Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Снежный ком разновидностей

Н. Юдин. Снежный ком разновидностей. Филателия СССР. 1975. №3. Стр. 40

Филателия возникла сразу после появления почтовых марок. Первое время филателистических материалов было очень мало, и это побудило коллекционеров скрупулезно рассматривать каждую марку, находить в идентичных марках какие-то отличающие их друг от друга особенности, штрихи, опечатки, разнооттеночность и т. д. Можно предположить, что именно так было положено начало изучению разновидностей.

Совершенно другие условия и возможности имеют филателисты в наше время. Сейчас уже выпущено столько марок, что все их, даже при всем желании, энергии, инициативе и наличии средств, собрать невозможно.

Такое множество марок, а вместе с этим растущее, как снежный ком, количество разновидностей, приводит некоторых людей к охлаждению и даже к прекращению коллекционирования. Такие факты, к сожалению, не единичны.

Всем известно, что многие коллекционеры не имеют, мало сказать, что довоенных марок СССР, но и многих марок послевоенных лет, а о разновидностях даже и говорить не приходится. Это одна из причин того, что так широко распространено собирание тематических коллекций. Впрочем, и тематикам нелегко: их также смущает поток разновидностей.

Некоторые филателисты трактуют «Златоустовскую платформу» только как призыв к тематическому коллекционированию. Но ведь «Златоустовская платформа» — это прежде всего протест против казуистики в филателии.

Многие коллекционеры недоумевают: разве определяет содержание эпохи, социальный строй, экономику страны то, что на марке какой-то штрих на полмиллиметра короче (длиннее) или имеется особый оттенок краски (более воображаемый, чем заметный).

С такими различиями набирается множество одноименных марок, и коллекция, загроможденная разновидностями, становится неэстетичной, однообразной, ничего не. дающей ни уму, ни сердцу.

Невольно возникает мысль, что кто-то в определенных целях упорно и настойчиво выискивает разновидности в новых марках, популяризирует их. Затем в некоторых отдаленных местах иные дельцы продают их по 20, 30 и даже 100-кратной цене.

Некоторые утверждают, что разновидности помогают научной работе над марками. Может быть, это и так, но ведь исследователей у нас единицы. Пусть они ради науки или спортивного интереса занимаются десятками и сотнями одноименных марок. Но стоит ли втягивать в это дело тысячи и тысячи филателистов, направлять их энергию на поиски разновидностей.

Разве входит в обязанности филателиста возводить в степень науки всякий типографский брак?

Если подойти к разновидностям теоретически, с точки зрения законов диалектики, то в жизни нет ничего идеального, в ней ничто не повторяется, и следовательно, на любом листе — все марки разные. Как же поступить в таком случае?

Характерно, что приверженцы разновидностей — это люди, уже собравшие большое количество марок. Боясь с ними расстаться, обесценить их, они всеми правдами и неправдами стремятся сохранить свои преимущества перед многими другими филателистами, причем больше в личных целях, чем в силу логики и здравого смысла.

Известно много коллекционеров, которые критически относятся к увлечению разновидностями, и их аргументы убедительнее, чем аргументы сторонников казуистики.

Академик П. А. Ребиндер («Филателия СССР», № 2, 1967) в статье «Интересы филателистов — прежде всего» пишет: «Коллекционирование ради самого процесса собирательства вряд ли имеет смысл. Трудно понять и тех филателистов, которые предметом своего увлечения делают полиграфический брак, количество зубчиков на почтовой марже и т. п. Разумеется, у такого собирательства не может быть общественного и воспитательного звучания. И оно становится просто-напросто вредным, когда к нему примешивается спекулятивный, стяжательский интерес».

По мнению многих и многих коллекционеров-филателистов, основными критериями, характеризующими марку как «визитную карточку страны», «документ своего времени», должны быть: рисунок, окраска, номинал, надпечатка, размер марки сверх усадки и явно другой цвет при повторных выпусках, то есть основные оригиналы выпусков.

Было бы желательно организовать широкий обмен мнениями в отделениях ВОФ и в печати на эту тему, чтобы, наконец, установить что-то рациональное, отбросив все ненужное, надуманное.

Письмом А. Скрылева «Придуманные редкости» журнал «Филателия СССР» начал очень важный и полезный разговор. Но хочется предостеречь читателя от поспешных и односторонних выводов. Видимо, настало время предоставить трибуну как сторонникам всевозможных разновидностей, так и их принципиальным противникам. Ведь в споре рождается истина.