Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

О чем рассказала почтовая карточка

П. Мазур. О чем рассказала почтовая карточка. Филателия СССР. 1977. №6. Стр. 29-30

На филателистической выставке в Москве, посвященной 100-летию первой почтовой карточки, один из старейших московских филателистов М. П. Теренин показал в своей коллекции первую русскую почтовую карточку или, как ее тогда официально называли, "открытое письмо". Особый интерес она вызвала тем, что была отправлена в июле 1877 года в Россию из Никополя.

На этой карточке четыре хорошо сохранившихся почтовых календарных штемпеля и один (пятый) совершенно неразборчивый.

Первый штемпель, находящийся в верхнем правом углу карточки, где должна была быть наклеена соответствующая почтовая марка, гласит: "Полевое почтовое отделение 12 (1) 12" "14 июл. 1877". Марки на карточке нет, так как она пересылалась военно-полевой почтой, а личная корреспонденция военнослужащих от почтового сбора была освобождена.

Второй штемпель на карточке - "Москва вечер 25 июл. 1877". Третий штемпель содержит следующие слова: "Москва Перех. (следующее слово неразборчиво) 26 июл. 1877". Четвертый штемпель следующего содержания: "Зарайск 27 июл. 1877".

Из статьи болгарского журналиста Д. Н. Минчева, опубликованной в журнале "Филателен преглед" (№ 4, 1963 г.), и его большого исследовательского труда "Русская почта в Болгарии во время освободительной войны 1877-1878 гг.", опубликованного в ежегодном сборнике "Советский коллекционер" № 8 за 1970 год, известно, что во время русско-турецкой войны за освобождение Болгарии почтовая связь между русской армией, действующей на территории Болгарии, и Россией осуществлялась военно-полевой почтой (конторами и отделениями), так как болгарская почтовая служба в это время только еще создавалась.

Командование русской армии, учитывая важную роль своевременной доставки писем для поддержания морального состояния войск, приняло положение, которым предусматривалось создание военно-полевого почтового управления в действующей армии, а затем утвердило и специальные правила, регламентирующие деятельность военно-полевой почты.

Военно-полевая почта имела Главную или Центральную полевую контору при штабе действующей армии и филиалы Главной конторы - полевые почтовые отделения, приданные штабам армейских корпусов. Каждой конторе и отделению был присвоен порядковый номер, обозначавшийся на календарном штемпеле.

15 июня 1877 года русские войска, сломив сопротивление турок, форсировали Дунай в районе Зимнича-Свищов и вступили на территорию Болгарии. С этого дня начинается новый этап деятельности русской военно-полевой почты в Болгарии.

В материалах, опубликованных Д. Н. Минчевым, приведен штемпель полевой почтовой конторы № 1, датированный 18 июля 1877 года, штемпель полевого почтового отделения N9 3 с датой 1 декабря 1877 года, штемпель 6-го отделения без указания даты, штемпель 8-го отделения от 17 июня 1878 года и штемпель 11-го отделения с датой 30 мая 1878 года. Других календарных штемпелей полевых контор и отделений русской полевой почты в Болгарии в этих материалах не приведено, так как и эти скудные данные, по словам Д. Н. Минчева, приходилось собирать по крупицам.

Таким образом, самая ранняя из известных дат штемпелей полевого почтового отделения, стоящих на корреспонденции, отправленной с территории освобожденной Болгарии в Россию, является, по-видимому, той, что указана на приведенной выше почтовой карточке, то есть 14 июля 1877 года.

Нет сомнения, что если бы Д. Н. Минчеву были известны более ранние даты штемпелей военно-полевых контор и отделений, обслуживающих нужды русской армии на территории Болгарии, он бы обязательно упомянул их в своем, безусловно, интересном исследовательском труде.

Таким образом, можно считать, что находка этого нового штемпеля на почтовой карточке, отправленной из Никополя, является еще одним шагом вперед в изучении деятельности военно-полевой почты русской армии в Болгарии во время освободительной войны 1877-1878 годов.

Хотелось бы отметить, что, помимо ценных филателистических данных, эта почтовая карточка содержит, на мой взгляд, интересные исторические сведения, изложенные в сообщении на ее обратной стороне. Но прежде чем изложить содержание этого сообщения, следует привести адрес получателя почтовой карточки: "В Россию, город Зарайск, Рязанской губернии. Князю Шаховскому. Для передачи Александру Петровичу Озерову".

Содержание сообщения следующее: "Душа мой папочка! Сейчас купил крест для могилы дорогого покойного, крест большой, в рост Сережи, я вырезал на нем: "Штабс-капитан Озеров", а по бокам написал: "Большей любви сей никто не имат, да душу свою положит за други своя". Сегодня девятый день, я поеду вечером на могилу, отслужу панихиду и помолюсь за всех вас. Вельяминов запретил мне идти вперед с ПОЛKOM, он прикомандировал меня к себе ординарцем. Тяжело не служить в рядах, но он говорит, что мой долг стараться сохранить душу для тебя, душа мой папочка. Надеюсь все-таки со временем поступить в полк, когда положение, которое небезопасно, вполне определится и мы пойдем дальше. Пока стоим в Никополе, Полк мой недалеко. Обнимаю всех вас, душечки бесценные, Христос с вами. Не знаю, получаете ли вы мои письма, пишу очень часто. Благослови твоего Давида".

Из истории известно, что после перехода главных сил русской армии через Дунай к Никополю был направлен 9-й армейский корпус под руководством генерала Криденера. Весь день 3 июля русские войска при поддержке румынской артиллерии штурмовали укрепления Никополя, а утром 4 июля город Никополь был занят русскими войсками и освобожден от турок. В ожесточенном сражении за город 1300 русских воинов было убито и ранено.

В одном из полков, штурмовавших Никополь, служил и автор сообщения описываемой карточки и, по-видимому, его брат, штабс-капитан Сергей Озеров, убитый 3 или 4 июля в боях за город. Возможно, что имя штабс-капитана Сергея Озерова значится на одном из многих памятников, воздвигнутых на братской земле Болгарии в знак благодарности и в память о русских воинах, павших "за други своя", как сказано в карточке.

Здесь же указана еще одна фамилия русского военного начальника - Вельяминова, ординарцем или адъютантом которого являлся автор описываемой карточки.

Знакомясь с историей Никополя, автору этой статьи пришлось просмотреть несколько энциклопедических словарей. Почти все они содержат достаточно подробные сведения об истории этого древнего болгарского города.

Тем большим диссонансом звучит формулировка, данная во Всемирном географическом словаре Уэбстера, которая гласит, что "В 1877 году город был сожжен русскими". Не освобожден от турецких захватчиков, как было в действительности, а сожжен.

Мы вынуждены с сожалением констатировать, что даже такое солидное издание, как словарь Уэбстера, идет на откровенную фальсификацию истории в угоду определенным кругам Запада, которым не по душе братская дружба русского и болгарского народов.