). Для нужд этой же почты в 1863 г. была выпущена специальная почтовая марка стоимостью 5 к., рисунок которой несколько отличался от выпущенных уже марок общегосударственного образца (рис. 6). Число городов, имевших собственную городскую почту, мало-помалу увеличивалось, потому что Временные Правила, изданные по этому поводу в 1870 г., разрешали местным губернским и почтовым правлениям самостоятельно решать вопрос об их учреждении.

Перед самым началом первой мировой войны русская филателистическая общественность была взволнована известием о находке Тифлисской городской почтовой марки, которая, по мнению специалистов, могла быть выпущена и применялась для почтовых целей уже в ноябре 1857 г. Эта находка вызвала, понятно, сомнения о том, какая же из этих двух почтовых марок является собственно первой маркой России. Однозначное решение было затруднительным, потому что не было никаких официальных данных о происхождении этой городской почтовой марки.

Первые конкретные данные о существовании Тифлисской городской почтовой марки были опубликованы выдающимся русским коллекционером - петроградским филателистом, архитектором Карлом Шмидтом в № 7 журнала «Советский филателист» за 1924 г. Автор в своей статье, кроме прочего, писал, что накануне первой мировой войны были найдены три экземпляра этой марки, и что в 1913 г. ему удалось приобрести один из них. Эта марка представляет собой квадрат размером 22x22 мм. На бесцветном фоне изображен рельефно герб города Тифлиса, над ним находится государственный герб России — двуглавый орел с опущенными крыльями. Герб города вместе с орлом заключен в тонкий круг, который, в свою очередь, вписан в двойную квадратную рамочку. На сторонах пластически вытеснено: на левой — «Тифлис», на верхней — «городс», на правой — «почта», на нижней — «6 коп.». В углах между рамкой и кругом помещено по два скрещивающихся почтовых рожка. Бумага желтовато-белая, без водяного знака, толщиной 0,2 мм. Клей тоже желтовато-белый, густо нанесен на бумагу. Марка была выпущена без зубцов (рис. 7).

Стремление К. Шмидта заполучить более подробные данные и официальные сведения об этой марке от старожилов Тифлиса не увенчались успехом. Не помогло ему и объявление, помещенное им в Тифлисской местной газете, в котором он предлагал вознаграждение за достоверные и несомненные сведения, связанные с историей возникновения этой марки. По его личному мнению, она не могла быть ни частной маркой, ни земской, но, в соответствии с приводимыми им доказательствами, принадлежала к маркам государственной городской почты, которые были выпущены сперва в Петербурге, как было выше упомянуто, а позднее и в других крупных городах России.

Редакция журнала «Советский филателист» в примечании к этой статье обратилась ко всем русским и особенно кавказским коллекционерам с призывом раздобыть и опубликовать неопровержимые данные об этой марке.

По прошествии почти пяти лет в журале «Советский коллекционер» в номере 1 за 1929 г. появилась статья выдающегося кавказского филателиста С. Кузовкина из Баку под заглавием «Забытая филателистическая уника», в которой он описывал затруднения, возникшие при розыске материалов, необходимых для объяснения как самого тогдашнего состояния почтового дела в Закавказье, так и необходимости в выпуске специальной городской марки гор. Тифлиса, бывшей столицы Грузии и резиденции наместника царя на Кавказе. Его усиленные и неутомимые розыски в официальной литературе того времени и в архивных бумагах не были напрасными и увенчались, наконец, успехом.

В 1928 г. в библиотеке краеведческого музея г. Ставрополя-Кавказского ему удалось найти официальные данные об этой марке. В кавказском календаре на 1858 г., изданном Канцелярией наместника, гор. Тифлис, 1857 г.» стр. 151, раздел IV, были помещены «Правила для городской почты в Тифлисе и развозки на дом журналов и газет».

В этих «Правилах» в параграфе первом записано: «При Тифлисской губернской почтовой конторе учреждено особое отделение городской почты, в котором продаются введённые, собственно, для развозки почты особые бумажные штемпельные печати, имеющие свойства облатки, с платой за каждую по 6 коп. Продажа менее пяти таковых печатей производиться не будет». Параграф второй гласил: «К письму, посылаемому по городской почте, должна быть приклеена одна штемпельная печать, удостоверяющая, что письмо оплачено».

Далее автор объясняет, почему марка Тифлисской городской почты названа «штемпельной облаткой», но не маркой, говорит о районе ее распространения, разбирает элементы ее рисунка и, ссылаясь на Кавказские календари на 1857 и 1859 гг., где нет никаких указаний об этой марке, делает логическое заключение о том, что марки Тифлисской городской почты могли курсировать в пределах территории гор. Тифлиса и села Коджоры только с конца 1857 г. (ноябрь—декабрь) до первого марта 1858 г. С этого дня, согласно циркуляру Почтового департамента № 3 от 10 декабря 1857 г., вводились для почтового употребления «... особые почтовые марки ...», имеющие общегосударственный характер. Таким образом, марки Тифлисской городской почты могли быть в почтовом обращении не больше 3—4 месяцев. (Село Коджоры, находящееся на расстоянии 16 км от г. Тифлиса, было в прежнее время дачной резиденцией грузинских царей, позднее - летней резиденцией наместника русского царя и его двора, штабов и пр.).

Автору этой статьи удалось также установить, что марка эта изготовлялась в г. Тифлисе, в типографии наместника, в полосках по пяти экземпляров. Бесцветный пластический рисунок достигался при помощи тиснения ручным способом. Таковы официальные данные об этой загадочной марке.

Когда в 1930 г. эта марка была выставлена на международной выставке почтовых марок «ИПОСТА» в Берлине, западные филателистические круги отнеслись к ней критически, преобладающие взгляды на ее появление были отрицательными. И только после того, как ее владелец К. Шмидт, в ответ на эту критику, опубликовал в журнале Die Postmarke подробную статью об этой редкой марке и ее возникновении и доказал законность ее выпуска для нужд тогдашней городской почты г. Тифлиса, настала перемена. Первым признал ее немецкий издатель каталогов почтовых марок Г. Михель, который в 1933 г. поместил в своем каталоге данные о ней, как о первой официально выпущенной в России почтовой марке.

Хотя и было доказано, что эта городская марка была выпущена официально и законным образом, однако этим еще не сказано все. Необходимо найти документальный материал с этой маркой, прошедший почту, т. е. письма или другие почтовые отправления, которые бы с точностью совершенно надежно и достоверно доказывали, что эта марка была в почтовом обращении действительно раньше, чем была выпущена десятикопеечная марка, предназначенная для оплаты корреспонденции, отправляемой по общегосударственной почте. Если удастся найти такую документацию, тогда эта марка Тифлисской городской почты займет, несомненно, одно из самых первых мест в мировой филателии.