Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Из истории филателии

А. Вигилев. Из истории филателии. "Филателия СССР". 1979. №7. Стр. 52-53

Коллекционирование знаков почтовой оплаты - общественно полезная деятельность человека, сочетающая разумный отдых с расширением кругозора. Сотни тысяч советских людей всех возрастов посвящают свой досуг филателии. Она - одна из форм рационального использования свободного времени, гарантированного Конституцией СССР.

А что значит само слово "филателия"? "Когда-то в Греции на письмах делалась специальная отметка - "теллос", означающая, что данная посылка уже оплачена и свободна от поборов. Вот этот знак и стал прообразом всех современных марок. Отсюда происходит слово "филателист" - любящий знаки почтовой Оплаты".

С ЧЕГО НАЧАЛАСЬ

ФИЛАТЕЛИЯ Первоначально страсть к знакам почтовой оплаты называли "тэмброфилией" или "тэмбрологией" (от французского "тэмбр" - почтовая марка). Но когда стало ясно, что так называемые "коллекционеры почтовых марок" не столько изучают их, сколько накапливают для совершенно других целей, новое увлечение окрестили "маркоманией". Было бы странно по другому оценивать собирание почтовых марок, если в газетах того времени очень много писалось о "практической" стороне коллекционирования - оклейке комнат.

Например, один из первых торговцев и коллекционеров знаков оплаты - Т. Смит из Бирмингема, рекламируя в 1851 году свое дело, особо отмечал, что стены его магазина "декорированы 800 000 почтовых марок различных рисунков и признаны самыми современными стенами в Англии".

В ноябре 1864 года во французском ежемесячном журнале "Коллекционер почтовых марок" появилась статья известного собирателя Жоржа Эрпена, который утверждал, что получивший широкое распространение термин "маркомания" не отражает существа дела, и предложил новое определение "филателия", имея в виду любовь к изучению всего, что относится к знакам почтовой оплаты - марок, конвертов, штемпелей, почтовых документов.

Трудно сказать, кто сделал знак почтовой оплаты предметом собирательства и пристального изучения. В их числе называют доктора Джона Эдуарда Грея, служащего Британского музея, торговца марками Оскара Бергер-Левро, ван дер Бека из России и других.

Исследовательская филателия, как это ни парадоксально, родилась вместе с фальсификатами. В 1862 году в Брюсселе вышла книга Д. Моэнса "О фальсификации почтовых марок". Через несколько месяцев ее выпустило английское издательство. Неточности в книге не ускользнули от внимания 18-летнего англичанина Эдуарда Пэмбертона. Подвергнув книгу резкой критике, он сам составил справочник под названием "Как распознавать поддельные почтовые марки". Публикация работы Пэмбертона утвердила за ним репутацию единственного человека в Англии, который всерьез занялся изучением почтовых марок.

На заре филателии многие коллекционеры считали рисунок главным элементом почтовой марки. На зубцы же смотрели как на ненужную роскошь, портившую ее внешний вид. Но были и другие суждения. В декабрьском номере за 1866 год бельгийский филателистический журнал "Почтовая марка" опубликовал статью видного коллекционера доктора Леграна Магнуса о зубцах на почтовой марке. Автор обращал внимание читателей на то, что у одинаковых по рисунку марок может быть, в зависимости от года выпуска, разная перфорация. Поэтому ее не только не следует обрезать, а наоборот, стараться коллекционировать марки с неповрежденными зубцами, чтобы их удобнее было измерять. Магнус первым предложил обозначать зубцовку в виде отношения перфорации горизонтальной стороны марки к вертикальной. Коллекционер сделал линейку, состоящую из нескольких рядов черных точек. Диаметры точек й расстояния между ними соответствовали различным перфорациям, а зубцовки расположил одну под другой - от мелкой до крупной.

Никто не знает имени первого собирателя почтовых марок в России. Не так давно известный московский филателист П. Ф. Мазур обнаружил интересные сведения о том, что в 1867 году начала собирать знаки почтовой оплаты А. Г. Сниткина, жена Ф. М. Достоевского. Ее нельзя еще назвать филателистом в современном смысле этого слова, потому что, по ее собственному признанию, Анна Григорьевна "не делала никаких усилий для их (марок) коллекционирования... только копила их". В альбоме Сниткиной хранилось несколько редкостей. В 1880 году из Кронштадта отправился в кругосветное плавание крейсер "Африка", на борту которого находился виднейший филателист того времени 25-летний лейтенант В. Ф, Руднев.

О путешествии он написал большую книгу и привез марки стран, в порты которых заходила "Африка".

Первая организация филателистов России была создана в Москве. Собрание общества состоялось 8 сентября 1888 года. На нем присутствовало 20 коллекционеров. Общество располагало библиотекой зарубежной филателистической литературы, на заседаниях велись протоколы, и к концу первого десятилетия образовался довольно обширный архив.

Какие вопросы волновали первых русских филателистов?

На заседаниях они обсуждали марки Херсонского земства выпуска 1883 года с лиловой надпечаткой вместо синей, штемпельные конверты государственной почты 1848 года на бумаге с водяным знаком "орел", первые русские пробные марки с головой Меркурия. Долгие годы вел поиски тифлисской городской почтовой марки К. К. Шмидт, у которого была одна из самых полных коллекций русских почтовых марок. Первые филателисты спители только гашеную марку достойной коллекционирования. Чистые знаки оплаты никто не собирал, ведь их можно было купить на почте, а значит пропадал важный элемент - поиск предмета своего увлечения. Некоторые собиратели того времени даже называли себя "охотниками за знаками оплаты". Действительно: марку следовало "выследить", получить конверт, на котором она наклеена, оторвать, обработать и поместить в альбом. Поэтому гашеные марки ценились гораздо выше чистых.

В конце XIX века кружки филателистов образовались также в Риге, Киеве, Гельсингфорсе, Варшаве, Одессе. Три самостоятельных клуба действовали в Петербурге. Около 50 русских коллекционеров состояли членами "Международного союза собирателей земских марок для обмена и покупки", имевшего свои отделения в Петербурге, Москве, Киеве и Варшаве. Это привело к тому, что огромное количество ценнейших земских марок осело в альбомах зарубежных коллекционеров.

Вступление в тогдашние филателистические общества не было свободным. Коллекционеры, состоявшие в кружках, делились на действительных членов, кандидатов и членов-корреспондентов. Последними могли быть иногородние жители или иностранцы. Действительные члены избирались по предложению состоявших в организации лиц. В Петербурге, например, нового филателиста рекомендовали два действительных члена, утверждали его тайным голосованием на общем собрании кружка. Действительные члены филателистических организаций платили очень большие взносы: 3-5 рублей в год. Если коллекционер приходил на заседание без альбома, его штрафовали на 10-15 копеек. Деньги шли в фонд клуба, на них покупали редкие марки и разыгрывали затем в лотерею. В тогдашние филателистические общества входили преимущественно очень состоятельные люди.

В марте 1896 года в Киеве вышел журнал "Марки". Наибольшей популярностью у филателистов пользовался петербургский ежемесячник "Всемирная почта" (1897 г.), орган Русского отдела Германского филателистического общества. Он издавался громадным для тогдашней филателистической периодики тиражом до 800 экземпляров!

Год от года увеличивалось количество марок, выпускаемых различными странами. Поэтому среди филателистов все чаще стали раздаваться призывы перейти от собирания "всего мира" к специализации по странам. "Давайте коллекционировать Россию!" - писал в январе 1914 года журнал "Филателия". Спустя некоторое время журнал поместил открытое письмо читателя А. Певцова к знатокам русских марок. Автор указывал на необходимость создания каталога отечественных знаков почтовой оплаты "по историческим данным, которые можно почерпнуть в официальных документах почтового ведомства и Экспедиции заготовления государственных бумаг".

Эти планы не осуществились. Мировая война прервала международные связи русских коллекционеров.