Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Почта в период Великого Октября и гражданской войны

К. Алексеев. Почта в период Великого Октября и гражданской войны. Филателия СССР. 1977. №11. Стр. 6-10

В настоящее время Советский Союз располагает разветвленной почтовой связью, оснащенной современной техникой. По количеству предприятий связи почтовая служба нашей страны занимает первое место в мире. При этом все почтовые услуги предоставляются населению по самой низкой плате.

Для СССР также характерны наиболее высокие темпы роста пересылаемой почтовой корреспонденции, значительно превосходящие показатели всех развитых капиталистических государств.

Основные показатели приведены в таблице.

В наследство от царской России Советская власть получила, отсталую, особенно на окраинах страны, (по сравнению с европейскими государствами), почтовую связь, работа которой к тому же была дезорганизована войной и хозяйственной разрухой.

80 процентов почтовых контор находилось в европейской части страны. В Сибири, на Кавказе и в Средней Азии они учреждались, как правило, только в городах. В районах, где не было железных дорог, почта доставлялась только до крупных волостных пунктов, да и то 1—2 раза в неделю. В сельских районах только 3 процента корреспонденции доставлялось на дом. Основным видом почтового транспорта был гужевой.

Масштабы почтового обслуживания населения были незначительными. В 1913 году на одного жителя России в год приходилось 4 письма, 2,6 экземпляра газет и журналов. Иными словами, подписчиком газеты или журнала был только каждый сороковой житель.

Готовя Октябрьское вооруженное восстание, партия придавала важное значение первоочередному захвату учреждений связи. За несколько месяцев до восстания на Петроградском почтамте была создана организация коммунистов (большевиков), большую помощь которой оказывала Н. К. Крупская. Неоднократно Надежда Константиновна приезжала на почтамт для встреч с большевиками-связистами.

В написанной накануне Октября статье «Советы постороннего» В. И. Ленин указывал: «Комбинировать наши три главные силы: флот, рабочих и войсковые части так, чтобы непременно были заняты и ценой каких угодно потерь были удержаны: а) телефон, 6) телеграф, в) железнодорожные станции, г) мосты в первую голову».

Эти указания В. И. Ленина были выполнены. 24 октября отряды Красной гвардии и Кексгольмского гвардейского полка заняли центральный телеграф столицы. А в ночь с 24 на 25 октября группа революционно настроенных служащих установила вооруженную охрану почтамта и полный контроль над всеми выполняемыми в нем операциями. Утром 25 октября революционными войсками была занята центральная телефонная станция.

Так же действовал восставший пролетариат Москвы. 25 октября две роты 56-го запасного пехотного полка, находившиеся на стороне восставших рабочих, заняли почтамт, телеграф и междугородную телефонную станцию. Но сразу закрепиться революционным солдатам» не удалось. Все же 29 октября эти учреждения были полностью очищены от оборонившихся в них вооруженных юнкеров.

Аппарат старого Министерства почт и телеграфов отказался признать Советскую власть и 27 октября объявил забастовку. Потребовалось уволить всех служащих, саботировавших выполнение распоряжений революционного правительства. В Министерстве, значительно пополненном работниками столичного почтамта и рабочими-большевиками, в декабре была создана партийная организация. Она возглавила борьбу с саботажниками, окопавшимися во многих почтово-телеграфных округах и других учреждениях связи. 25 декабря 1917 г. Министерство было преобразовано в Народный Комиссариат почт и телеграфов.

Большое внимание и практическую помощь новому Наркомату оказывал лично В. И. Ленин.

В речи об очередных задачах Советской власти, произнесенной на заседании высшего органа власти — Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) 29 апреля 1919 г. В. И. Ленин сказал: «Социализм без почты, телеграфа, машин — пустейшая фраза».

Руководствуясь указаниями Владимира Ильича, Народный Комиссар почт и телеграфов В. Н. Подбельский в статье «Год борьбы и работы», опубликованной в «Почтово-телеграфном журнале» (сентябрь-декабрь 1918 г.), писал... «Почта, телеграф и телефон для народа! Таков должен быть творческий лозунг социалистического почтово-телеграфного ведомства. Мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы этими благами современной культуры могли пользоваться самые широкие массы рабочих и крестьян. И не первобытной почтой, не расхлябанным телеграфом, не развинченным телефоном. Мы должны взять у современной науки все самое ценное, самое лучшее. Мы должны поставить почту, телеграф и телефон на самую современную высоту технической организации.

Девизом нашего строительства должно явиться основное правило: самые совершенные в техническом отношении почта, телеграф и телефон к услугам самых широких трудящихся масс на самых доступных для них условиях».

Реализация намеченной В. Н. Подбельским программы коренного технического перевооружения связи развернулась в 20-х годах — после того, как первая в мире социалистическая Республика полностью расправилась с интервентами и их наемниками белогвардейцами, перешла к восстановлению разрушенной экономики и встала на путь мирного ее развитая.

Несмотря на инфляцию и финансовые трудности, Советское правительство еще в 1918 году установило ряд льгот, направленных на расширение пользования почтовой связью. С 27 февраля письма для красноармейцев стали пересылаться бесплатно (достаточно было на адресной стороне написать «Действующая Красная Армия»). В середине сентября были понижены почтовые тарифы.

Однако наиболее крупным событием явилось введение с 1 января 1919 г. бесплатной пересылки всех простых писем. 24 ноября 1918 г. «Известия ВЦИК» опубликовали подписанный В. И. Лениным и В. Н. Подбельским Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об установлении бесплатной пересылки писем ».

В Декрете было записано: «Совет Народных Комиссаров, считая, что более постоянный и широкий обмен перепиской между пролетариями города и бедняками деревни служит еще большему закреплению союза между ними и содействует, таким образом, делу организации революционно-социалистических сил

России, находит необходимым упростить и облегчить дело почтовой переписки.
В этих целях Совет Народный Комиссаров постановляет:

  1. С 1 января 1919 года установить в Советской России бесплатную пересылку открытых и закрытых писем весом не свыше пятнадцати граммов.
  2. Простые письма весом свыше пятнадцати граммов и заказные почтовые отправления оплачиваются на обычных основаниях полным весовым и за заказ сбором...»

Сразу же после введения бесплатной пересылки поступление простых закрытых писем возросло на 34 процента, а почтовых карточек — на 1 0 процентов. Бесплатное пользование основными почтовыми услугами продолжалось более двух с половиной лет — до 14 августа 1921 года.

Хотя простые письма того времени не оплачивались марками, они являются для коллекционеров интереснейшими филателистическими документами, служат наглядной иллюстрацией исторических особенностей времени и эпохи. Приходится сожалеть, что современники сохранили лишь небольшое количество таких писем. Немногие из них украшают теперь филателистические коллекции.

В первые месяцы после Октября почтовая корреспонденция оплачивалась дореволюционными марками. В типографии ЭЗГБ (Экспедиции Заготовления Почтовых Бумаг) было налажено печатание стандартных почтовых марок образца 1909—1917 гг. достоинством от 1 копейки до 10 рублей. Однако старые клише изнашивались, марки печатались на различной бумаге с применением низкосортных красок и клея. Из-за недостатка опытных рабочих-полиграфистов, многие из которых ушли добровольцами в Красную Армию, марки печатались с большими отступлениями от эталонов расцветки; значительная часть их передавалась Наркомпочтелю в неперфорированном виде и нередко с дефектами — сдвигами фона и овалов-центров, просечкой зубцов по рисунку марок и т. п.

В начале 1918 года в некоторых периферийных почтовых учреждениях истощились запасы марок мелких номиналов. По собственной инициативе на местах стали использовать сберегательные марки достоинством в 1, 5 и 10 копеек. С 1900 года эти марки применялись сберегательными кассами при почтово-телеграфных конторах для регистрации мелких вкладов — до одного рубля на особых бланках «сберегательных карточек». Желающий накопить рубль покупал марки и наклеивал их на сберегательную карточку. Когда марок набиралось на один рубль, карточка сдавалась в сберкассу, которая выдавала ее владельцу рубль деньгами или вносила эту сумму в его сберегательную книжку.

12 января 1918 г. Наркомпочтель разрешил использовать сберегательные марки в качестве почтовых для употребления на сопроводительных бланках к переводам и посылкам. Практически эти марки стали применять для оплаты писем внутри страны; корреспонденцию за границу предписывалось оплачивать только почтовыми марками.

Несколько позднее — 5 июня 1918 г. Народный Комиссариат разрешил Туркестанскому округу в связи с израсходованием запаса почтовых марок временно пользоваться для почтовых целей сберегательными и контрольными марками достоинством от 25 копеек до 100 рублей. В прошлом они предназначались исключительно для служебных надобностей сберкасс — наклеивались в сберегательные книжки для контроля суммы вкладов.

Используя все запасы дореволюционных марок и продолжая их печатать, Наркомпочтель сразу же включил в свои планы вопрос о выпуске собственных почтовых марок молодой Советской республики. По инициативе А. В. Луначарского Народный Комиссариат просвещения весной 1918 г. провел конкурсы на создание проектов государственного флага, денежных знаков и почтовых марок РСФСР. Представленные на конкурс художниками Н. Альтманом и С. Чехониным проекты почтовых марок не были приняты. Вследствие этого Наркомпочтель вернулся к маркам «Меч, разрубающий цепи», которые в 1917 г. предложил художник Рихард Зарриньш — автор рисунков стандартных марок 1909—1917 гг. Проекты марок «Меч, разрубающий цепи» в номиналах от 1 до 20 копеек в 1917 г. признаны лучшими жюри конкурса, возглавляемого известным художником А. Н. Бенуа. Но тогда Временное буржуазное правительство так и не приступило к изготовлению этих марок. Мало того, заготовленное предписание об утверждении проекта марок к печати и производству осталось не подписанным министром буржуазного правительства Никитиным.

Наркомпочтель решил изменить номиналы марок соответственно введенному с 28 февраля 1918 г. тарифу оплаты простых иногородних писем 35 копеек и сбору за заказ 70 копеек, а сами марки изготовить одноцветными. Образцы марок утвердили 22 мая, а к печатанию их приступили 27 мая. 12 октября 1918 г. «Известия ВЦИК» опубликовали следующее сообщение:

«О новых революционных почтовых марках. С 15 сего октября поступают в продажу в обращение новые революционные почтовые марки стоимостью в 35 копеек — синяя и в 70 копеек—коричневая. Означенные марки с указанного числа будут действительны для оплаты почтовых отправлений. Народный Комиссар почт и телеграфов Подбельский».

Все почтовые, учреждения страны получили циркулярную телеграмму, разъяснявшую, что новые почтовые революционные марки должны поступить в обращение 25 октября старого стиля, то есть в день первой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

Наряду с первыми революционными почтовыми марками типография ЭЗГБ продолжала печатать почтовые марки образца 1908— 1917 гг. В 1919 г. потребовалось перегравировать износившиеся клише 15-копеечной марки. Рисунок ее немного увеличили. В связи с этим уменьшились до 1,2—1,5 мм расстояния между соседними марками. С перегравированных клише марки изготавливались в двух вариантах — с зубцами и без зубцов. Встречаются они реже марок более ранних тиражей.

Существенно изменился цвет 50-копеечной марки: с 1919 года она изготовлялась с зубцами с коричнево-красным кадром и желто-зеленым центром.

В целях экономии дефицитной бумаги для печатания крупноформатных, марок рублевых достоинств размер их листов был уменьшен с 260х380 мм до 220х320 мм. Количество марок в листе осталось прежним — 50 штук. Но их расположили иначе: пятью горизонтальными рядами по 10 марок в каждом с уменьшением расстояний между соседними марками. Новое размещение повлекло за собой поворот марок в листе на 90°, в связи с чем ромбовидная меловая сетка стала располагаться горизонтально.

Для новых листов применили рамочную перфорацию 13 1/2:13 1/4, раньше марки рублевых номиналов изготовлялись с линейной перфорацией 13 1/4 и — гораздо реже — 12 1/2. Чтобы уместить в ячейки рамочной перфорации марки 1-рублевого номинала, перегравировали клише, чуть уменьшив их размер.

Беззубцовые марки в 3 руб. 50 коп. и 7 руб. с горизонтально расположенной ромбовидной меловой сеткой чрезвычайно редки. Они справедливо относятся к ценнейшим раритетам советской филателии.

По мере ликвидации в стране различных контрреволюционных правительств и банд в распоряжение советских органов связи поступали запасы разных почтовых марок как оригинальных рисунков, так и дореволюционных с всевозможными надпечатками. Их разрешалось временно использовать для почтовых нужд на территории, освобожденной Красной Армией. Почтовые отправления, оплаченные такими трофейными марками с четкими гашениями советских почтовых учреждений, представляют для советских филателистов большую ценность. Это документы, иллюстрирующие победное шествие молодого социалистического государства, его борьбу за освобождение страны от интервентов и контрреволюции.

10 августа 1921 года поступила в продажу вторая серия оригинальных почтовых марок РСФСР (№ 3—7). Выпуск ее был приурочен к отмене бесплатной пересылки простых писем с 15 августа того же года. С тех пор новые советские марки издаются регулярно.

В 1920—1923 гг. почтовые марки оригинальных рисунков издавали другие советские республики— Азербайджанская, Армянская, Грузинская, Украинская, Дальневосточная, а также Закавказская федерация. Большинство этих республик применяло для почтовых нужд также запасы дореволюционных марок, на которых наносились разные надпечатки.

Вплоть до 1923 года в стране происходила инфляция денег, которую всемерно раздували спекулянты и перекупщики валюты. Инфляция потребовала переоценки почтовых и других приравненных к ним марок.

Первая переоценка состоялась 10 марта 1920 года. Тогда все старые почтовые и сберегательные марки достоинством от 1 до 20 копеек были переоценены а 100 раз. Одновременно прекращалось употребление юбилейных марок 1913 года и почтово-благотворительных 1914—1915 гг. 8 апреля 1921 г. за ненадобностью из обращения были изъяты дореволюционные стандартные почтовые марки достоинством 25, 35, 50 и 70 копеек. Тогда же было отменено хождение первых революционных почтовых марок.

Вторая переоценка .марок состоялась 15 августа 1921 года. В этот день все почтовые сберегательные и контрольные марки независимо от напечатанных на них номиналов (от 1 копейки до 100 рублей) получили новую оценку — 250 рублей за марку соответственно тарифу простого иногороднего письма.

10 декабря 1921 г. прекратили обращение дореволюционные почтовые марки всех рублевых и малых копеечных номиналов — от 1 до 20 копеек. Спустя 4 месяца—15 апреля 1922 г. часть этих марок от 1 до 14 копеек и от 1 до Ю рублей вновь была введена в обращение с оценкой по 10 000 рублей за каждую копейку или рубль проставленных на них номиналов. Так, 5-копеечная марка переоценивалась в 50 000 рублей, а марка номиналом 3 рубля 50 копеек в 35 000 рублей. В переоцененном виде эти марки применялись до 31 марта 1923 года. Несколько раньше — 15 сентября 1922 г. перестали применяться сберегательные и контрольные марки.

Три переоценки марок старых выпусков вызвали определенные трудности для почтовых работников, особенно молодых, не имеющих большого опыта и навыков. Чтобы избежать ошибок при продаже марок населению, администрация некоторых предприятий связи на местах по собственной инициативе наносила на имевшиеся в запасах марки различные надпечатки или даже надписи от руки, указывающие их новую стоимость. Так возникли многочисленные местные провизории, коллекционирование которых составляет особый, притом весьма интересный с исторических позиций, раздел советской филателии первого периода.