Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Фальсификаты земских марок

М. Минский. Фальсификаты земских марок. "Филателия СССР". 1986. №6. Стр. 36-38

Первые описания земских марок в журнале "Le Timbre Poste" обычно сопровождались рисунками, которые заметно отличались от оригинала. Несхожесть объяснялась способом печати - гравированием рисунка от руки на дереве и снятием затем гальванопластических копий. При печати рисунок получал большее или меньшее искажение. Этот способ перевода изображения на печатную форму был единственным. В каталогах земских марок Копровского (1875 г.), Моэнса (1893 г.) и Гиббонса (1898 г.) эти рисунки повторили. И только каталог Геррика (1896 г.) поместил иллюстрации подлинных марок. Хотя некоторые изображения (Арзамас № 1, Рязань № 8, Ржев № 2, Тамбов № 1 и др.) все же оказались журнальными перепечатками. К тому же новый способ печати, которым были выполнены иллюстрации каталога (растровая цинкография с применением фотографии), отличаясь точностью воспроизведения, имел матовое, нечеткое изображение - рисунок состоял из мелких точек. И в этом смысле иллюстрации каталога Геррика значительно уступали качеству исполнения рисунков каталогов Копровского и Моэнса.

С 1907 года стала публиковаться монография о русских земских почтовых марках К. Шмидта и А. Фаберже с факсимильными таблицами их подлинных изображений. Рисунки марок, выполненные способом фототипии, сочетали точность изображения (фотография) с четкостью печати (точки растра микроскопической величины). Однако технология печати оказалась сложной и дорогой. Вероятно, по этой причине иллюстрации каталогов К. Шмидта (1910 г.) и С ФА (1925 г.) были выполнены более простым и не столь дорогим способом печати - изготовлением штриховых (четких) цинкографических клише. Ранее этой техникой были выполнены рисунки каталога Гиббонса. Но для изготовления штриховых цинкографических клише иллюстрации таблиц К. Шмидта и А. Фаберже были непригодны. Таким образом, рисунки каталога Моэнса пришлось повторить вновь. Так инерция издательских перепечаток создала искаженный эталон, соответствие которому считалось гарантией подлинности земских марок.

Хотя в печати иногда и сообщалось о выявленных подделках, иллюстрации старых каталогов не называли в качестве источника для изготовления фальсификатов. Когда же аналог обнаруженных фальсификатов оказался опознанным, появилось предостережение - "к данным каталогов относиться осторожно" .

Автором этих строк была получена редкая марка Бобровского уезда № 5в. Из монографии К. Шмидта и А. Фаберже известно, что 4-й выпуск земских марок Бобровского уезда 1879 года имеет три типа: две марки овальной формы... и одну прямоугольной (№ 5в). Кроме того, типы марок овального рисунка различаются большой (№ 5б) и малой (№ 5) надписью слов "Бобровская". На прямоугольной марке (№ 5в) это слово отпечатано с ошибкой - "Бобровская".

Все три типа печатались на одном листе плотной пористой бумаги (0,07 мм.) темно-зеленого цвета вертикальным клише 3 марок, состоящим из букв и арабесок типографского набора. Вначале на одной стороне листа, а затем, после его поворота - на другой. Таким образом, на листе оказывалось шесть марок в виде 3 горизонтальных тет-бешей: двух - из марок № 5в и № 56 и одного из двух марок № 5. В центре каждой марки расположен в четыре строки текст: "Бобровская /земская/3 коп / почта". Типографская печать черного цвета. Марка без зубцов. Клей белый, часто проникающий в виде пятен насквозь.

Марки редкие и, по данным К. Шмидта (1934 г.), сохранились в количестве: №5 - 21 штука, № 56 - 24 штуки, № 5в - 20 штук.

Полученная марка отличается тонкой волокнистой бумагой бледно-салатного цвета и отсутствием клея. За прошедшие более ста лет клей мог исчезнуть, а цвет - измениться. Однако особенности бумаги, ее структура сохраняются. Поэтому в опознании фальсификата бумага, порой, имеет основополагающее значение. Декоративная рамка в виде арабесок и переплетающихся листьев довольно точно воспроизводит иллюстрацию каталога Моэнса, соответствуя ей по размеру (по К. Шмидту 34 1/2X27 мм). В таком же соответствии находится и текст: особенности начертания букв, их наклон, дистанция и пр. И только цифра "3" номинала в верхней окружности имеет "узел", отсутствующий на рисунке - скорее всего случайный дефект печати.

Сопоставим рисунок каталога Моэнса, полученную и подлинную марки, обратив внимание на наиболее значительные отличия начертания букв в их тексте. (Табл. 1).

Рис. 1. Иллюстрация каталога, полученная и подлинная, марки № 5в.

Рамка подлинной марки отмечена графической ясностью переплетающихся ажурных линий - теми особенностями, которые отличают типографскую печать подлинника от резкой и несколько аляповатой печати полученной марки, оказавшейся фальсификатом.

Редкие марки Бобровского уезда порой встречаются на крупных филателистических аукционах. В каталоге Нью-Йоркского аукциона 1974 года фирмы X. Хармера среди иллюстраций предлагаемых земских марок показаны две марки Боброва - № 56 и № 5в. Марка № 5в - полный аналог описанного фальсификата. При сопоставлении фотографии марки № 56 с подлинником - очевидна и эта подделка, выполненная также литографским способом по рисунку каталога Моэнса (рис. 2).

Рис. 2. Иллюстрация каталога, аукционная и подлинная, марки № 56.

Жесткая литографская печать (такая же, как на фальсификате марки № 5в) заметно отличается от типографской "прорисованности" подлинника. Овальная рамка слева и справа имеет с внешней стороны завитки. На подлинной марке они соединены с арабесками, расположенными внутри овала, а на подделке - "крепятся" к линиям овала и имеют спиральную форму. Верхний арабеск, над буквой "в" в слове "Бобровская", с вертикальной черточкой - отростком, отсутствующим на подлинной марке. Некоторые буквы в словах текста на подлинной и фальшивой марках отличаются начертанием (табл. 2).

Таким образом, из трех марок 4-го выпуска марта 1879 года две - № 56 и № 5в имеют подделки. Фальсификата марки №5 не встречалось. Примечательно, что иллюстрация этой марки в каталоге Моэнса отсутствует. Не связаны ли эти факты между собой?

В каталоге нью-йоркского аукциона 1975 года тоже приводится фотография двух марок Боброва - № 5 и № 56, но подлинных. Предложение подряд - в 1974 и 1975 годах - двух редких марок № 56, одна из которых фальсификат, - пример некомпетентности солидной фирмы, а не намерение выдать фальшивые марки Боброва № 56 и № 5в за подлинные. Тем более что среди аукционных земских подделок они оказались не одиноки.

Размер подлинной марки Устьсысольска №1 27¼Х20 мм. "Черная литография на цветной бумаге (0,08 мм.). Белый клей, без зубцов. Первые отпечатки ясные и отчетливые, на позднейших детали слились в черные пятна. Известны единичные экземпляры". Фальсификат заметно отличается от подлинника более плотной, лишенной пористой структуры бумагой желто-коричневого цвета, увеличенной длиной рисунка (28Х20мм), четкой пропечатанностью всех его деталей и линий букв текста. Именно такая фальшивая марка, с совершенной точностью повторяющая эталон - рисунок каталога Моэнса, помещена на иллюстрации аукционного каталога 1974 года (Рис. 3).

Рис. 3. Иллюстрация каталога, фальшивая и подлинная, марки № 1

Для опознания подделок достаточно обратить внимание на наиболее броские отличия букв подлинника и фальсификата в словах: "Устьсысольская" ("у", "ть", "л", "я"), "земская" ("з") и "почтовая" ("ч").

Рис. 4. Начертание букв на марках фальсификата и подлинника

Известно, что К. Шмидт и А. Фаберже монографию о земских марках не завершили - помешала начавшаяся империалистическая война. Соответственно и факсимильные таблицы закончились на марках Лужского уезда. Иллюстраций и описаний марок Устьсысольска там нет.

Рисунок марки № 1 в каталоге Моэнса и повторенный Гиббонсом оказался искаженным. Только каталог Геррика поместил изображение подлинной марки, хотя скверного качества. Более четверти века миновало ко времени издания каталога СФА. Однако его появление еще более запутало представление о первой марке Устьсысольска. Вероятно, приняв иллюстрацию Геррика (подлинной марки) за другой тип, каталог Ф. Чучинз повторил рисунок Моэнса, но указал наличие двух типов.

Место изготовления фальсификатов неизвестно. О времени - можно только догадываться. Появление подделок в 70-е годы на филателистических аукционах позволяет думать, что "сработаны" они давно, но не ранее середины 30-х годов. В противном случае их существование было бы известно К. Шмидту. Однако ни в завершенной монографии о земских марках (1932 г.), ни в описании своей коллекции, подаренной Берлинскому почтовому музею (1934 г.), об этом не упоминается. Поэтому рассмотренные фальсификаты скорее всего относятся к середине 30-х годов, когда "даже после появления таблиц К. Шмидта и А. Фаберже... подделки продолжали считать подлинниками и они экспонировались на крупнейших филателистических выставках вплоть до последнего времени". Но сколько еще не описанных и даже не опознанных копий рисунков каталога Моэнса в качестве подлинных редких земских марок до сих пор обращается среди коллекционеров?!