Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

К вопросу о разновидностях

Г. Бакалинский, И.Збарский. К вопросу о разновидностях. Филателия СССР. 1975. №9. Стр. 25-26

Нам хотелось бы высказать ряд принципиальных возражений по поводу статьи Н. Юдина, опубликованной в журнале «Филателия СССР» № 3 за 1975 год.

Дело в том, что любая культурная или научная деятельность предполагает прежде всего определенную квалификацию (круг знаний, профессионализм, жизненный опыт и т. д.), без которой невозможно судить о предмете, о данной области знаний. Эта общеизвестная истина полностью относится и к филателии. Разумеется, можно собирать марки, не обладая никакой филателистической квалификацией и не понимая, что такое филателия (никто никого не заставляет собирать марки, это дело чисто любительское), но в таком случае, нам кажется, следовало бы воздержаться от всякого рода суждений о предмете и, тем более, от наклеивания броских ярлыков типа «казуистика», «снежный ком разновидностей», «типографский брак», «стяжательский интерес» и т. д. Эти слова, конечно, звучат «громко», эмоционально и оказывают определенное воздействие, но... лишь на начинающих собирателей марок или людей, вовсе чуждых филателии.

Следует подчеркнуть, что серьезный филателист никогда не выступит против разновидностей. Ведь нельзя отрицать, что разновидности объективно уже давно существуют и находят отражение во всех каталогах почтовых марок. Любое ополчение против разновидностей даже при помощи звонких слов отменить их не может.

Н. Юдин выдвигает свои критерии почтовой марки. Он пишет: «По мнению многих и многих коллекционеров-филателистов, основными критериями, характеризующими марку как «визитную карточку» страны, «документ своего времени», должны быть: рисунок, окраска, номинал, надпечатка, размер марки сверх усадки и явно другой цвет при повторных выпусках, то есть основные оригиналы выпусков». Давайте разберем эти критерии.

Никто не спорит, что марка — «визитная карточка страны» и «документ своего времени», что «рисунок, окраска, номинал и надпечатка» — это, конечно важные критерии почтовой марки, кстати сказать, давно известные даже начинающим коллекционерам. «Явно другой цвет при повторном выпуске» — это тоже понятно, хотя и не есть открытие в области филателии. Но вот не понятно, что такое «размер марки сверх усадки». Это уже звучит как «открытие». На самом деле, «размер марки сверх усадки» встречается довольно редко (при определенных технологических способах печати) и является самой, на наш взгляд, несущественной разновидностью. Выходит, что, ополчившись против разновидностей вообще, Н. Юдин ратует за «размер марки сверх усадки», то есть за самую что ни на есть несущественную и мало интересную разновидность!

А как быть с другими критериями почтовой марки (водяной знак, наличие или отсутствие зубцов, характер и размер зубцов, размер обрамляющих рамок, различные шрифты и расположение надпечаток, сорт и толщина бумаги и многие другие), о которых Н. Юдин даже не упоминает?

Если принять точку зрения Н. Юдина, то следует убрать из каталога все зубцовки, узкие, средние и широкие красные рамки на траурных марках выпуска 1924 года, посвященных В. И. Ленину.

«Если подойти к разновидностям теоретически, с точки зрения законов диалектики, — пишет Н. Юдин, — то в жизни нет ничего идеального, в ней ничто не повторяется, и следовательно, на любом листе все марки разные». Снова «открытие», да еще теоретическое.

Но ведь при разборе марочного листа действуют законы восприятия ощущаемого (наблюдаемого) предмета. Конечно, под сильным увеличением (микроскопом или лупой) можно установить какие-то различия каждой марки в листе, но это уже будет самая настоящая казуистика.

Наш глаз воспринимает только зримые различия. Не мешает пользоваться и лупой (лупа — одна из основных принадлежностей филателиста). И если, например, на марочном листе встречается одна марка с другим номиналом (в отличие от всех остальных), то мы ее легко улавливаем. Мы имеем в виду, например, марку № 796 (по каталогу 1970 г.). Известно, что эта разновидность номиналом 70 рублей встречается в некоторых листах марок 100-рублевого достоинства по одному экземпляру в листе (72-я марка). Что делать с такой разновидностью? Не выбрасывать же ее из каталога, если она объективно существует.

Точно также изучаются и современные марки, выявляются их существенные разновидности для включения в каталог. Что же касается действительно несущественных разновидностей, которые «находят» некоторые филателисты (это дело их вкуса), то, по нашему твердому убеждению, включать в каталог их не следует.

Все существенные разновидности подлежат включению в каталог, и уже дело каждого филателиста самому определить, что ему собирать и как собирать. Указание разновидностей в каталоге вовсе не обязывает всех филателистов их коллекционировать, это личное дело каждого. Но каталог должен быть полным, Он должен быть составлен таким образом, чтобы мог служить подлинной энциклопедией советской филателии. Рассматривая вопрос о разновидностях советских почтовых марок, мы не можем забывать о том, что на международных филателистических выставках за документальные коллекции получают высокие награды те, кто руководствуется «Международным регламентом для тематического класса», в комментарии четвертом к статье шестой которого сказано: «Следовательно, помимо рисунка и повода выпуска, в коллекциях могут отражаться филателистические варианты марок, включая пробы, проекты и т. п., а отдельные разделы могут быть показаны особенно глубоко» (журнал «Филателия СССР» № 3, 1975 г., стр. 34). Как же здесь обойтись без разновидностей?

В лучших хронологических коллекциях советских филателистов Васильева, Блехмана, Морозова, Айзена и других, получавших на международных и национальных выставках самые высокие награды, были представлены разновидности наших марок.

Только в тематических коллекциях регламент не предусматривает показ разновидностей, в связи с чем тематиков не может и не должен смущать «поток» разновидностей.