Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Русская почта в Азии

К. Бернгард. Русская почта в Азии. Филателия СССР. 1976. №11. Стр. 17-19

В конце июня в залах Политехнического музея в Москве состоялась международная филателистическая выставка «ВОФ — БОРФ», на которой демонстрировались коллекции членов Всесоюзного общества филателистов и Британского общества русской филателии. Английские филателисты прислали 16 коллекций. Как и ожидалось, почти все эти коллекции представляли собой собрания почтовых марок и цельных вещей СССР и России. И нужно отдать должное руководителям БОРФ — они провели большую и плодотворную работу по отбору материалов, представляющих интерес для филателистов.

Общепризнанный специалист по польской филателии прошлого столетия М. Боянович представил шестистендовую экспозицию «Применение марок России в Польше». В ней были показаны десятки писем, франкированных ранними русскими марками и отправленных из разных польских городов и сел в период 1865—1870 гг. Особо выделены письма и марки, погашенные штемпелями почтовых вагонов, курсировавших по железнодорожной магистрали Петербург — Варшава. Жюри отметило коллекцию М. Бояновича золотой медалью.

Любители раннего периода советской филателии внимательно изучали интересные коллекции Р. Середы «Советские местные провизории» и Э. Пила «Ранние советские письма». Обе эти коллекции удостоены позолоченных медалей. Много ценного почерпнули для себя московские филателисты, познакомившись с разновидностями советских марок, которые собрал Норвуд (серебряная медаль).

Более детального разбора заслуживает экспозиция второго «золотого лауреата» английской «команды» Р. Кейси, который в отличие от М. Бояновича является дебютантом на международных филателистических смотрах. В каталоге выставки коллекция Р. Кейси названа недостаточно конкретно: «Почтовые марки и отправления, использовавшиеся в Азии». Правильнее назвать эту коллекцию «Русская почта в Азии». Данный раздел филателии в последние годы привлекает внимание многих советских и зарубежных коллекционеров. Особенно возрос к нему интерес после опубликования в 1957—1960 гг. шести книг монографии С. Чилингриана и У. Стефана «Использование за рубежом почтовых марок Российской империи» («Stamps of the Russian Empire used abroad»). Издатель этого солидного труда (576 страниц), давно уже ставшего библиографической редкостью, — БОРФ.

Одну из наиболее крупных исследовательских коллекций по истории русской почты в Азии собрал К. Адлер — дирижер нью-йоркского театра «Метрополитен-опера». К выдающимся разработкам этого раздела русской филателии можно отнести собрания парижан И. Масловского и М. Липшюца. А теперь по количеству собранных материалов к названным коллекциям приближается коллекция Р. Кейси, возможность познакомиться с основной частью которой ни выставке «ВОФ— БОРФ» получили советские филателисты.

Объем журнальной рецензии не позволяет описать все 104 почтовых отправления, представленные в экспозиции. Поэтому ограничимся рассмотрением только некоторых из них, в наибольшей мере привлекших наше внимание.

Прежде всего следует положительно оценить стремление Р. Кейси поместить в свою коллекцию филателистические материалы, которые до сих пор проходили мимо внимания авторов каталогов и монографий. К таким материалам можно отнести почтовые отправления из наиболее отдаленных районов нашей страны — Сахалина, Камчатки, Якутии. В экспозиции мы видели хорошо сохранившуюся «секретку» 80-летней давности. Она отправлена 1 августа 1897 года из Александровского на Сахалине в Потсдам. Очевидно, что «секретка» еще в прошлом столетии попала к немецкому филателисту — любителю «цельных вещей», что и обеспечило ее сохранность до наших дней.

Не меньший интерес представляет конверт заказного письма, отправленного в Канаду 7 марта 1903 года из поселка Амгинский Якутской области. В этом отдаленном местечке, расположенном на реке Амга — притоке Алдана, при царизме отбывал ссылку В. Г. Короленко. Здесь он написал несколько повестей и рассказов, в том числе «Сон Макара», навеянный условиями жизни амгинских крестьян.

Камчатка в рецензируемой коллекции представлена двумя материалами. Первый из них — конверт заказного письма с объявленной ценностью, которое в январе 1917 года совершило путешествие из Охотска в Хабаровск. Значительно большую филателистическую ценность представляет почтовая карточка, отправленная сотрудником Наяханской радиостанции (близ Гишингинска) — одной из первых на Дальнем Востоке. Открытка была сдана на пароход, о чем свидетельствует ее гашение почтовым штемпелем «Владивосток — Камчатка. Парох. 17.6.13». От Владивостока в пункт назначения Ганновер она следовала по суше — в железнодорожных почтовых вагонах транзитом через Сибирь и европейские губернии России.

Последний экспонат среди писем, отправленных непосредственно с территории русского государства и представленных на выставке,— письмо в Англию с пароходным почтовым штемпелем «Благовещенск-Николаев. Парох. 18.6.12».

В экспозиции были показаны два конверта бесплатных воинских писем, отправленных в русско-японскую войну с военных кораблей. На конвертах служебные штемпеля «Громовой», «Владивосток» и «Транспорт». Они без указания дат. Имеются только почтовые гашения пунктов прибытия — соответственно Петербург 15 12 04 и Вильно 10 11 1904. Конверт отправленного с «Громобоя» письма прежде находился в коллекции К. Адлера.

В большом количестве в коллекции Р. Кейси представлена русская пароходная почта на внешних (международных) морских путях: Владивосток — Цуруга (Япония), Владивосток — Шанхай и Владивосток — Одесса. Отметим лишь два письма. Одно из них было сдано отправителем в почтовое отделение русского парохода, совершавшего рейсы между Одессой и Владивостоком. Конверт погашен штемпелем «Владивосток — Одесса», внутри которого вписана чернилами дата приема письма — 23.VI. 1898. Спустя два дня при заходе в Шанхайский порт письмо было передано в контору русской заграничной почты, где его погасили транзитным штемпелем «Шанхай Почт. тел к-ра. 7.VII. 1898. Далее письмо поступило на иностранный пароход, о чем свидетельствуют гашения на французском языке «Paquebot № 8» (без даты) и «Ligne II Paq. fr. № 8 12 Juil 98». Следующие гашения нанесены в Германии, куда следовало письмо. Второй конверт — от заказного письма. Кроме пароходного штемпеля, которым 29 марта 1900 года погашены 5 русских марок на общую сумму 20 коп. на конверте имеется ярлык с типографской надписью «Пароход Одесса — Владивосток, 115R». Корабль следовал на восток и на следующий день остановился в Сингапурском порту, где конверт был отмечен транзитным штемпелем «Singapore 11 4 1900». Адресовано письмо известному немецкому филателисту-коммерсанту и эксперту Рихтеру в Рудольфштадт. Можно предполагать, что отправитель письма также был филателистом.

Хорошо представлена в рецензируемой коллекции корреспонденция полевых почтово-телеграфных контор Приамурского военного округа, а также полевых почтовых учреждений, действовавших в русско-японскую войну. К числу редких относятся конверты семи писем, отправленных в 1902—1903 годах из полевых почтово-телеграфных контор Приамурского военного округа, дислоцированных в Теллине, Кванчадзы, Инкоу и Шанханчуане (Манчжурия). Некоторые письма военного периода отправлены в иллюстрированных конвертах, специально изготовленных для военнослужащих действующей армии. Так, на конверте письма из Харбина в Псков, погашенного интересным штемпелем «Харбин Корпусный городок», изображен русский солдат, кавалер георгиевского креста, стоящий в полной амуниции около своего боевого коня.

Послевоенный период русской почты на Дальнем Востоке характеризуют конверты писем, принятых русскими почтовыми конторами, учрежденными на станциях Китайско-Восточной железной дороги. Среди них — конверты с редкими гашениями железнодорожных станций Фуляэрди, Ашихэ и Бухеду.

В коллекции Р. Кейси представлены также письма, отправленные через русские почтовые учреждения, функционировавшие в конце прошлого и начале нынешнего столетий в отдельных городах Персии, Монголии и Китая. Однако наиболее ранние письма относятся к 1886 году. Отсутствуют в экспозиции письма фирмы Дун-Фу-Ю (обслуживавшей пересылку корреспонденции из Урги в Пекин) с гашениями Урги более раннего времени — первого и второго типов по классификации С. Д. Чилингриана. Заметим, что такие письма имеются в коллекциях советских филателистов.

Русское почтовое ведомство полностью обслуживало прием-пересылку и доставку всей корреспонденции на территориях Бухары и Хивы. Купечество этих ханств имело большие связи не только с русскими купцами, но и со многими зарубежными торговыми фирмами, особенно в Персии 'и Индии, что влекло за собой значительную деловую переписку. На это обстоятельство в годы, предшествующие первой мировой войне, обратили внимание русские филателисты, положившие начало коллекционированию марок и писем с гашениями почтовых учреждений в Бухаре и Хиве. Такие филателистические материалы, относящиеся к 1906—1920 годам, сохранились в значительном количестве. Гораздо реже встречаются марки и особенно письма с более ранними бухарскими и хивинскими гашениями. Конверты трех таких писем можно было видеть в экспозиций Р. Кейси. На наш взгляд, наибольший интерес из них имеет конверт заказного письма, отправленного из Бухары в Пешвар (Индия) 10 февраля 1896 года. Письмо было весомым и потребовало повышенной оплаты за пересылку в размере 50 коп. Интересен путь, проделанный этим письмом из Бухары в Индию.

Сперва оно следовало по железным дорогам и через Россию, Австро-Венгрию прибыло в Италию. В Болонье письмо погасили транзитным штемпелем. Из Италии его отправили морским путем через Суэцкий канал. Об этом говорит другой транзитный штемпель — английской пароходной почты «Sea Post Office B(Aden-Bombay)».

Маршрут этого письма подтверждает, что кратчайшие сухопутные связи между среднеазиатскими территориями России и Индией в конце прошлого века были ненадежными, и русское почтовое ведомство направляло корреспонденцию в Индию через Западную Европу (либо через Одессу).

В заключении обзора необходимо указать, что автор экспозиции не включил в нее имеющиеся в его коллекции почтовые документы русской почты на Ближнем Востоке — в Турции и на островах восточной части Средиземного моря, которую обслуживало Русское Общество Пароходства и Торговли (РОПиТ). Такие документы, как нам сообщили члены приезжавшей на выставку делегации БОРФ, широко представлены в собрании Р. Кейси.

Подведем итоги. Бесспорно, что владелец рецензируемой коллекции приложил для ее собирания много усилий в направлении изучения истории почтового дела в нашей стране. Как было сказано выше, Р. Кейси несколько расширил границы ранее принятого понятия русской почты в Азии за счет включения в свою коллекцию почтовых отправлений из Якутии, с Камчатки и Сахалина. Несколько дальше пошел известный советский филателист-исследователь Н. В. Лучник из Обнинска, в коллекции которого имеется интересный раздел «Почта Транссибирской железной дороги».

Все же многие разделы истории русской почты в Азии — пока еще целина, не тронутая коллекционерами.

Разве не представляет исторический (не только филателистический) интерес коллекционирование ранних почтовых документов всех северных районов Сибири, так же далеко отстоящих от железных дорог, как Якутия и Камчатка? Далее, филателисты, интересующиеся номерными гашениями пятидесятых и шестидесятых годов прошлого столетия, хорошо знают, как редко встречаются марки с такими гашениями почтовых учреждений Сибири. Не менее редки сибирские письма домарочного периода.

Приведенные рекомендации мы адресуем всем филателистам, собирающим почтовые марки, цельные вещи и другие филателистические документы, иллюстрирующие историю становления, развития и современное состояние почтового дела в нашей стране.